Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Сергей Веселов
Наблюдатель на выборах, программист
Коллаж: Ксения Тельманова

Это продолжение истории про наблюдение на выборах в Кузбассе. В первой части я проанализировал эффективность наблюдения, способы и объем фальсификаций. Во второй части я расскажу о бытовых и психологических особенностях наблюдения.

Поехали! 

Про режим питания

Не зная, будут ли союзники на участке, готовился у худшему — плотно позавтракал, а с собой на участок взял поллитровую бутылку воды и сникерс. Оказалось, вполне рабочая конфигурация: воды ровно столько, чтоб не отлучаться в туалет в течение дня, сникерс — поможет не помереть с голода. 

Оказалось что на моем участке есть еще одна женщина независимый наблюдатель, поэтому в следующие дни режим питания был не настолько суров — можно было выпить кофе, и даже не отказываться от обеда, предложенного комиссией (питание обеспечивала столовая разреза Черниговец — вполне норм).

Ну и про распорядок дня, ждите 14:00, к этому моменту поток избирателей иссякает, и ваша новая борьба — это борьба со сном.


Союзники

Если на вашем участке есть еще один или несколько независимых наблюдателей — значит вам повезло. 

Во-первых, это позволяет более эффективно проводить наблюдение: можно выезжать с выносными урнами на надомное голосование, можно отлучиться пообедать или в туалет, не боясь, что в этот самый момент произойдет вся магия. 

Во-вторых, найти повод вывести с участка одного наблюдателя — не трудно, а вот двоих-троих — многократно сложнее.

В целом отличить независимого наблюдателя легко — он считает явку и наблюдает от рассвета до заката и даже дольше. Подставные наблюдатели как правило приходят на несколько часов в день, и все это время тупят в телефоны.

Общение с рядовыми членами УИКа

Это бывает полезно. Например, один из членов УИКа был рад, что в этом году не надо ходить по квартирам, потому что «в прошлом году в июле жара 35 градусов, а мы в этих СИЗах с ног до головы, по квартирам ходим, причем если нет человека дома — ходим к нему, пока не застанем, и так целую неделю». В результате 90% явка, 86% «за» на УИК 132.

Однако еще важнее выстроить конструктивные отношения с «главными».

Отношения с руководством комиссии

Наблюдатель изначально находится в слабой позиции — члены комиссии относятся к нему с опаской, потому что им промыли мозги, что все наблюдатели на деньги запада приходят в комиссии совершать провокации, хайповать и другими явными способами работать на красивую картинку нарушений на выборах. 

Так вот, если своими действиями оправдывать ожидания комиссии, а именно докапываться до карандашей на столах, ручек и других мелочей (такое поведение свойственно дерзкому новичку, прошедшему базовый курс обучения по наблюдению), то есть ненулевой шанс, что комиссия найдет способ вас удалить с участка, хотя это возможно только по решению суда.

Кстати, сейчас в Совете Федерации поднимается вопрос об ограничении прав членов комиссии с правом совещательного голоса, идею поддержала Памфилова, потому что «целый ряд провокаций, в основном, через них осуществлялись».

На участке главные — это троица председатель-зампред-секретарь, а если еще точнее — председатель и секретарь — это два человека, которые координируют работу всей комиссии, несут ответственность. Это люди, от которых зависит ваше нахождение на участке, а также наличие или отсутствие фальсификаций, поэтому построить с ними нормальные отношения — крайне полезно. 

Если они увидят, что на участок вы пришли не качать права и скандалить, а спокойно без выкидывания коленец следить за процессом, и не планируете мешать, то недоверие может смениться на надежду — надежду того, что вы сможете довести свое дело до конца, и комиссии не придется фальсифицировать — поверьте, никому не хочется совершать уголовное преступление, а ваша настойчивость, спокойствие и присутствие на участке все время до окончания подсчета и заполнения протоколов — это для них хорошая отмазка перед вышестоящим ТИКом, заказывающим фальсификации. 

Ваша стратегическая цель — контролировать весь процесс — потому что достаточно вашего отсутствия в течение пары часов, чтобы случилось чудо — и явка 40% превратилась в 80%. Сойти на середине дистанции или быть удаленным в самом финале, незадолго до получения копии протокола — это вот очень неприятно, и может обесценить весь ваш предыдущий труд.

Из личного опыта рекомендую для начала определить «кто здесь главный» (бывает, что секретарь более опытный и руководит всем процессом), дружелюбно пообщаться с ним: взяв дорожную карту или памятку наблюдателя, просто проговорить все острые моменты: в дни голосования это работа с надомниками и ежедневное получение копий актов, в последний день ближе к вечеру можно пройтись по процедуре подсчета. 

Поверьте, когда он увидит, что вы не предлагаете ему танцев с бубнами, а всего лишь хотите следовать рекомендациям ЦИКа — он несколько расслабится, хотя конечно это не гарантирует, что лед недоверия будет растоплен окончательно.

Вы пришли не следить, но помогать

Никто не любит, когда за ним следят или контролируют. Если удастся достучаться до комиссии и объяснить, а лучше своим поведением показать, что вы пришли не следить за членами комиссии, но помогать выполнить работу честно, то есть вы не противостоите, но содействуете, — это уже половина успеха.

Если видите какое-то нарушение процесса, которое не является на 100% фальсификацией (те же карандаши на столах — они это не со зла, просто они так привыкли работать с надомниками), выйти в центр зала и заломив руки начать кричать о происходящем здесь нарушении — это вот не самая эффективная тактика. Гораздо лучше спокойно подойти к «главному» и предложить ему следовать процедуре. 

Относитесь к членам комиссии так, как будто вы не ждете от них фальсификаций, и не знаете об их возможно темном прошлом, т. е. вариант «я знаю, что вы тут сфальсифицировали прошлые выборы, потому я вас ненавижу» — контрпродуктивный, потому что возможно в прошлый раз не было спасительного наблюдателя, который бы позволил комиссии отработать честно — станьте же им теперь.

Многие наблюдатели рассказывают, что их благодарили члены комиссии — за то, что они пришли и комиссия может работать честно. Так же было и на моем участке. 

Эффективность «Карты нарушений»

В первый день наблюдения оказалось, что столы для наблюдателей стоят с нарушением — те, кто сидят за столом, не видят урны для голосования — а это одно из условий правильной расстановки столов. Конечно, наблюдатель не обязан сидеть все время за столом — он может перемещаться свободно по участку, тем не менее, иметь возможность за 12-часовой рабочий день отдохнуть, сидя за столом без ущерба для наблюдения — это полезно. 

Видите урну? А она есть!

Попытка договориться с председателем о правильном размещении столов успехом не увенчалась, зато после публикации на «Карте нарушений» из ТИКа молниеносно прибежал один из членов ТИКа, который сделал неудачную попытку разрешить проблему — стол был подвинут на полметра, и примерно на полметра была подвинута урна — принципиально ничего не изменилось. После моего отказа снять сообщение с «Карты нарушений» в ход пошел разговор а стиле «Ну ты чо не мужик, мы ж подвинули стол — убери нарушение». 

Короче, «Карта нарушений» работает. А еще лучше работает независимый член ТИКа.

Эффективность независимых людей в ТИКе

Итак, независимый член ТИКа Кирилл Лунегов пришел вечером перед закрытием участка. Очень грамотно и спокойно аргументируя, заставил все-таки передвинуть столы на новое место, с которого было хорошо видно и кабинки для голосования, и урну, и столы комиссии.

Теперь нормально

Оказалось, это юрист из Москвы от «Новых людей» (им удалось накрыть 10 УИКов в Березовском своими наблюдателями). 

Немного красок про жизнь независимого наблюдателя: Кирилл без остановки колесил по УИКам, контролируя процедуру, и это было вознаграждено — на следующий день прокололи шины на его авто, а ночью в квартире, которую он снимал, разбили все окна. 

В последний день после закрытия участков его по суду исключили из состава комиссии. Да-да, члена УИКа или ТИКа отстранить может только суд — приехал наряд, вывел с участка, отвезли в суд, примерно за полчаса дело было сделано — уж очень хорошо он работал.

Старайтесь обращать внимание на изменение в поведении троицы

Ближе к вечеру последнего дня секретарь внезапно одела СИЗ (маска, перчатки, халат), хотя до этого все три дня проходила без них. На всякий случай я тоже оделся, чтоб в случае проверки не было оснований для составления протокола по статье о нарушении санэпиднорм (по правилам, достаточно носить маску) — для составления протокола могут увезти в ОВД на пару часов. Как вы понимаете, эти два часа — все, что им нужно, чтобы чудо свершилось. Но к счастью в моем случае тревога была ложной.

Деньги

В последний день по словам секретаря «поступила информация, что готовятся провокации — будут срывать пломбы с урн» (?!), поэтому одного миллиционера поставили немного поодаль за урной — типа пресекать. Конечно, провокаций никаких не было, только зашел нетрезвый шахтер, который назвал всех членов комиссии дармоедами: «Вы тут сидите, штаны просиживаете, а я в шахте впахиваю!»

Быть может и правда работа в участковой комиссии легка и хорошо оплачиваема? Кстати труд оплачивается только для членов комиссии с правом решающего голоса — т. е. все те кто работают с избирателями, книгами и бюллетенями, наблюдатели никаких денег не получают.

Стоимость одного часа в будний день рядового члена комиссии в Кузбассе = 113 рублей, и в двойном размере оплачивается работа в выходные дни. Сколько же заработали члены УИКа 132 за три дня голосования?

  • пятница с 7 утра до 22 вечера = 15*113 = 1695 рублей.
  • суббота с 7 утра до 21 вечера: 14*113*2 = 3164 рублей.
  • воскресенье с 7 утра до 4 ночи 21*113*2 = 4746 рублей.

Итого 9605 рублей за 50 часов работы в выходные и ночные часы, то есть в среднем 200 рублей в час.

Кстати, понедельник — это рабочий день (государство не оплачивает специальный выходной для работников комиссии), значит после того, как вы вернулись с участка в 5-6 утра, как обычно к 9-10 идете на работу, или берете выходной, и вычитайте стоимость вашего рабочего дня из этой умопомрачительной суммы. 

Готовы так поработать?

Кстати, еще раз про деньги

Защитив голоса на избирательном участке, мы сэкономили 400 000 бюджетных рублей. Для тех, кто не в курсе — все партии, набравшие больше 3% голосов, получают финансирование из бюджета по 152 рубля за один голос ежегодно. Т. е. когда повышают явку и приписывают голоса «Единой России»- это воровство не только голосов, но и миллиардов бюджетных денег. 

В следующий раз, когда будете собирать на лечение ребёнка с СМА, просто вспомните о том, что простое наблюдение освобождает миллиарды бюджетных средств. По расчетам электорального аналитика Сергея Шпилькина, из 27,5 млн голосов, отданных за «Единую Россию», было вброшено 14 млн голосов. Т. е. 27,5 млн * 152 рубля = 4,2 млрд рублей будет получать «Единая Россия» из бюджета ежегодно в течение следующих 5 лет. Из них 14 млн * 152 рубля = 2 млрд — деньги за вброшенные голоса, т. е. сворованные.

P. S. Стать наблюдателем и эффективно наблюдать было бы сложно без помощи «Голоса» — перед выборами они организовали сервис «УИКнаш», при помощи которого в два клика можно было стать наблюдателем в статусе члена комиссии с правом совещательного голоса, организовали горячую линию с консультациями по всем процедурным вопросам наблюдения. Конечно же, «Голос» награжден нашим государством статусом иноагента.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдатели6 дней назад
Кто может попасть в реестр и откуда Минюст (или другие государственные органы) могут узнать о получении гражданином средств от иностранных источников?
Аркадий Любарев
РазборНаблюдатели7 дней назад
«Нужно выстраивать горизонтальные связи»: главное с дискуссий «Голоса» на ОГФ 2021
Общероссийский гражданский форум 2021 прошел 27 ноября
РепортажНаблюдатели12 дней назад
Репортаж с выборов депутатов горсовета Камня-на-Оби в Алтайском крае
Наталья Бирюкова
МнениеНаблюдатели14 дней назад
Независимая наблюдательница прошла подготовку в столичной ОП
Анна Онимова