Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеФальсификацииСанкт-Петербург18 октября 2019, 08:28
Иван Дернов
Координатор движения «Голос» в Калужской области

Эта история случилась на выборах губернатора в Петербурге. Супруги Юлия и Сергей Зайцевы стали активистами относительно недавно, в 2018 г на фоне движения против реконструкции парка Воинов-интернационалистов в Купчино. Поучаствовав в нескольких протестных акциях, они познакомились с другими активистами, от которых и узнали, что есть такая общественная деятельность, как наблюдение на выборах. 

Так при содействии «Наблюдателей Петербурга» Юлия стала членом комиссии с правом решающего голоса, а ее муж — с правом совещательного голоса на УИК №2139 муниципального округа №75 Фрунзенского района города Санкт-Петербурга. 

Особых иллюзий относительно того, как проходят выборы, они не питали, но главной своей целью ставили – сделать их более честными.  После полученного незабываемого опыта Зайцевы поняли и переосмыслили многое… О том, с чем им пришлось столкнуться, они рассказывают в интервью.

Юлия: Я взяла на работе отпуск, потому что работа комиссии начиналась с 28 августа. Каждый день в отведенные часы мы с членом комиссии с правом решающего голоса от КПРФ принимали заявки на голосование на дому от пожилых и маломобильных граждан. Всего на конец рабочего дня 7 сентября у нас накопилось 16 заявлений. Мы, конечно, вели реестр желающих, как положено. 

В нашем округе конкурировали кандидаты от Партии Роста и «Единой России», однако агитации кандидатов, когда мы распространяли информацию о предстоящих выборах от СПбИКа, я не видела. Я не очень хорошо успела познакомиться с председателем Верой Александровной Богдановой и другими членами комиссии, но могу сказать, что они произвели на меня впечатление порядочных и ответственных людей. Весь состав нашего УИКа работал на выборах впервые.

Сергей: Относительно людей в составе нашей комиссии могу отметить: типичные такие люди, просто костяк нашего общества. Они не привыкли сами принимать решения, всегда «держат нос по ветру», то есть пытаются угадать чаяния власти. Одни пришли подзаработать, другие не сумели отказать начальству. Свою точку зрения они не привыкли отстаивать, живут по принципу «моя хата с краю».

Юлия: С утра 8 сентября я сначала проголосовала сама по месту жительства, потом пришла в свою комиссию, где-то около 9 часов утра. Следила за порядком, выдавала бюллетени, ничего особенного не происходило. Было тихо.  Богданова почему-то запретила всем пользоваться мобильными телефонами. Наблюдатели сидели в сторонке безучастно. 

Надомные фальсификации

Юлия: После 10 утра я проверила книги избирателей и не нашла отметок в графах надомников, поэтому  решила узнать, когда  будет первый выход на надомное голосование, на что получила обескураживающий ответ от председателя: «А они уже уехали». Я не поняла сначала: кто уехал?  когда уехал? (все члены комиссии присутствовали на своих рабочих местах). Сколько бюллетеней взяли с собой? Я попыталась выяснить эту информацию у председателя, но она убежала с территории УИКа в отдельный кабинет. 

Я начала подозревать неладное. И продолжала настаивать на том, чтобы она ответила на мои вопросы. Однако Вера Александровна не только не отвечала, но и позвала полицию. Полицейским я заявила, что как член комиссии с правом решающего голоса я имею право знакомиться со всеми документами комиссии и покину участок только по решению суда. Я написала жалобу, но ее проигнорировали. Тогда мы с мужем повезли жалобу в ТИК №29.

Сергей: Уже заранее на этих выборах разыгрывался определенный сценарий, и Богданова просто работала над его осуществлением. В ТИК мы ездили три раза. Я как наивный простачок увещевал их: «Сейчас будет вброс! Примите меры!», «Мы поймали неизвестных с фэйковыми бюллетенями!». Если поначалу там ещё пытались как-то изображать иллюзию соблюдения закона, то потом просто жевали пиццу и давали нам понять: зачем вы к нам с этими бумажками приехали, мы ведь сами все это и затеяли!

Юлия: Вернувшись на участок, я продолжила работу. Тут активизировались наблюдатели: вели они себя очень странно, когда я пыталась что-то узнать у председателя, они сразу подбегали и начинали кричать «Что Вы делаете?», «Как Вам не стыдно?», «Вы что нам не верите?». Таким образом они пытались вывести меня из себя, но ничего у них не получилось. Я думаю, что это титушки.

Урна, битком набитая бюллетенями

Юлия: В 5 вечера у мне неожиданно позвонили из Фрунзенского районного суда и сообщили, что мне нужно в 17:30 явиться на заседание суда, так как на меня поступил иск от членов моей комиссии, дескать я нарушала тайну голосования и проводила агитацию среди избирателей. Я никуда не поехала, а секретарю сказала, что без решения суда я отсюда не уйду. Впоследствии выяснилось, что суд не удовлетворил иск.

В 19:45 на участок пришли два молодых человека с переносной урной для голосования, битком забитой бюллетенями. Поставили ее на стол — и сразу поспешили уйти. Не тут-то было! Нам удалось остановить одного из них, вызвали полицию. У парня при себе не было никаких документов. Свой статус он прояснить не мог. Тут прибежала Богданова и заявила, что это наш член комиссии с правом совещательного голоса, а потом написала ему фейковую бумажку со своей подленькой подписью.

Сергей: Я уверен, что эти ребята были родственниками председателя, потому что они там потом обнимались и целовались. Полиция имела строгую инструкцию: не вмешиваться в происходящий беспредел, поэтому никого не задержала. Когда мы поняли, что сейчас они смешают бюллетени из переносной урны с бюллетенями из стационарной, то сразу поехали с очередной жалобой в ТИК №29. Смысла смотреть, как считают нарисованные бюллетени мы, не видели. Цифры  будут те, которые нужны.

Юлия: Мы, конечно, написали жалобы во вышестоящие комиссии, но они их все переслали в наш ТИК.  Через несколько дней на разборе наших жалоб в ТИКе мы получили ответы: «Вас не было», «Вы не правы», «Нарушения закона в этом не усматривается».

Смысл фальсификаций 

Юлия: В результате фальсификаций мандаты муниципальных депутатов получили аутсайдеры (единороссы), а лидеры остались ни с чем. Благодаря тому, что на некоторых комиссиях удалось предотвратить вброс, мы имеем маркерные участки, например УИК №2176. По нему  можно определить и реальную явку и настоящих победителей. Я думаю, что выборы по городу сфальсифицированы на 70%.

Сводная таблица по округу

Поясняет координатор «Голоса» в Санкт-Петербурге Наталья Менькова:

«Это технология Фрунзенского района — вбросить бюллетени на выездном голосовании, без наблюдателей, при своих. И плюс удалить по суду членов комиссий с правом решающего или совещательного голоса — тех, кто начинал возмущаться. Плюс особенность ТИК № 29, к которому относится УИК № 2139, в том, что он организующая комиссия как для губернаторских, так и для муниципальных выборов».

Сергей: Ситуация следующая: при такой низкой заинтересованности избирателей легко фальсифицировать, и власть этим пользуется. Петербуржцы можно сказать сами дают чиновникам карт-бланш на беспредел, отказываясь бороться за свои права, ведут себя как бесправный скот.

Юлия:  Я ошиблась в этих людях (в членах комиссий). Я не сталкивалась с подобным: люди нарушают закон добровольно, не под пытками, не под дулом пистолета. Я не могу этого себе объяснить. Это очень серьёзное преступление, и количество фальсификаций измеряется в тысячах. Но безнаказанность этих преступлений порождает безответственность. Я не знаю ни одного случая привлечения к ответственности фальсификаторов.

Сергей: Наказать члена участковой комиссии с правом решающего голоса нельзя, потому что это только исполнители. Если привлечь членов ТИКов, то они тоже скажут, что, мол, не сами это всё придумали. Это криминальная вертикаль, преступное сообщество, круговая порука. А того, кто вышел протестовать против такого положения дел — посадят показательно, чтобы не смущал народ.

Юлия:  Я не собираюсь уходить из этой комиссии, и буду участвовать в следующих выборах обязательно. Я Вере Александровне сразу сказала «Вера, ты не надейся! На следующих выборах ты меня снова увидишь». Бороться с этим можно только личным участием. Нужно осознавать себя гражданином этой страны. Нужно верить в  себя.

Сергей: У России не будет перспектив правового государства, пока общество не дозреет. Процесс идёт, развитие остановить невозможно. Но, как сказал классик «Жаль только — жить в эту пору прекрасную уж не придётся — ни мне ни тебе!».


Полная версия интервью

У нас есть запись с УИК №2139 в Санкт-Петербурге, про который рассказывали Юлия и Сергей Зайцевы. Вы можете сами во всем убедиться и посмотреть, как все было на самом деле. Мы также знаем, что в Петербурге 8 сентября работали бригады карусельщиков, вот те, кого мы уже смогли опознать.

Помогите изучить видео с участков и разоблачить всех фальсификаторов!

Записывайтесь!

Выборы в Петербурге

8 сентября 2019 года в Санкт-Петербурге состоялись выборы губернатора, а также депутатов муниципальных советов. Пройти «муниципальный фильтр» смогли только четыре кандидата: Беглов (врио губернатора, самовыдвиженец, состоит в «Единой России»), Амосов («Гражданская платформа»), Бортко (КПРФ) и Тихонова («Справедливая Россия»). Бортко затем снялся. Активно применялся админресурс. Наиболее сложная ситуация сложилась на муниципальных выборах, где независимые кандидаты столкнулись с активным противодействием комиссий.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Фальсификации»
НовостьФальсификации5 дней назад
Приморский «баттл» про выборы продолжится в ЕСПЧ
Верховный суд отказался провести ручной подсчет голосов в КОИБах, не признав фальсификации на губернаторских выборах
РазборФальсификации12 дней назад
Чатик фальсификаторов Королёва: полная версия
Разбираем, кто и как руководил фальсификациями
МнениеФальсификации13 дней назад
Впечатления о поездке с ревизией в муниципальную комиссию
НовостьФальсификации17 дней назад
Звал «корректировать результат», а теперь принимает рабочую группу
Как прошло заседание рабочей группы по расследованию фальсификаций в Королеве