Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Дмитрий Нестеров
Координатор движения «Голос» в городе Москве
Коллаж: Ксения Тельманова

26 января Госдума приняла в первом чтении «законопроект Вяткина», прописывающий электронное голосование в избирательный 67-ФЗ. Что мы узнали. 

Интриги не было

Подобные вопросы решаются уровнем выше Госдумы, и представлявший закон его номинальный автор Дмитрий Вяткин наглядно показал, что сам не особо ориентируется ни в проблематике ДЭГ, ни в регулирующем эти вопросы законодательстве. Прогнозируемо «Единая Россия» и «Новые люди» проголосовали «за», КПРФ и «Справедливая Россия — За правду» — «против». ЛДПР тоже «против», но судя по выступлению их Василия Власова и отсутствию нормальных вопросов не уверен, что голосовали осознанно. 

Примечательно, что голоса фракций коррелируют с мнение сторонников, наверно, только у КПРФ, которая больше всех теряет от возможностей, которые ДЭГ открывает административным «организаторам голосования». «Новые люди», по косвенным признакам, лучше разобрались в проблематике, но все равно проголосовали «за». Так в коротких выступлениях от фракций наряду с Денисом Парфеновым (из КПРФ) именно Антон Ткачев (из «Новых людей») в конце своего выступления перечислил актуальные недостатки и ДЭГ и данного законопроекта, что слабо вяжется с их голосованием (Ткачев подчеркнул, что поддерживают именно в первом чтении). 

Дискуссия, которая случилась в Думе, не тянет на содержательное обсуждение. Прежде всего потому что почти все депутаты имеют минимальное представление об устройстве систем ДЭГ и их уязвимостях. И потому что представлявшие законопроект депутат Дмитрий Вяткин (и комментировавший Николай Булаев из ЦИК) на проблемные вопросы не отвечали, уходя в традиционные мантры про «расширение избирательных прав» и «безопасность». А это имеет невеликую связь с реальностью, а точнее — просто успешно манипулирование терминологией, что удобно, когда в головах большинства нет четкой и структурированной картины обсуждаемой системы.

Не все изменения

По ощущениям, стоит ожидать внесения поправок ко второму чтению, прежде всего от КПРФ и «Новых людей». Именно после второго чтения и стоит судить о будущем законе и его последствиях. Потому что нередко на этом этапе принимаются поправки, радикально меняющие законопроект (правда обычно в худшую сторону).

То, что я лично думаю по поводу законопроекта написал еще 16 декабря, когда его впервые опубликовали в госдумовской системе. Да, мы позже с коллегами еще обсуждали его и даже подписали два отзыва — под редакцией Григория Мельконьянца и под редакцией Андрея Заякина. С каждым из которыми я согласен частично, но оба считаю важными и полезными в плане содержательного обсуждения проблематики.

Напомню, что пока для участников выборов и избирателей предложенные изменения ничего по сути не меняют. Они не добавляют гарантий целостности работы систем ДЭГ и их прозрачности, а лишь уточняют формальные компетенции при принятии решений об использовании систем ДЭГ на тех или иных выборах.

Есть тревожный момент: он связан с тем, что системы ДЭГ загнали под регулирование государственных информационных систем (ГИС), что скорее всего даст больше бюрократических и юридических аргументов против внедрения механизмов контроля за работой таких систем со стороны участников выборов. Это вообще-то противоречит основным принципам электоральных процедур, обессмысливая их общественную значимость. Но посмотрим — остается вероятность, что это тоже косвенные бюрократические методы перераспределения ответственности и денежных потоков.

Вместо послесловия 

Для москвичей напомню, что в законопроект недвусмысленно вписали право мэрии применять московскую систему ДЭГ для региональных и местных выборов в Москве. Так что на предстоящих муниципальных выборах, без сомнения, будет применяться московская система. Это случится вне зависимости от мнения общественности и общественной целесообразности.

На что можно попытаться повлиять в связи с этим, так это на то, чтобы московская система ДЭГ установила больше процедурных и технический ограничений на серые зоны, оставляющие возможности для манипулирования результатами. После сентябрьского скандала небольшое окно возможностей для этого остается.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Инновации»
РазборИнновации5 дней назад
Что можно предпринять? Спойлер: НИЧЕГО, но прочитайте эту заметку до конца
Владимир Шведа
НовостьИнновациимесяц назад
В ЦИК рассказали, каким будет интернет-голосование
Оно будет применяться на выборах в единый день голосования 2022 в сентябре
МнениеИнновации2 месяца назад
В ЦИК не уверены, что смогут установить новые модели КОИБов из-за проблем с комплектующими
Виталий Аверин
НовостьИнновации4 месяца назад
Снять индикаторную ленту с сейф-пакета — не критично, признали суды в Санкт-Петербурге
Суд счел недоказанным, что кто-то мог воспользоваться доступом к сейф-пакету. Жалобу подавал депутат Заксобрания Борис Вишневский
Дмитрий Нестеров: другие материалы автора
МнениеИнновации7 месяцев назад
В качестве одной из инноваций российских систем ДЭГ часто преподносится обеспечение тайности голосования, которой как бы нет в эстонской системе. Так или это?
МнениеИнновации7 месяцев назад
Какие концептуальные и процедурные моменты из эстонского опыта стоило бы внедрить в ДЭГ в текущих реалиях, чтобы приблизить их к стандартам традиционного голосования, а какие перенести нельзя — и почему
МнениеВыборы за рубежом7 месяцев назад
Возможно ли подобное отношение к интернет-голосованию в России?
РазборВыборы за рубежом7 месяцев назад
В конце октября в Эстонии состоялись выборы в органы местного самоуправления, интерес к ним добавляло внедрение электронного списка избирателей