Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталия Рудакова
Специальный корреспондент
Коллаж: Ксения Тельманова

23 февраля многодетная мать из Нового Уренгоя Татьяна Якубова опубликовала открытое письмо главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. Она рассказывает о незаконных действиях отдела, где несмотря на решение суда и постановление прокуратуры предпочитают не находить оснований для возбуждения уголовного дела о нарушениях на выборах. За два года борьбы Якубова получила четыре отказа и ждет пятый. 

В течение двух лет Татьяна Якубова добивается реального расследования фальсификаций на выборах президента России 18 марта 2018 года. На видеотрансляции с УИК № 604 она обнаружила, что председатель комиссии вложила в переносную урну пачку бюллетеней, а при подсчете все неиспользованные бюллетени были засчитаны одному из кандидатов. 

Гиблое дело

Материалы по делу были переданы в отдел по особо важным делам СК ЯНАО. Но это было только начало — дело возбуждать не стали. Татьяна Якубова прошла все круги запросов, ответов и апелляций, отписок и отказов. Сначала нужно было раздобыть видео с участка, которое уже по сложившейся практике отказывали давать. Получить его удалось только с помощью депутата Госдумы от КПРФ по запросу Генпрокурору. Прокурор передал видео в СО СК, но регистрировать заявление о преступлении там и не собирались.

Заявление было зарегистрировано лишь по постановлению Новоуренгойского городского суда в феврале 2019 года. За ним последовал рапорт об обнаружении признаков преступления, датированный мартом 2019 года. Доследственная проверка продолжалась 10 месяцев. И снова отказ «ввиду отсутствия состава преступления». И так четыре раза!

Следователь пишет, что не установил факта вброса бюллетеней после просмотра видео с участка, которое также видели сотни волонтеров. 

«Сотни людей посмотрели этот фрагмент и ни у одного не возникло даже капли сомнения, что председатель УИК № 604 вбрасывает бюллетени в переносной ящик. Мои заявления по поводу приписки голосов одному из кандидатов в итоговом протоколе за счет нескольких сотен неиспользованных бюллетеней следователь тоже отмел. Он сделал вывод, что нарушения не было, сравнив акт выданных бюллетеней с итоговым протоколом», — рассказывает Татьяна.

«Подкладывание бюллетеней — один из классических видов фальсификации выборов на избирательном участке. Подобные нарушения встречаются каждые крупные выборы, по данным фактам возбуждают уголовные дела. Я ознакомился с материалами проверки. Действительно возникают вопросы по манипуляциям, проводимым председателем УИК с пачкой документов, похожих на избирательные бюллетени при подсчете голосов, а Следственный комитет устранился от дачи оценки манипуляциям председателя УИК», — говорит эксперт «Голоса» Денис Шадрин.

В шаге от победы

В прошлом году Татьяну Якубову наградили медалью «Защитнику свободных выборов» в числе шести активистов. Подтвержая ее правоту, даже суд каждый раз отменял постановление и направлял материалы на дополнительную проверку. Якубова решила пожаловаться в окружную прокуратуру. 3 февраля надзорный орган признал, что ее жалоба на следственные органы обоснована. «При изучении видеозаписей подсчета голосов избирателей УИК № 604, представленных вами, изложенные в обращении сведения нашли свое подтверждение», — говорится в постановлении. 

Прокуратура изучила материалы проверки и сделала вывод, что отказ в возбуждении дела вынесен незаконно и необоснованно, а документы подлежат возврату в следственный отдел для дополнительной проверки. Может показаться, что это победа, но Татьяна Якубова ждет пятого отказа в возбуждении дела.

Всегда говори «нет»

«Я очень сомневаюсь уже, что закон восторжествует. Преступники останутся безнаказанными, благодаря действиям сотрудников правоохранительных органов. Безнаказанность этих людей подрывает у граждан веру в честные и чистые выборы, веру в справедливость, законность и защиту. Конституция, со слов известной спортсменки, стала не основным законом нашей страны, а книгой, в которой много интересного», — говорит Якубова.

По словам эксперта «Голоса» Дениса Шадрина, электоральные преступления болезненны для власти в целом. «Судя по уголовным делам, дошедшим до суда, за последние 10 лет среди организаторов нарушений избирательного законодательства встречаются местные власти. В связи с этим Следственный комитет зачастую ждет сигналов, расследовать преступления или нет. Электоральные преступления непредсказуемы они действительно могут вывести на конкретных организаторов. Члены участковых избирательных комиссий, совершающие фальсификацию выборов, совсем не похожи на преступников: их хорошо характеризуют по месту работы и месту жительства, часто это сотрудники муниципалитетов, социальных учреждений — школ, детских садов и т. д. Их действия воспринимаются сотрудниками правоохранительных органов достаточно мягко», — говорит Шадрин.

Новый эпизод

Выматывающие попытки активистки доказать свою правоту не были напрасны и позволили ей обнаружить дополнительные нарушения закона. После четвертого отказа в возбуждении уголовного дела ей предоставили возможность ознакомиться с материалами проверки. На этом этапе выяснилось, что преступлений, на которые закрывает глаза следователь, даже больше, чем казалось.

К примеру, в итоговом протоколе о результатах выборов она обнаружила поддельную подпись члена УИК с правом решающего голоса. «Несмотря на то, что данный факт стал известен следователю еще год назад, он не оформил его рапортом и не провел проверку. Ему также было известно, что в подведении итогов голосования и других процедурах в день выборов принимало участие лицо, не являющееся членом УИК с правом решающего голоса. Из 11 человек, находящихся на избирательном участке при подведении итогов, один человек не является членом УИК, а следовательно, остается только 10 человек, которые могли подписать итоговый протокол. При этом в документе стоит 12 подписей. Одна из них, как нам известно, поддельная. Следователь не предпринял никаких действий, чтобы выяснить, кто еще из членов УИК отсутствовал, и чья еще подпись поддельная», — говорит Якубова.

Денис Шадрин подчеркивает, если в протоколе участковой избирательной комиссии поставлены подписи людей, которые не работали в этот день в комиссии — это является отдельным основанием для возбуждения уголовного дела по ч. 1 ст. 142 УК РФ.

Несмотря на открытое противодействие следствия, по оценке эксперта, дело нельзя считать безнадежным, пока не истек срок давности. По ч. 1 ст. 142 УК РФ и ст. 142.1 УК РФ он составляет шесть лет. Он приводит пример Самарской области, где факты нарушения избирательного законодательства членами УИК на выборах депутатов Госдумы в 2016 году стали замечать только после ухода губернатора Николая Меркушкина в отставку по собственному желанию. Именно тогда уголовные дела по данным выборам стали активно возбуждать и расследовать.

Другие записи по теме «Наблюдатели»
ОтчетНаблюдатели4 часа назад
ЕДГ-2021 во Владимире: Симпсоны агитируют за «СР» и одна из самых низких в стране явка
Депутаты рекламируют газету, «Коммунисты России» снимаются в пользу КПРФ. Как прошли выборы в Госдуму во Владимирской области
ОтчетНаблюдатели6 часов назад
Помните рассказ Гоголя «Вий»? Так вот это про меня и про эти выборы. Только нужно было продержаться не три ночи, а три дня
Юлия Ивентьева
РепортажНаблюдатели11 часов назад
Как меня два дня подряд вышвыривали с одного участка
Денис Ночевка
ОтчетНаблюдатели3 дня назад
Впечатления от голосования на участке № 2418
Иван Суров