Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Подпишите петицию с требованием отменить закон об иноагентах!

Коллаж: Ксения Тельманова

Готовлю вместе с коллегами иск в суд по поводу включения меня в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента. И все больше осознаю, в какую антиправовую бездну нас толкнули создатели законодательства об «иностранных агентах».

Напомню, что это законодательство включает фрагменты как минимум четырех законов: «О средствах массовой информации», «Об общественных объединениях», «О некоммерческих организациях» и «О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации».

Об антиправовом характере положений об «иностранных агентах» трех последних законов я ранее уже писал. Теперь стоит более подробно коснуться положений закона о СМИ, которые меня непосредственно коснулись.

Вот фрагмент из абзаца третьего статьи 6 (жирным выделено то, на что я хочу обратить внимание:

Юридическое лицо, зарегистрированное в иностранном государстве, или иностранная структура без образования юридического лица независимо от их организационно-правовой формы, физическое лицо, распространяющие предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»), могут быть признаны иностранными средствами массовой информации, выполняющими функции иностранного агента, если они получают денежные средства и (или) иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников.

Давайте подумаем, на кого распространяется это положение. 

Итак: физическое лицо, распространяющее предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио-, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы (в том числе с использованием информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»). Это миллионы пользователей социальных сетей. В отличие от других законов, здесь даже нет формального требования, чтобы сообщения носили политический характер. Просто любые сообщения, предназначенные для неограниченного круга лиц — на любую тему.

Получают денежные средства и (или) иное имущество от... иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и (или) иное имущество от указанных источников.

Тут, конечно, могут быть разные толкования. Один вариант толкования: имеется в виду регулярное получение средств в ощутимых количествах, на которые можно жить и вести какую-то серьезную деятельность. Ведь все пропагандисты этих бредовых законов упирают именно на такое толкование: мол, иностранные агенты — это те, кто ведут свою деятельность за счет иностранных источников.

Но похоже, что правоприменители толкуют это положение совсем иначе: для них достаточно разового получения средств в любых сколь угодно малых размерах. Но если толковать так, то это положение тоже будет относиться к миллионам российских граждан (или, как минимум к сотням тысяч).

Давайте попробуем просто прикинуть, что можно квалифицировать как получение денежных средств или иного имущества от иностранных граждан или от российских юридических лиц, получающих денежные средства или иное имущество от иностранных граждан или иностранных организаций:

  • продажу товаров или оказание платных услуг иностранным гражданам, проживающим в России (проще говоря, гастарбайтерам);
  • получение подарков от иностранным граждан, в том числе проживающих в России;
  • возврат долга, который ты когда-то дал иностранному гражданину;
  • возврат денег от зарубежных фирм за возращенный товар, неиспользованную услугу или просто переплату (кстати, сейчас ведь у многих есть нереализованные туристские услуги, другое дело, что трудно получить возврат; а у меня лет пять назад был случай, когда удалось от Booking. com получить возврат переплаты за номер отеля);
  • зарплата от организации, продающей что-то иностранным фирмам или оказывающей им платные услуги.

Наверное, можно найти и другие случаи, которые подпадают под определение закона (особенно если расширительно толковать понятие «уполномоченных ими лиц»). Но мне видится, что и перечисленного достаточно, чтобы понять, что при таком толковании закон должен распространяться как минимум на несколько сотен тысяч российских граждан.

А в реестре СМИ-иноагентов на данный момент всего 63 физических лица. То есть налицо «избирательное» применение закона. Избирательное по отношению к тем, кто наиболее остро критикует действия российских властей. То есть налицо политическая дискриминация.

Тут, конечно, есть еще один важный правовой аспект. А откуда Минюст (или другие государственные органы) могут узнать о получении гражданином средств от иностранных источников?

У нас есть закон, обязывающий контролировать крупные операции в целях борьбы с отмыванием незаконных доходов и финансированием террористической деятельности. Там речь идет об операциях размером свыше 600 тысяч рублей (в некоторых случаях 100 тысяч рублей). И если бы речь действительно шла о получении НКО или гражданами таких денег от иностранных источников, было бы о чем говорить.

Я еще не знаю, какие суммы будут вменены мне и моим коллегам, попавшим в реестр вместе со мной. Я знаю, что многим из нас и предъявить-то нечего. Но кому-то, может быть, они наскребут какие-то смехотворные суммы. Но затем неизбежно возникает вопрос: откуда информация.

И, судя по первым судебным делам — по искам тех, кого внесли в реестр раньше, дальше начинается комедия (или трагикомедия). Информация, оказывается, секретная, полученная от органов разведки. И дальше я уже не знаю кого спрашивать, может быть, президента Российской Федерации: зачем вы держите органы разведки, которые вместо контроля за крупными операциями отслеживают 200-рублевые переводы? Тут еще отдельный вопрос о банковской тайне. И о равенстве людей перед законом.

В общем, вопросов много, они в основном для Конституционного суда и ЕСПЧ, до которых мы когда-нибудь доберемся.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдатели4 дня назад
Активистка «Голоса» Вероника Каткова оспаривает статус «СМИ-иноагента»
Дмитрий Краюхин
РазборНаблюдатели5 дней назад
Кузбасский предприниматель вступил в борьбу за честные выборы. Теперь он может потерять бизнес и свободу
История «Защитника свободных выборов» Вячеслава Чернова
МнениеНаблюдатели8 дней назад
Объявлять нас «иностранными агентами» просто не за что. Но сверху идет команда
Аркадий Любарев
МнениеНаблюдатели8 дней назад
17–19 января у меня и семи моих коллег будет рассмотрение в Замоскворецком суде по существу наших исков к Минюсту о включении нас в реестр «иностранных СМИ, выполняющих функции иностранных агентов»
Аркадий Любарев
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеНаблюдатели8 дней назад
Объявлять нас «иностранными агентами» просто не за что. Но сверху идет команда
МнениеНаблюдатели8 дней назад
17–19 января у меня и семи моих коллег будет рассмотрение в Замоскворецком суде по существу наших исков к Минюсту о включении нас в реестр «иностранных СМИ, выполняющих функции иностранных агентов»
МнениеНаблюдатели12 дней назад
В первую очередь стоит начинать с оснований для признания «иностранным агентом»
МнениеНаблюдатели14 дней назад
В «иностранные агенты» записывают не тех, кто выполняет задания «мировой закулисы», а тех, кто отстаивает свои убеждения, отличающиеся от официальной точки зрения — продолжаю приводить факты