Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Заявление по итогам наблюдения за выборами в единый день голосования 9 сентября 2018 года

Движение «Голос» в течение кампании по выборам в единый день голосования 9 сентября 2018 года осуществляло общественное наблюдение. Наблюдатели движения вели долгосрочное и краткосрочное наблюдение на всех этапах избирательной кампании. 

Под наблюдение, в первую очередь, попали дополнительные выборы семи депутатов Госдумы России, 22 губернаторов, 16 региональных парламентов, выборы в крупных муниципалитетах, включая выборы четырех мэров региональных столиц.

Мониторинг избирательной кампании проводился, традиционно, на предмет соответствия стандартам свободных выборов и принципам равенства. Анализ основан на данных, получаемых из регионов, от участников и организаторов выборов, наблюдателей и избирателей, по разным каналам, включая, горячую линию 8 800 333-33-50, «Карту нарушений», СМИ, интернет. Также работали специальные информационные сервисы «Голоса» СМС-Штаб и СМС-ЦИК.

Честные выборы — это выборы, которые проводились в условиях свободной и конкурентной кампании, с равными возможностями для участвующих кандидатов, а результаты голосования, при свободном участии в нем избирателей, позволяют с достоверностью определить, реальную волю избирателей.

Предварительно оценивая прошедшие выборы с высокой планки международных принципов и стандартов, «Голос» с сожалением вынужден констатировать, что многие из прошедших 9 сентября 2018 года выборов, включая практически все выборы глав регионов, мы не можем признать в полной мере соответствующими таким критериям.

Результаты мониторинга за ходом кампании до дня голосования, а также наблюдение за процессом голосования и подсчетом голосов, не позволяют нам утверждать, что эти результаты, в т. ч. в условиях недостаточно высокой явки, поступавших сообщениях о нарушениях принципов равенства, свободы и конкуренции, в полной мере и достоверно выявляют реальную волю большинства граждан, обладающих избирательным правом.

Стоит также отметить, что зафиксированные факты фальсификаций и нарушений в соблюдении процедур, в том числе при подсчете голосов, требуют дополнительной проверки, детального анализа видеозаписей с избирательных участков, после проведения которого можно будет дать окончательную оценку результатам голосования.

Настоящее заявление является предварительным. Итоговый доклад движения «Голос» будет подготовлен позднее. Конкретные примеры, иллюстрирующие выводы, содержатся в докладах и заявлениях движения «Голос», в Хронике дня голосования на сайте движения, а также в сообщениях на «Карте нарушений».

Всего за время избирательной кампании единого дня голосования на «Карту нарушений» поступило 865 сообщений, в т. ч. 522 — в день голосования. В 166 случаях сообщается, что были поданы официальные жалобы, а в 35 случаях по этим жалобам получена официальная реакция.

По уровням выборов сигналы о нарушениях распределились следующим образом: Региональные выборы 583; Местные выборы 386; Федеральные выборы — 31.

Лидирующими темами сообщений стали вопросы злоупотребления административным ресурсом, среди которых:

  • О фактах использования административного ресурса в целях достижения определенного результата на выборах поступило 134 сообщения;
  • О давлении начальства на избирателей — 54 сообщения;
  • Использование государственных и муниципальных СМИ для агитации без оплаты из избирательного фонда — 24;
  • Создание преимуществ для встреч с избирателями — 22;
  • Воздействие правоохранительных органов — 6;
  • Неправомерные отказы при выдвижении и регистрации кандидатов — 5.
  • Среди сообщений о нарушениях до дня голосования, лидерами стали сообщения о: 
  • Принуждении и подкупе избирателей — 60;
  • Нарушении правил печатной и наружной агитации — 54;
  • Нарушении прав членов комиссии, наблюдателей, СМИ — 36;
  • Нарушении при досрочном голосовании —18;
  • Нарушения, связанные с «мобильным избирателем» — 14;

Лидирующими темами сообщений в день голосования стали:

  • Принуждение избирателей, подвоз или нарушение тайны голосования — 61;
  • Нарушение прав наблюдателей, членов комиссии, представителей СМИ: ограничение перемещения, запрет фотосъемки и пр. — 60;
  • Нарушения при голосовании: вброс, голосование за других лиц, незаконное включение в список избирателей и пр. — 57;
  • Незаконная агитация, лотереи, подкуп — 55;
  • Нарушения при голосовании «на дому» −42;
  • Нарушение в оформлении участка — 42;
  • Нарушения перед началом голосования: при опечатывании ящиков, хранении и раздаче бюллетеней, неоглашение данных и пр. — 25;
  • Невключение в список избирателей, непредоставление права голоса — 18;
  • Непринятие или нерассмотрение жалоб —14.

Особое место в избирательном процессе занимает подсчет голосов.

Среди сообщений о такого рода нарушениях лидировали: 

  • Нарушение при подсчете голосов: совмещение этапов, неоглашение и незанесение данных в увеличенную форму протокола, негласная сортировка и подсчет и пр. — 37;
  • Негласное составление протокола, неправильная упаковка документов, незаверение копии протокола и пр. — 13;
  • Нарушения при обработке и установлении итогов в вышестоящих комиссиях −8;
  • Искажения результатов: вброс, перекладывание из пачки в пачку, переписывание результатов и пр. — 6.

Существенным отличием прошедшего дня голосования стало довольно большое количество сообщений о посягательствах на личную безопасность, насилии, порче и отъем имущества, угрозах — 33.

В «горячую десятку» регионов — лидеров по числу сообщений вошли

  1. город Москва — 172 сообщения; 
  2. Самарская область — 88;
  3. Московская область — 75;
  4. Тюменская область — 63;
  5. Ивановская область — 53;
  6. Свердловская область —37;
  7. Алтайский край — 35;
  8. Республика Башкортостан — 30;
  9. Ульяновская область — 23;
  10. Рязанская область — 21.

Общая характеристика избирательной кампании

Выборы на подавляющем большинстве территорий проходили в обстановке ограниченной конкуренции. Во многих регионах большие группы избирателей оказались лишены своих кандидатов. Все это не способствует широкому участию граждан в выборах и ведет к ослаблению доверия граждан к политической системе в целом.

Институциализированное злоупотребление административным ресурсом стало неотъемлемой частью российских выборов. Он используется на всех этапах кампании.

Избирательные комиссии в регионах остаются в значительной степени подконтрольны органам власти, нередко выполняя их установки. День голосования в очередной раз отчетливо продемонстрировал, что в участковых и территориальных избирательных комиссиях не всегда соблюдается принцип коллегиальности. Как правило, решения в них принимаются единолично председателем и/или его заместителями, не выносятся на обсуждение всеми членами комиссий. Права членов комиссий с правом совещательного голоса на участие в работе комиссий игнорируются. Отсутствие должной коллегиальности в работе комиссий способствует сращиванию интересов их руководства либо с административными лицами, либо с кандидатами и создает почву для электоральной коррупции. Комиссии нередко оказывают избирательную поддержку или противодействие выдвижению и регистрации списков политических партий и кандидатов, прикрывают их нарушения, совершенные в ходе предвыборной агитации и в день голосования, а также вмешательство административных лиц в ход самих выборов. В тоже время, мы видим некоторую тенденцию к снижению такой политической зависимости комиссий. Они стали с большим рвением отстаивать свою независимость от вмешательства третьих лиц. Однако усилия предпринимаемые в этом направлении ЦИК России и рядом региональных избиркомов пока так и не привели к радикальному перелому. 

Значительную роль в снижении электоральной конкуренции стали играть судебные дела по рассмотрению жалоб кандидатов и партий на регистрацию их соперников. Часто в тех случаях, когда избирательные комиссии проявляют здравый смысл и не лишают кандидатов и партий права участвовать в выборах при наличии мелких недочетов в их документах, суды действуют более жестко и отменяют регистрацию за действия, которые трудно даже счесть нарушениями. Вина за это частично лежит на нечеткости избирательного законодательства, но также и на сложившейся судебной практике.

В ходе избирательной кампании 2018 года не соблюдался принцип равенства кандидатов. Действующие главы регионов, а также государственные и муниципальные служащие, участвующие в выборах, активно используют свое служебное положение для создания преимуществ в избирательной кампании. Использование государственных и муниципальных СМИ для скрытой агитации также создает неравные условия для участия кандидатов в выборах, не позволяет избирателям получить достоверную и разностороннюю информацию и ведет к нарушению принципа нейтралитета органов власти в избирательной кампании. 

В сравнении с региональными и местными выборами предыдущего года значительно увеличился объем информирования граждан о возможностях участия в выборах. В то же время, сохраняется сформировавшаяся в ходе президентских выборов тенденция на замещение политической мотивации для участия в выборах материальной. Следствием этого становится снижение осознанности выбора, дальнейшее падение уважения и доверия к этому институту.

В последнюю неделю избирательной кампании и в день голосования из разных регионов поступали сообщения и принуждении избирателей к участию в выборах, либо о попытках их подкупа.

Подробнее позиция «Голоса» о ходе кампании и ее отдельных этапах представлена в аналитических докладах: 

Предварительные итоги наблюдения в день голосования

Независимые наблюдатели зафиксировали следующие основные особенности дня голосования.

Явка избирателей

В большинстве своем, прошедшие региональные кампании не способствовали широкому участию граждан в выборах. Во многих регионах активность избирателей оказалась весьма низкой. Этому способствовали, как и ранее, неудачная дата голосования, низкая конкурентность выборов, а также низкая степень доверия граждан к выборам.

Невысокая явка на выборах глав регионов была зафиксирована в Красноярском крае — 28,9%, Новосибирской области — 29,52%, Приморском крае — 30,24% и Москве — 30,9%. При том, что в Москве были предприняты масштабные усилия по информированию избирателей, сопоставимые с аналогичными усилиями в президентской кампании. 

Явку выше 50% показали лишь шесть регионов: Чукотский АО — 60,18%, Орловская область — 57,76% и Якутия — 50,8%, Кемеровская область — 66,37%. Кроме того столь высокая явка фиксируется на выборах губернатора Тюменской области в ЯНАО (66,0%) и в южной части области (57,3%). Однако, учитывая предыдущую практику проведения выборов, результаты проверки видеозаписей с участков на президентских выборах, а также сообщения поступившие в день голосования, есть серьезные основания относиться с подозрением к данным о высокой явке, особенно в Кемеровской и Тюменской областях. 

Относительно предыдущих аналогичных выборов явка выросла в 14 регионах, а упала в семи. Примечателен результат в Московской области, где явка составила 38,59% как и на выборах пятилетней давности. Больше всего явка выросла в Омской области — 9,65%, Магаданской области — 7,31% и Владимирской области — 4,44%. Сильнее всего явка упала в Кемеровской области — на 25,73%, Нижегородской области — 13,98% и Воронежской области — 12,38%. Существенное снижение показателя явки в Кемеровской области может быть связано с усилиями ЦИК и нового руководителя областной избирательной комиссии по предотвращению злоупотреблений. Стоит отметить, что явку на выборах губернатора области 2015 года (92,1%) следует оценивать как запредельную и совершенно недостоверную. Тем не менее, и к явке на нынешних выборах, учитывая поступающие сообщения о нарушениях, следует относиться с недоверием.

Среди выборов в парламенты регионов явка ниже 30% оказалась в Забайкальском крае — 22,06%, Смоленской области — 23,66%, Иркутской области — 26,33%, Ярославской области — 29,27% и Архангельской области — 29,35%. Выше 50% показали явку лишь Кемеровская область — 66,03%, Калмыкия — 54,09% и Якутия — 50,75%.

Относительно предыдущих выборов явка выросла в 10 регионах, а упала в шести. Больше всего явка выросла в Ростовской области — 8,2%, Калмыкии — 5,97% и Ульяновской области — 5,95%, а упала в Забайкальском крае — 11,17%, Кемеровской области — 9,62% и Смоленской области — 5,38%.

Мобилизация избирателей и контроль за голосованием 

Административная мобилизация избирателей на выборах в ЕДГ-2018 имела место, хотя и в значительно меньших масштабах по сравнению с президентской избирательной кампанией. Отчасти это было связано с тем, что фактор явки избирателей не был столь политически значим. Более того, в ряде регионов вновь проявилась тенденция на «сушку явки» и мобилизацию преимущественно «своего» электората. В основном в административной мобилизации были замечены государственные и бюджетные учреждения, а также компании, представители которых участвовали в выборах. На местных выборах вновь широко использовались традиционные приемы электоральной мобилизации через подвозы и подкуп избирателей.

В регионах была предпринята попытка применить различные информационные и стимулирующие технологии, достаточно широко использованные для мобилизации избирателей в ходе президентской кампании: праздничные мероприятия накануне и в день выборов, голосования по благоустройству территорий, конкурсы селфи, раздача билетов на развлекательные мероприятия, ярмарки и фестивали в день голосования, вирусные ролики, вовлечение медийных персон. Однако, в этот раз, эффективность этих стимулирующих мероприятий, многие из которых требуют существенных затрат, оказалась весьма низкой. 

Механизм голосования по месту нахождения

Движение «Голос» обращает внимание на задержку с публикацией данных о количестве избирателей, подавших заявление для голосования по месту нахождения, что нарушает принятый ЦИК России порядок. Самые первые данные были опубликованы только в субботу не ранее 4 утра по московскому времени, когда на Дальнем Востоке и в Сибири оставалось менее суток до начала голосования. Позже эти данные еще уточнялись. При этом в Москве в ТИК поступали данные, отличающиеся от опубликованных. К тому же данные, как и ранее публиковались в неудобном виде, без агрегации по городам, районам и регионам.

Такая поздняя и неудобная публикация данных не дает возможности кандидатам и партиям вовремя их проанализировать и использовать для определения «расстановки» на избирательные участки наблюдателей и членов комиссий с правом совещательного голоса, которые призваны контролировать честность и прозрачность процесса голосования.

На выборах мэра Москвы проявили себя проблемы системы голосования по месту нахождения. C помощью этой процедуры некоторые избиратели были без их ведома приписаны к т. н. «дачным участкам». Ряд таких случаев был зафиксирован еще до дня голосования. В день голосования некоторые избиратели, приходя на избирательные участки, с удивлением узнавали о том, что они, якобы, переписались для голосования на другой участок.

Массовым явлением стало, когда люди написали заявления о голосовании по месту нахождения, а потом пришли голосовать на свой избирательный участок. Также когда избиратель приходит голосовать по месту прикрепления, а его в списке прикрепившихся избирателей не оказалось. В этих случаях Мосгоризбирком рекомендовал председателям УИК связываться с комиссией, от которой избиратель открепился через некий колл-центр в нарушение порядка, поскольку согласно ЦИК звонок о проверке избирателя должен делаться в территориальную комиссию. 

В Саратовской области, где по двум округам избирали депутатов Государственной Думы России, юрист Денис Руденко протестировал работу системы «Мобильный избиратель» и выявил узкое место в системе голосования по месту нахождения: он был зарегистрирован в Саратовском округе № 163 и по закону имел право голосовать только в его границах. Однако он смог переписаться на УИК, расположенный в другом округе и получить там бюллетень для голосования. К сожалению, ни один из участников цепочки в системе «мобильный избиратель»: ни МФЦ, ни ТИКи Кировского и Заводского районов, ни ГАС «Выборы», ни соответствующие УИКи не смогли предотвратить эту ошибку.

Следует отметить, что в Тюменской области в соответствии с областным законодательством голосования по месту нахождения не было, а было досрочное голосование.

Досрочное голосование и голосование вне помещения для голосования

В этой кампании ни в одном из региональных центров уровень досрочного голосования не превысил разумные пределы. В Абакане он составил 1,2% от числа принявших участие в выборах, в Архангельске 0,9%, в Белгороде 5,9%, в Волгограде 3,9%, в Екатеринбурге 3,9%, в Красноярске 6,2%, в Кызыле 2,9%, в Майкопе 0,2%, в Новгороде 5,4%, в Рязани 8,3%, в Томске 2,8%, в Тюмени 1,7%, в Хабаровске 1,3%, в Якутске 2,7%.

Известно, что ЦИК России транслировал в регионы установку жестко контролировать процесс досрочного голосования, пресекать со стороны кандидатов и администраций попытки злоупотребления им. Избирателям предлагали дополнительно мотивировать и подтверждать необходимость своего досрочного голосования. Некоторые комиссии откладывали решение о досрочном голосовании явившихся избирателей на 24 часа. Тем не менее, из ряда регионов (например, Красноярск) поступали сообщения об административном принуждении и политтехнологической мобилизации избирателей на досрочное голосование.

В то же время уровень выездного голосования в ряде регионов остается традиционно высоким. Так, в Псковской области он составил 17,3% от числа принявших участие в выборах, в Воронежской области 16,8%, в Орловской области 16,3%, в Ивановской области 12,6%, в Нижегородской области 12,3%, в Ярославской области 10,6%. При этом в ряде районов этот уровень превысил 30%: в Бежанинском (36,1%), Великолукском (31,3%), Гдовском (31,0%), Куньинском (32,0%), Новоржевском (40,0%), Палкинском (35,3%), Плюсском (36,2%), Порховском (32,7%), Усвятском (32,4%) районах Псковской области, Должанском (31,1%), Малоархангельском (31,5%) районах Орловской области, Вичугском районе (36,8%) Ивановской области, в Вачском (30,9%), Воскресенском (31,4%) районах Нижегородской области, в Пошехонском (38,9%) и Тутаевском (48,2%) районах Ярославской области.

Ограничения прав наблюдателей и активистов

В условиях заметного количества поступивших сигналов о фактах административной мобилизации избирателей, принципиально важным является обеспечение наблюдения в день голосования на избирательных участках, в том числе с целью пресечения такого незаконного принуждения и незаконной мобилизации. 

Положительным моментом является закрепление практики установленных в 2016 г. гарантий по пресечению удалений участников наблюдения из помещения для голосования. В результате это практически свело на нет практику удалений.

При этом в день голосования 9 сентября в некоторых местах проявилась тенденция к возвращению давления на наблюдателей, членов комиссий и работающих на избирательных участках представителей СМИ. Наиболее остро проблема стояла в «Новой Москве», где на наблюдателей и членов комиссии в первой половине дня голосования оказывалось силовое давление со стороны присланных местной администрацией «дружинников», которые пытались препятствовать осуществлению ими своих функций. Нападения на членов комиссий, наблюдателей и журналистов также произошли в Ивановской, Кемеровской, Московской областях и Башкортостане.

«Голос» обращает особое внимание на инцидент произошедший в Ивановской области. На Ирину Мальцеву, координатора движения «Голос» в Ивановской области, члена ТИК с правом совещательного голоса, напали в кабинете главы города Шуя, когда она пыталась снять совещание, посвященное тому, как увеличить явку по ходу дня голосования. В совещании принимали участие: член Избирательной комиссии Ивановской области с правом совещательного голоса от кандидата в губернаторы Ивановской области Станислава Воскресенского Медведев, кандидат в депутаты Ивановской областной Думы Богаделина, врио главы администрации города Корягина и другие. Нападение осуществил господин Медведев, который силой отнял у Мальцевой телефон, и стер последнюю запись видео. Нападение остановил полицейский. Действия Медведева можно расценить как подпадающие под действие ст. 144 УК РФ «Воспрепятствование законной профессиональной деятельности журналистов», а также ст 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение имущества». При этом деяние было совершено с целью сокрытия другого преступления, ответственность за которое предусмотрена ст. 141 УК РФ «Воспрепятствование осуществлению избирательных прав».

В ряде регионов произошли задержания полицией наблюдателей, членов УИК, корреспондентов, освещавших работу избирательных комиссий. Задержания были связаны с проходившими в этот день митингами против пенсионной реформы. Считаем, что не было никакой необходимости задерживать их именно в день работы на избирательных участках. Такие факты были зафиксированы в Екатеринбурге, Твери, Уфе. 

Полиция вмешивалась в работу наблюдателей также в Адыгее.

К сожалению, сохраняются попытки запретов на проведение фото- и видеосъемки, свободного перемещения по помещению для голосования и воспрепятстсвование в ознакомлении с документами комиссии или отказ допускать к работе наблюдателей и членов комиссий происходили в Башкортостане, Хакасии, Ивановской, Томской, Тюменской, Ульяновской областях, Красноярском крае и других регионах.

Особенно стоит остановиться на ситуации в Тюменской области, где областная комиссия вразрез с позицией ЦИК России, посчитала, что наблюдатели направляются не в комиссии, а на конкретные выборы, и отказывалась выдавать наблюдателям от кандидата в местные депутаты копии протоколов, касающиеся выборов губернатора. Также в Тюмени наблюдателей и корреспондентов не допускали в помещения ТИК в момент передачи протоколов УИК.

Движение «Голос» считает, что защита прав, а также безопасность наблюдателей является необходимым условием для обеспечения свободных выборов. 

Движение «Голос» также отмечает крайне пассивное участие в наблюдении со стороны кандидатов и политических партий, которые направили на участки минимальное количество наблюдателей. Нередко в регионах отсутствовали наблюдатели даже от «Единой России» и действующих глав регионов. 

«Грязные технологии»: подкупы, подвозы, вбросы

День голосования в очередной раз подтвердил, что у системы избирательных комиссий и правоохранительных органов отсутствуют эффективные методы борьбы с подкупами, подвозами, вбросами и другими «грязными технологиями», применяемыми в день голосования. Ни у избиркомов, ни у правоохранительных органов нет общего понимания алгоритма действий в тех случаях, когда произошел вброс или есть существенные основания подозревать его совершение — что именно и как им необходимо сделать. Эта проблема осложняется тем, что не всегда и сами организаторы выборов или правоохранительные органы нацелены на борьбу с фальсификациями, а не на попытки «прикрыть» обнаруженные нарушения.

Данная проблема отчетливо проявилась в связи с подозрением на вброс на УИК № 737 города Новокузнецк Кемеровской области. Комиссия позволила избирателям продолжать голосовать в тот же самый ящик, в котором наблюдатель зафиксировал на фото аккуратно сложенную пачку бюллетеней. Комиссия, без соучастия которой подобный вброс сделать практически невозможно, делала вид, что ничего не случилось. Другие органы, к которым поступили обращения этом (прокуратура, Следственный комитет, областная избирательная комиссия) не предприняли эффективных мер, чтобы задокументировать случившееся и установить истинные обстоятельства происшествия. 

При этом, когда желание разобраться появляется, то система избиркомов оказывается способной разобраться с ситуацией. Примером стала Ульяновская область, где на УИК № 3035 была предотвращена попытка вброса, в содеянном созналась член участковой комиссии. Областная избирательная комиссия признала данный факт, однако отменять результаты голосования на данном УИК не было необходимости, поскольку преступление не было завершено.

Сигналы о вбросах также поступили из Ростовской области и Калмыкии. 

Кроме того, в течение дня голосования поступали сообщения о подкупе избирателей из разных регионов. Например, Иркутской, Свердловской областей, Красноярского края. Правоохранительные органы, несмотря на сообщения, не предприняли эффективных мер по пресечению подкупов и подвозов, а в ряде случаев прямо не реагировали на сообщения о таких фактах.

Исполнение избирательными комиссиями законодательно установленных процедур

Сохраняется проблема с соблюдением процедур на избирательных участках. 

Как положительное явление можно отметить то, что открытие избирательных участков, как правило, происходило без существенных проблем и нарушений процедур. Оформление УИК, размещение необходимой информации о выборах и кандидатах также, как правило, не вызывало особых замечаний. Наиболее проблемными зонами остаются голосование вне помещения и, в большей степени, подсчет голосов избирателей. 

При надомном голосовании сохраняется практика когда комиссии нарушают порядок оформления и ведения реестра для голосования «на дому», берут с собой бюллетеней значительно больше установленного законом, предлагают проголосовать избирателям не включенным в реестр, принимают анонимные заявки или заявки от неких «соцработников» на выездное голосование.

В течение дня голосования, в очередной раз, проявилась проблема несовершенства списков избирателей на участках. Избиратели массово не находили себя в списках избирателей, при том, что на президентских выборах у них не было таких проблем. Также избиратели не находили себя в списках избирателей, составленных для голосования на т. н. «дачных участках» в Москве. 

Соблюдение процедур подсчета голосов избирателей является абсолютной прерогативой и ответственностью системы избирательных комиссий и не может быть списано на некие внешние факторы. Тем не менее, в ряде регионов (например, Тюменская область, Самарская область, Республика Башкортостан, Московская область и др). участковые комиссии по-прежнему систематически и регулярно нарушают процедуры и порядок подсчета. 

Сохраняются проблемы с получением копий протоколов, заверенных в соответствии с законом.

С примерами нарушений избирательных процедур на избирательных участках можно подробно ознакомиться на «Карте нарушений». 

Видеотрансляции с избирательных участков

К выборам единого дня голосования ЦИК России внесло изменения в порядок видеотрансляций, который позволяет получить доступ к архиву записей не только кандидатам и партиям, но и избирателям.

9 сентября видеотрансляции с избирательных участков, которые в президентскую кампанию показали себя как эффективное средство фиксации нарушений, использовались не во всех регионах. Отметим, что в Кемеровской области, в которой после президентских выборов по видеозаписям удалось выявить большое количество нарушений, 9 сентября видеокамеры были установлены только в территориальных комиссиях. В Тюмени большое количество видеокамер на УИК были установлены некорректно, что стало грубым нарушением соответствующих инструкций ЦИК России. 

Подробнее о ходе общественного наблюдения за единым днем голосования 9 сентября 2018 г. представлена в экспресс-обзорах движения «Голос»: