Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Станислав Шевченко
Участник движения «Голос» в Новосибирской области
Фото: Станислав Шевченко

4 октября в сельском поселении сумон Эрги-Барлык Барун-Хемчикского кожууна Республики Тыва прошли выборы депутатов хурала. Наша команда первой из «Голоса» побывала в этом интересном регионе.

Тем, кого не зарежут, Тыва понравится

Как обычно, подготовку к наблюдению начали с поиска информации. Блоги путешественников, репортажи СМИ, анализ предыдущих выборов, обзвон знакомых. Полученная информация мягко говоря настораживала. 

Блоги рассказывали одновременно о красивейшей природе и о неприязни к приезжим. В СМИ был найден жуткий репортаж о том, как на границе с Тывой всадники на конях завернули наблюдательский автобус с шумом, стрельбой и пробитыми колесами. Те, кто знаком с ситуацией в Тыве лично, упоминали, что республика хоть и интересная, но опасная, и советовали не ехать. Наиболее емкая характеристика звучала так: «Тем, кого не зарежут, Тыва понравится». А результаты предыдущих выборов показывали заоблачные проценты и тотальное доминирование «Единой России».

Красивая и загадочная Тыва
Фото: Станислав Шевченко

Голосуют тут, судя по опубликованным результатам, массово и очень дружно. Самый большой в России процент голосов за Путина на президентских выборах. Самый большой процент голосов за поправки в Конституцию на общероссийском голосовании. И самая большая явка по стране.

Складывалась четкая картина: электоральный султанат, приезжих не любят, независимых наблюдателей не допускают, независимые СМИ не терпят. В целом не очень удачное сочетание обстоятельств для нас, приезжих наблюдателей в статусе представителей СМИ.

Не ждали

Как потом, ближе к вечеру, отметил местный полицейский: «Они тут все в шоке от вашего появления». В общем, стоило нам пересечь порог УИК № 55, как запустилась какая-то хитрая цепочка событий. 

Председатель УИК Джема Борисовна Хомушку, ознакомившись с нашими документами, убежала в одну из комнат кому-то звонить. И буквально через несколько минут на участок пришел председатель сельской администрации Орлан Петрович Саая. Схема знакомства не изменилась: расскажите кто такие, покажите документы — и переход в стадию телефонных переговоров за дверью помещения. 

Контроль на входе
Фото: Станислав Шевченко

Этот сюжет повторялся несколько раз, менялись лишь действующие лица: председатель территориальной ИК Аида Чыртак-Ооловна Дожулаа; Полномочный представитель Главы-Председателя Правительства Республики Тыва Сергей Монгун-оолович Сарыглар; неизвестное лицо, представленное как «наш юрист». И каждый раз: расспросы, документы и звонки, звонки, звонки.

Черт его знает что там творилось, но по характеру вопросов можно было предположить, что решается сложное уравнение. Если мы как-то связаны с начальством, то почему их не предупредили. А если мы не связаны начальством, то почему мы тут?

Без предупреждения — не наблюдать

Видимо уравнение решилось не в нашу пользу, и нас начали выдавливать с УИК. Из уст полномочного представителя это звучало как «попить чаю и пообщаться», но звучало весьма настойчиво. Оставив коллегу на участке, пришлось отправиться на переговоры в местную администрацию.

В сельской администрации после длительного хождения вокруг да около выяснилась: основная претензия — вы не согласовали свой приезд с администрацией Тывы. Мои попытки сослаться на закон № 67-ФЗ, наделяющий СМИ правом наблюдать за выборами, не имели никакого успеха. Сергей Монгун-оолович неизменно выдавал: «Давайте не будем». 


Наблюдателей посадили за угол, видимо для лучшего обзора
Фото: Станислав Шевченко


Полномочный представитель то предлагал съездить «тут рядом» за 300 км в Кызыл и получить разрешение от республиканской ИК, то намекал на «коронавирусную угрозу», то рассказывал, какое тут глухое село и «всякое может случиться». 

В итоге он заявил, что удаляет меня с участка. Пришлось пояснить Сергею Монгун-ооловичу, что таких прав, как удалить меня с УИК, у него просто нет. Тогда представитель Главы-Председателя Правительства позвал на помощь председателя ТИК.

Первая жалоба

Председатель ТИК Аида Чыртак-Ооловна повела себя несколько странно. 

«Мы вас не удаляем, — заявила она, — мы вам не рекомендуем находиться на УИК». 
«Что означает не рекомендуем? Значит ли это, что я могу находиться на УИК?» — спрашивал я. 
«Нет, — звучал ответ, — мы вам не рекомендуем находиться на УИК».

Устав, я предложил решение проблемы. Я пишу жалобу на недопуск на участок для голосования, они дают письменный ответ, на том и расходимся. 

Но то ли факт жалобы возымел значение, то ли параллельно какая-то структура Тывы выдала иное решение, но настроение начальства кардинально изменилось. Приняв жалобу, тут же устно выдали ответ: «Можете наблюдать, мы не запрещаем». А полномочный представитель со словами «если что, кто будет отвечать», начал опекать нас.

Впоследствии комиссия была вынуждена рассмотреть еще одну нашу жалобу. Увы, ни одну из них мы не получили письменного ответа
Фото: Станислав Шевченко

К слову, чуть позже мне позвонил человек, представившийся сотрудником республиканской ИК и посетовал, что мы не заглянули к нему познакомиться.

Колесо

Честно, мы расслабились. Наконец со всеми договорились, теперь можно спокойно заняться своим делом — наблюдением за голосованием и общением с комиссией. Тем неожиданней был следующий эпизод.

Вопрос — вот что бы вы подумали, если бы Полномочный представитель Главы-Председателя Правительства Республики Тыва тихонько позвал вас на улицу заявил, что у вашей машины спущено колесо? Вот после всех этих полунамеков на глухое село и про «если что с вами случится». После того как буквально час назад он всеми правдами и неправдами пытался избавиться от нас. 

Правильно, и я подумал про это. И уполномоченный представитель тоже подумал о том, о чем подумал я. Даже местный житель, с которым мы успели познакомиться, тоже подумал и произнес вслух — «диверсия». Поэтому после моих слов, дескать пока вас не было, колесо было в полном порядке, прозвучало: «Сидите отдыхайте, сейчас все сделаем». 

Он действительно все сделал. Привез ремкомплект и насос. Помог с починкой колеса. За что ему и всем кто помогал — большое человеческое спасибо.

А в какой-то момент нас лишили света и мы романтично голосовали при свечах
Фото: Станислав Шевченко

Голосование

В промежутках между всей этой свистопляской мы пытались наблюдать. 

Надо отметить, что выбор у жителей села Эрги-Барлык был невелик. Село поделили на 11 округов, и в каждом округе предложили по одному единороссу, убрав даже мнимую альтернативу. Соответственно, в бюллетене была одна фамилия и возможность для отметки «ДА» или «НЕТ».

Селяне голосуют достаточно дружно, явка по итогу 57,6%
Фото: Станислав Шевченко

 Само голосование, впрочем, протекало вполне традиционно. Пик явки до обеда, после спад. Приходит в основном старшее поколение. Явка, как и принято у селян, несколько повышенная. Есть нюанс, голосуют тут до 22-00. Как нас уверили, сделано это для работающих допоздна селян. 

Последняя атака

В течении дня продолжали происходит странные события. 

На дежурство рядом с УИК отрядили человека в машине, и он стойко сидел там целый день.

В обед на УИК высадился десант из пяти бойцов республиканского ОМОН с боевым оружием. Это в дополнение к уже двум обычным полицейским. ОМОН просидел до окончания подсчета голосов. И у меня нет никаких предположений, зачем они были там.

Сергей Монгун-оолович, полномочный представитель, продолжал опекать нас: контролировал целостность нашей машины, предлагал обеды и ужины, знакомил с представителями администрации района, звал осмотреть местные достопримечательности. Иногда это выглядело немного навязчиво и закрадывались подозрения, что нас пытаются увести с УИК. Но я надеюсь, что это было доброе тувинское гостеприимство. 

А в 22-00 очередной фортель выкинула председатель ТИК — нас снова попытались удалить из помещения.


Председатель ТИК Дожулаа читает вслух закон
Фото: Станислав Шевченко


Выглядело это как плохо отрепетированное представление. Сначала председатель УИК Джема Борисовна, волнуясь и запинаясь, прочла по бумажке неполную выдержку пункта 1.2 статьи 30 67-ФЗ. Из которой, по ее мнению, следовало, что я должен был предоставить на обозрение комиссии договор между мной и моим работодателем. Как только я начал возражать, она просто убежала.

Затем на сцену, держа в руках 67-ФЗ, вышла председатель ТИК. И стала требовать нашего удаления. Наши возражения она также отказалась слушать. Пришлось применить уже испытанную тактику. Мы предложили подать жалобу на незаконное удаление с УИК, они дают письменный ответ, на том и расходимся. 

Утренняя ситуация повторилась. Мы подали жалобу. Комиссия, сделав несколько телефонных звонков и тихонько посоветовавшись, сама с собой выдала вердикт: «Мы вас не удаляем, можете наблюдать». 

Как это работает и кто принимал решение на самом деле — одна сплошная загадка.

Как умеем, так и считаем

Комиссия более-менее коммуницировала с нами. Особенно когда в ее работу не вмешивалась председатель ТИК. Иногда мешал языковой барьер, оказалось не все хорошо владеют русским языком. Но в целом, повторюсь, отношения были ровные.

Тут надо сделать небольшое отступление. Начитавшись и наслушавшись всякого о Тыве, мы приняли решение провести свое первое наблюдение в стиле невмешательства. То бишь сидим, смотрим, фиксируем, изредка спрашиваем. Не комментируем, не советуем, не указываем на ошибки, не спорим. Тактика, как теперь нам кажется, была несколько ошибочная. 

И быть может, выскажи мы им замечания, они бы скорректировали свои действия. Но увы. Впрочем, это не отменяет того факта, что комиссия обязана уметь работать. 

Казалось бы, при гашении бюллетеня невозможно сделать что-то неправильно
Фото: Станислав Шевченко

В итоге количество прегрешений комиссии превысило все мыслимые пределы. Это и отсутствие информационного стенда, и неверно проведенного голосования вне помещения, работа со списками в отсутствие избирателей, и хранение документов вне помещения для голосования.

А на подсчете нарушения полезли пачками. Выяснилось, что:

  • комиссия оказалась не в состоянии заполнить увеличенную форму протокола;
  • комиссия не умеет правильно гасить бюллетени;
  • комиссия не оглашает данные по спискам избирателей;
  • комиссия не сшивает списки и не убирает их в сейф;
  • при извлечении бюллетеней из сейф-пакетов и переносного ящика нарушалась тайна голосования;
  • сортировка и подсчет бюллетеней извлеченных из сейф-пакетов и переносного ящика проводились отдельно от остальных бюллетеней;
  • сортировка бюллетеней проводилась без демонстрации присутствующим и без оглашения отметок;
  • подсчет бюллетеней выполнялся параллельно и «по уголкам».

В какой-то момент мы забыли про свою политику невмешательства и высказались о недопустимости происходящего. На что получили удивленное «как умеем, так и считаем». 

И логичным продолжением этого подсчета стало то, что контрольные соотношения не стали биться. Комиссия, немного помучив себя поиском ошибки, в итоге плюнула на все и, расположившись за компьютером, стала подгонять цифры.

Сухой остаток

  1. Сельские выборы в Тыве в части проведения дня голосования очень похожи на аналогичные выборы в других регионах РФ.
  2. Местные власти не терпят, когда к ним приезжают без предварительного согласования. Хотите бесконфликтного приема — согласовывайте свой приезд с начальством. Но если хотите увидеть работу местных властей и комиссий без прикрас — приезжайте внезапно.
  3. Явка составила 57,6% голосов. Это минимальная явка за последний электоральный цикл, включающий шесть выборов различных уровней. Для сравнения, максимальная явка составила 97,3% на выборах в Хурал Республики в прошлом году. Были ли там независимые наблюдатели — неизвестно.
  4. Выявлена слабая подготовка членов УИК. Знание и исполнение процедур на низком уровне. Но есть готовность коммуницировать с наблюдателями.
  5. Подсчет голосов нельзя назвать гласным, проводился без оглашения результатов и оформления в УФП, содержал грубые ошибки. Такой подсчет позволяет легко исказить результаты голосования. Несмотря на вышесказанное, считаем, что результаты, полученные 4 октября 2020, соответствует волеизъявлению избирателей.
Считать голоса ох как не просто
Фото: Станислав Шевченко

Благодарности

Позволю себе пару слов людям, которые так или иначе принимали участие в этом непростом дне голосования.

  • И. о. председателя администрации Орлану Петровичу Саая. За оперативные действия по устранению аварии с электричеством, позволившие продолжить работу комиссии.
  • Полномочнмоу представителю Главы-Председателя Правительства Республики Тыва Сергею Монгун-ооловичу Сарыглару. За Тувинское гостеприимство.
  • Полицейскому, чье имя я к своему стыду не запомнил. За адекватную позицию и знание избирательного законодательства в части удаления посторонних из помещения для голосования.
Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
ХроникаНаблюдатели2 дня назад
Хроника дня голосования 22 ноября
Представители «Голоса» наблюдают на довыборах в городскую думу Екатеринбурга
АнонсНаблюдатели4 дня назад
«Голос» будет наблюдать довыборы в городскую думу Екатеринбурга
Выборы пройдут 22 ноября в избирательных округах № 3 и № 9, они обещают быть конкурентными
МнениеНаблюдатели4 дня назад
Как именно выглядит специальная таблица для подсчета, и кто её должен заполнять, каждый регион определяет по своему
Сергей Пискунов
НовостьНаблюдатели6 дней назад
Приглашаем на площадку «Голоса» на Общероссийском гражданском форуме
Форум пройдет 28 ноября в онлайн-формате
Станислав Шевченко: другие материалы автора
МнениеДопуск кандидатов5 дней назад
Даже этот сельский котик, наверное, может стать депутатом, прояви он немного усердия
МнениеНаблюдатели8 месяцев назад
Как прошло голосование в городе, в котором выборы для «Единой России» каждый раз — стресс-тест
РепортажНаблюдатели9 месяцев назад
Если верить в победу и бороться за свои идеалы, можно побороть админресурс, фальсификации, пожары и прочие подлости
РепортажНаблюдатели9 месяцев назад
Как село Куяган в Алтайском крае главу выбирало