Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталия Рудакова
Специальный корреспондент
Коллаж: Ксения Тельманова

Отсудить право получить видеозаписи с участков после губернаторских выборов в Санкт-Петербурге пытаются сразу два представителя избирательных комиссий. Чтобы избежать лишних вопросов со стороны активистов, в северной столице издали документ, используя который можно бесконечно водить недовольных по кругу. 

В августе, накануне выборов, Санкт-Петербургская избирательная комиссия (СПбИК) определила порядок применения видеокамер, проведения трансляции во время голосования и хранения записей. Правила в итоге распространились не только на губернаторскую кампанию, но и на скандальные выборы муниципальных депутатов, которые с ней совпали.

В октябре, когда у избиркома начали запрашивать видео, в этот документ были внесены изменения. В обновленных правилах есть целых три пункта, которые позволяют на «законных» основаниях скрывать записи от лишних глаз. По сути доступ к видеозаписям имеют избиратели, обратившиеся в избирком или в суд с жалобой в связи с нарушением их прав. Далее уточняется, что заявитель должен указать, какое нарушение, где и в какое время он обнаружил, но если заявление уже рассматривается в суде, то запрашивать видео может только суд.

«Это означает, что как только трансляция заканчивается, доступ к видео закрывается. Получить видео можно только через письменный запрос в избирком, указав конкретное нарушение и временной интервал, когда оно происходило. При этом очень часто в выдаче видео отказывают. Это является нарушением закрепленного в федеральном законодательстве принципа открытости и гласности деятельности избирательных комиссий», – поясняет член совета движения «Голос» Юрий Гурман.

Три причины

Одним из тех, кто решил оспорить незаконную норму, является Дмитрий Остряков, член ТИК № 14 с правом решающего голоса в Санкт-Петербурге. Он готовит иск для подачи в городской суд. 

«Я знаю, что почти на всех избирательных участках Санкт-Петербурга применялись средства видеонаблюдения и что после дня голосования было много попыток граждан получить записи в избиркоме. Но из-за трех пунктов принятого накануне выборов порядка никому сделать этого не удалось. Как члену избирательной комиссии мне важно проверить, действительно ли имели место описываемые гражданами в жалобах нарушения на выборах, но я оказался лишен такой возможности. Представим, что я знаю конкретный временной промежуток нарушения и описал в заявке все детали, но я все равно не получил бы доступ к видеозаписи, поскольку лично не подавал жалобу в избирательную комиссию либо в суд, а избирком сделал это обязательным условием получения доступа к видеозаписи», – рассуждает Дмитрий.

Согласно его иску, три  пункта положения избиркома не соответствуют сразу нескольким федеральным законам. 

Во-первых, это Конституция (ст.45 ч.2  «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом»); 

во-вторых, ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» (ст.8 «Гражданин  имеет право на получение от госорганов, органов местного самоуправления, их должностных лиц в порядке, установленном законодательством РФ, информации, непосредственно затрагивающей его права и свободы»);  

в-третьих, ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» (ст.3 п.5 «Деятельность комиссий <…> осуществляется открыто и гласно»). Собственно ради этого участки и оборудуют видеокамерами.

«Избиратель объективно не может лично присутствовать при подведении итогов голосования, закон не допускает этого. При этом такой избиратель из-за обжалуемых положений лишается доступа к доказательствам возможных нарушений», – недоумевает заявитель.

Личное дело

У члена УИК № 294 с правом решающего голоса Натальи Телешевской ситуация еще сложнее. Доступ к записям необходим, чтобы доказать произвол со стороны председателя избиркома. 

«В 19.00 (мск) 8 сентября  председатель УИК №294 Санкт-Петербурга зачитала мне административное исковое заявление, где я обвинялась в нарушении избирательных прав граждан. Якобы я нарушила тайну голосования, фотографируя избирателя в кабинке, снимала на видео списки избирателей, а также отказывалась выполнять поручения председателя комиссии. В этот же день Выборгский районный суд отстранил меня от участия в деятельности УИК 294. Между тем, нарушений, в которых меня обвинила председатель УИК 294, я не совершала. Доказать это можно с помощью видеозаписи с участка», – уверена Наталья.

В конце октября она обратилась в избирком с заявлением, в котором просила предоставить видео на том основании, что ее права могут быть нарушены. Однако неделю спустя ей отказали – поскольку Телешевская выступает в роли административного ответчика по другому делу, то запрос может делать только суд.

«Я оказалась лишена возможности получить доказательство моей невиновности. Поскольку отказ СПбИК основан на изданном самой комиссией документе, то я считаю, что три пункта, которые ограничивают предоставление видеозаписей, привели к нарушению моих конституционных прав и не соответствуют закону», – продолжает заявительница. Ее дело будет рассматриваться 13 января следующего года. 

«Право на заявление ходатайства в суд не позволяет устранить нарушения, допущенные СПбИК, поскольку суд не обязан его удовлетворять. При этом заявитель не может быть лишен возможности использовать  видеозапись и приобщать ее к материалам дела. Не стоит сбрасывать со счетов и то, что суды нередко истребуют лишь малый временной промежуток из видеозаписи, что не может лишать гражданина права отсмотреть запись полностью», – анализирует ситуацию Юрий Гурман.

Взаимоисключающие пункты положения, изданного избиркомом, лишают заявителя вообще любой возможности получить запись. 

«При этом видеозаписи не являются документами либо сведениями, подпадающими под охраняемую законом тайну. Обжалуемые пункты искусственно ограничивают  получение информации, затрагивающей права и свободы», – говорит Юрий Гурман.

Что не так с избиркомом?

Упорство избиркома вполне объяснимо. Получая открытый доступ к  видеозаписям, наблюдатели считают реальную явку, ищут вбросы и «карусели», а также контролируют соблюдение процедур подсчета. К примеру, в результате обработки всех доступных записей команда видеонаблюдателей в Санкт-Петербурге нашла 257 «карусельщиков», которые проголосовали минимум 977 раз. Разве нужны избиркому такие иллюстрации ее работы? 

Видеокамеры установлены на большинстве избирательных участках России, но доступ к записям после трансляции практически закрыт. Активисты пытаются сохранить видео дня голосования, но организаторы трансляции находят способы противодействовать на всех этапах. В Санкт-Петербурге не только скрывают уже сохраненные записи, но и создают систему технических блокировок автоматической записи трансляции, ухудшают качество картинки и звука. Опыт прошлых региональных выборов, – и это касается не только северной столицы –, показывает, что у правоохранителей анализ явки по видеозаписям вызывает явное отторжение, проверки проводятся формально, а спустя год записи с истекшим сроком хранения и вовсе признают непригодными для анализа и удаляют.

Тем не менее, волонтерам в Санкт-Петербурге удалось практически полностью записать трансляцию с отдельных участков. Благодаря этому некоторые видео сейчас находятся в открытом доступе, но для системного решения проблемы нужно добиться отмены регламента, изобретенного избиркомом. 

Внесите свой вклад в защиту честных выборов – поддержите волонтеров! 

Другие записи по теме «Видеонаблюдение»
НовостьВидеонаблюдение10 дней назад
Порядок выдачи записей с участков в Москве оспорили в суде
Иск к Мосгоризбиркому подал член комиссии № 2359 Григорий Машанов
НовостьВидеонаблюдение2 месяца назад
Юридическая «операция» «Голоса» за доступ к видео в Санкт-Петербурге: первая победа
Суд признал решение горизбиркома частично незаконным
РасследованиеВидеонаблюдение3 месяца назад
Турнир городов: краткие итоги исследования видео с президентских выборов
Мы рассмотрели записи из восьми отдельно взятых городов
МнениеВидеонаблюдение4 месяца назад
Что показал анализ видео с участков на выборах президента в этом чеченском городе
Сергей Пискунов