Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

Сложно выступать сразу в нескольких ролях. С одной стороны я — юрист, с другой — политолог. С одной стороны — член совета движения «Голос», которое в самых острых политических кампаниях стремится сохранить нейтралитет и объективность. С другой стороны — гражданин, имеющий свою политическую позицию.

Зато взгляд на проблему с разных сторон позволяет видеть объемную картину. Рассматривать проблему во всех ее противоречиях и парадоксах.

Вот и попробую посмотреть так на явление, которое на официальном языке называется «общероссийским голосованием по вопросу одобрения изменений в Конституцию РФ». Я бы его предпочел называть референдумом, но так называть, увы, нельзя из-за ряда юридических обстоятельств. Поэтому буду использовать новое слово — «недореферендум».

Итак, парадокс первый

С одной стороны, я и мои коллеги с самого начала писали, что выносить в одном вопросе весь пакет несвязанных поправок недопустимо. Ведь граждане могут по-разному относиться к различным поправкам: одни одобрять, а с другими категорически не соглашаться. И как таким людям голосовать? У них ведь нет однозначного ответа на поставленный вопрос.

Но, с другой стороны, сейчас у меня большие сомнения: а много ли таких граждан, кто не может определить своего отношения ко всему пакету поправок? И тем более много ли таких останется ко дню голосования?

Вот что говорит сидящий во мне юрист и политолог в одном лице. В этом пакете есть, безусловно, поправки, которые могут быть поддержаны практически консенсусом. О социальных гарантиях, о миролюбивой внешней политике и т. п. Но будут эти положения включены в Конституцию или нет, от этого ничего не изменится.

Главные поправки, от которых действительно зависит будущее нашего государства, имеют вполне однозначную направленность. На повышение и без того огромной власти президента, на юридическое оформление суперпрезидентского режима, фактический отказ от принципа разделения властей. На дальнейшее снижение уровня независимости судебной системы. На ослабление и без того слабого местного самоуправления. На снижения уровня защиты прав и свобод человека и гражданина. Последняя поправка (про обнуление) направлена на полный отказ от принципа сменяемости власти, на котором держатся понятия демократического государства и республиканской формы правления.

Не сомневаюсь, что среди граждан России есть немало тех, кто одобряет такие изменения. Их и агитировать-то особенно не нужно, поскольку они обычно придерживаются правила «Путин всегда прав». И объяснять им долго не нужно: схватывают на лету. Как они проголосуют — понятно.

А вот среди тех, кто такие изменения не одобряет, многие мучительно думают: как им поступить? Пойти и проголосовать (понятно как) или не принимать участие в действии, которое им кажется сомнительным.

Но вот еще дополнение к парадоксу. В начале, когда только были заявлены первые поправки, которые оказались в окончательном пакете отнюдь не самыми важными, вспыхнули споры: в чем смысл этих поправок? Некоторые политики и политологи сразу стали говорить, что это будет голосование не за поправки, а за Путина. Или даже за «вечного Путина». Тогда это было еще не очевидно.

А после поправки про обнуление все сразу стало на свои места. Теперь уже вряд ли у кого есть сомнение, что этот недореферендум — голосование в поддержку действующего президента и его права руководить страной столько, сколько он захочет и сможет. И потому для тех, кто такую поддержку ему оказывать не желает, ситуация с выбором должна проясниться.

Парадокс второй

С одной стороны, мы также с самого начала писали и недавно подтвердили, что для выявления действительной воли граждан должна быть полноценная агитационная кампания, позволяющая на основании ясных правил агитировать как за поправки, так и против них, и ограничивающая возможности тех, кто заинтересован в прохождении поправок, интенсивно промывать мозги доверчивым гражданам.

Это так. Нет сомнений в том, что многие граждане под воздействием столь интенсивной пропаганды проголосуют, а потом поймут, что их обманули. Точно так же, как многие люди два года назад проголосовали, уверенные, что их кандидат не допустит повышения пенсионного возраста. И потому мы говорим, что в таких условиях действительная воля народа не выявляется.

Но, с другой стороны, это все относится к тем, кто пока еще верит официальной пропаганде. А те, кто не верят, у них-то позиция в отношении этих поправок, скорее всего, уже сформировалась. И ее надо выразить, чтобы было понятно, что есть не только одобрямс, но и те, кто против.

Парадокс третий

С одной стороны, много говорят про возможные фальсификации. И мы по своему опыту знаем: фальсификации будут. И даже в большей степени, чем на последних федеральных выборах 2016 и 2018 года. Поскольку правила этого недореферендума больше благоприятствуют фальсификаторам, чем правила выборов.

Но, с другой стороны, мы знаем, что фальсификаторы не всемогущи. Что фальсификации делаются не везде, а только там, где нет надлежащего контроля. В этот раз контролировать будет труднее, но контроль все равно будет.

И, кроме того, наши математики научились вычислять размер фальсификаций. Так что мы все равно узнаем истинные итоги голосования. Юридической силы они, конечно, иметь не будут, но общество получит эту информацию. И в истории она будет зафиксирована.

Про вирус сейчас не буду. Пока трудно загадывать.

Так что же в итоге? Да, это не референдум, а суррогат. Да, мы не получим в результате голосования точной картины — сколько поддерживают и сколько не поддерживают.

Но те, кто не поддерживают, заинтересованы в том, чтобы показать, как их много. Показать и себе, и обществу, и власти.

Уже когда написал этот текст, прочитал пост уважаемого Алексея Анатольевича. Он пишет, что в выборах надо участвовать, а в этом недореферендуме — нет («потому что у этого голосования нет правил»). Уверен, что во второй части он неправ. И тут вот еще в чем дело.

Между выборами (которые ведь тоже не совсем выборы, а скорее недовыборы) и этим недореферендумом нет барьера. Чем хуже (для противников власти) пройдет сегодня недореферендум, тем хуже завтра пройдут выборы. И еще хуже — послезавтра.

Правила у этого недореферендума на самом деле есть. Они плохие, но все же есть. И если мы не научимся даже эти куцые правила использовать для борьбы с фальсификациями, завтра (ну, может, послезавтра, т. е. в 2021-м) такие же правила будут на выборах (или недовыборах).

И последнее — уже не для граждан, а для лидеров. Убедить людей не ходить голосовать — легко. Убедить их в следующий раз пойти — гораздо труднее.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Конституционная реформа

В ходе ежегодного послания Федеральному собранию президент России Владимир Путин предложил поменять Конституцию. Поправки будут вынесены на всенародное голосование — власти подчеркивают, что это не референдум. Голосование может пройти в ближайшие месяцы. Разбираемся, что нас ждет и что это значит.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Законотворчество»
МнениеЗаконотворчество2 дня назад
Вина прежде всего тех, кто писал закон
Аркадий Любарев
НовостьЗаконотворчество2 дня назад
Все выборы в апреле и мае перенесут
В Центризбиркоме сегодня обсуждали, как реагировать на пандемию коронавируса
МнениеЗаконотворчество4 дня назад
Нет, закон о поправке в Конституцию наделил президента только полномочием назначать голосование на определенную дату
Виталий Аверин
НовостьЗаконотворчество4 дня назад
Правило обжалования «либо ЦИК, либо суд» отменят
Этого смогли добиться при поддержке юргруппы движения «Голос». Конституционный суд признал, что отказ судов в рассмотрении исков незарегистрированных кандидатов в МГД не соответствовал закону
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество2 дня назад
Вина прежде всего тех, кто писал закон
МнениеЗаконотворчество4 дня назад
Большая часть наших предложений не прошла, в том числе и наиболее важные
МнениеЗаконотворчество17 дней назад
Обсуждали порядок подготовки и проведения общероссийского голосования
МнениеЗаконотворчествомесяц назад
Мы не знаем окончательный текст, но общие контуры уже ясны