Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение07 июня 2019, 11:44
Виталий Ковин
Член Совета движения «Голос»

В воскресенье 26 мая в Германии прошли выборы Европейский парламент. За ними наблюдали в том числе эксперты по выборам из России. 



Роль Германии в общеевропейских выборах — одна из ключевых. Это связано с тем, что стране принадлежит 96 из 751 места — это больше, чем у любой из других стран и 12,8% мест от общего состава Европарламента. Германия — крупнейший плательщик в бюджет Евросоюза, например, на нее приходится примерно 20,5% всего бюджета в 2018 г. (см. TABLE 7). Германия также один из лидеров по количеству руководящих постов в Европарламенте, в комитетах и фракциях. Ведущие немецкие партии являются одними из системообразующих партий для наиболее влиятельных и крупных фракций Европарламента: ХДС\ХСС — фракция консерваторов «Европейская Народная Партия (Христианские Демократы)» (EPP), СДПГ — фракция «Прогрессивный альянс социалистов и демократов» (S&D), «Зеленые» — фракция «Зелёные — Европейский свободный альянс» (Greens\EFA). По итогам прошедших выборов в группах консерваторов и «зеленых» немецкие депутаты заняли больше всего мест среди представителей других стран и, скорее всего, именно они будут определять политику этих фракций на ближайшие пять лет. Германские политики будут лидерами этих фракций: Манфред Вебер (EPP) и Ска Келлер (Greens\EFA).

Ниже представлены диаграммы с сайта POLITOCO, где в сравнении показано, как бы гипотетически выглядел европейский парламент без участия Германии (слева). Заметно, что европейские консерваторы и зеленые понесли бы от этого наибольшие потери. Сам бы парламент стал менее центристским и более «евроскептическим». 

Можно утверждать, что европейские выборы стали частью германской национальной политической и избирательной систем. Именно так не европейские выборы как бы надстроились сверху над национальной системой выборов. Они как бы интегрировались внутрь нее, достаточно органично вписались во внутригерманский политический процесс, заняв в нем свою определенную нишу. В 2019 г. выборы в Европарламент в Германии проходили уже в 9 раз. Судя и по явке избирателей (61,41%, в 2014 г. явка была 48,12%) и оценкам экспертов, это место не приоритетное и, скорее, четвертое в иерархии выборов — после выборов в Бундестаг, в земельные лантаги и муниципальные советы. Тем не менее, евровыборы в Германии — подготовка к ним, их ход, освещение в СМИ, предвыборная агитация, организация голосования, подведение итогов — в общем, все основные атрибуты избирательного процесса, — уже мало чем отличаются от прочих национальных избирательных кампаний. Далеко не во всех из 28 стран, принявших участие в выборах в Европейский парламент, дела обстоят так же. 

Избирательная система

Выборы в Европарламент в Германии проходят по пропорциональной избирательной системе, что несколько отличается от практики, применяемой на национальных выборах. На выборах в Бундестаг действует смешанная связанная избирательная система, где у каждого избирателя два голоса — один отдает за ту или иную партию, другой за кандидата по одному из мажоритарных округов. Здесь же избиратели голосуют только за зарегистрированные партии. Приходилось встречать мнение, что некоторые избиратели выразили желание голосовать не только за партии, но и конкретных кандидатов. 

Чтобы получить регистрацию, партии необходимо собрать 4 тыс. голосов избирателей, что значительно меньше, чем во многих других странах Европы (для сравнения — в Польше 70 тыс., в Венгрии 20 тыс.). От сбора подписей были освобождены семь ведущих партий, имеющие в совокупности не менее пяти депутатов в Бундестаге, в земельных ландагов или Европарламента. Ими оказались ХДС\ХСС, СДПГ, «Зеленые», «Левые», «Альтернатива для Германии», «Свободная демократическая партия», «Свободные избиратели». Списки кандидатов закрытые, формируются партиями на основе праймериз. У ведущих партий установлено строгое гендерное чередование мест: мужчина-женщина. В избирательном бюллетене под наименованием каждой партии перечислено до 10 первых кандидатов из списка. Кроме указания имени и фамилии кандидата, фиксируется его род деятельности («юрист», «депутат», «хирург, «студент» и пр.). Традиционной уже для немецких выборов эпатажностью выделилась «сатирическая партия» Die PARTEI («Партия»): в ее списке фигурирует «сатирик», а также лица с неординарными фамилиями Геббельс, Борман, Кейтель (интересно, что «Партия», увеличила свой результат с 0,6% до 2,4% и получила два места в Европарламенте). 

Агитационные материалы «Зеленых»

Вопрос о введении в Германии открытых списков, как это уже сделано во многих странах Европы (лишь в восьми странах использовались закрытые списки) на повестке дня не стоит. Партии имеют право разделить список на территориальные подгруппы. Однако такой возможностью воспользовался лишь список ХДС\ХСС, по вполне понятным причинам — ведь союзная ХСС является региональной партией и действует только в Баварском регионе. Всего на евровыборы был зарегистрирован 41 список (в самом бюллетене было 40 списков, поскольку ХДС и ХСС выступают единым блоком) (см. образец избирательного бюллетеня). Списки еще 18 партий были отклонены, не получив должной поддержки избирателей. 

В Германии долгое время считалось, что для кандидатов, для партийных функционеров выдвижение на европейских выборах — это своего рода «запасной аэродром» или «почетная отставка» от активного участия в национальной политике. Многие партии продолжают действовать в этой же логике, выдвигая в качестве лидеров списка далеко не первых лиц партии, и рассматривая эти выборы как проходные. 

Но ситуация начинает постепенно меняться. Появляются немецкие политики, которые сознательно строят европейскую политическую карьеру. К таким, по-видимому, относится лидер списка ХДС\ХСС Манфред Вебер, который с 2004 г. является членом Европарламента, с 2014 г. стал лидером фракции консерваторов, Европейской народной партии, а сейчас претендует на пост председателя Еврокомиссии. Лидеры списка «Зеленых» Ска (Франциска Мария) Келлер и Свен Гигольд также состоялись прежде всего как европейские политики. Для сравнения, лидер списка СДПГ Катарина Барли сделала успешную национальную политическую карьеру: в 2015-2017 гг. была генеральным секретарем партии, министром по делам семьи, пожилых граждан, женщин и молодежи в третьем (коалиционном) правительстве Меркель, затем министром юстиции и защиты прав потребителей в четвертом правительстве. Лидер списка партии либералов СвДП Никола Беер также сделала национальную политическую карьеру сначала в земле Гессен, в 2013 г. стала генеральным секретарем партии, в 2017 г. — членом Бундестага. 

В Германии на выборах в Европарламент для партий формально отсутствует проходной барьер, но чтобы получить хотя бы один из 96 мандатов, партии необходимо набрать 0,5-0,6%% голосов избирателей. Введенный в 2013 г. барьер в 3% был отменен Конституционным судом Германии в 2014 г. В результате на выборах от Германии в Европарламент прошли представители 14 партий, 7 из которых получили по 1 месту. В 2019 г. места получили 13 партий. Среди них по 1 месту получили: Семейная партия Германии (0,7%), партия молодых европейцев VOLT (0,7%.) — впервые, Пиратская партия (0,7%), Эколого-демократическая партия (1%) и Партия защиты животных (1,4%). По два места получили «Свободные избиратели» (2,2%) — в 2014 г. было 1 место и партия сатирика Мартина Зоннеборна «ПАРТИЯ» (2,4%) — также было одно место. Потеряла свое место крайне правая Национал-демократическая партия Германии (NPD).

Агитация партии VOLT

Наблюдатели отмечают, что такая система на менее ответственных, в сравнении с национальными, европейских выборах позволяет избирателям экспериментировать со своей поддержкой. Поддержка малых партий на выборах в Бундестаг и на региональных выборах, как правило меньше, поскольку многие избиратели понимают, что им вряд ли удастся преодолеть заградительный барьер в 5%, а на европейских выборов одно место вполне достижимо. Почему бы их тогда не поддержать и не дать им шанс проявить себя? Для радикальных и нишевых партий Германии евровыборы становятся даже более значимы, чем национальные, поскольку здесь можно добиться реального успеха, обратить на себя внимание. Возможно, такая либеральная система использовалась в Германии на евровыборах в последний раз. В июне 2018 г. Совет Европы поручил Германии до 2024 г. ввести порог от 2 до 5%. 

Голосовать имеют право любые граждане Германии с 18 лет, а также граждане других стран Евросоюза, проживающие в стране не менее 3 месяцев и зарегистрированные в одном из муниципалитетов. Последним необходимо не позже, чем за 42 дня до дня голосования и известить о своем желании принять участие в выборах, чтобы их внесли в реестр избирателей. 

От такого запроса освобождены те неграждане Германии, кто уже принимал участие в предыдущих выборах и не выезжал из страны. Граждане Германии и иностранцы находятся в общем списке избирателей и никак в нем не выделяются. О том, что избиратель не является гражданином Германии, можно понять только когда он предъявит соответствующий документ на избирательном участке. Это затрудняет статистический учет явки таких избирателей, на чем настаивает Евросоюз. По словам председателя единой избирательной комиссии Берлина и Бранденбурга г-жи Петры Михоэлис, из 256 тыс. граждан EC, проживающих в Берлине, зарегистрировалось лишь 18 тыс. или 7% от их числа. Большинство из них предпочитают голосовать в странах своего происхождения: либо по почте, либо в диппредставительствах. 

Предвыборная кампания

Внешне европейская избирательная кампания в Германии мало чем отличалась от национальных выборов. Это тоже говорит об интеграции общеевропейских выборов в германскую электоральную систему. Так же как и на выборах в Бундестаг в сентябре 2017 г., на улицах городов в большом количестве на столбах были развешаны плакаты политических партий, на открытых площадках расставлены их стенды. Партии проводили пикеты с раздачей своих листовок, брошюр и других агитационных материалов. Участники кампании отметили, что в Германии чаще, чем в прошлые годы стала использоваться технологии агитации «от двери к двери», активнее стали использоваться социальные сети и реклама в сети Интернет. Постепенно происходит некоторая «американизация» предвыборных технологий. 

Агитация левых

Известно, что немецкие партии на европейские выборы тратят значительно меньше средств, чем на федеральные и земельные выборы, но в целом внешне, по Берлину, это было не особенно ощутимо. То, что в стране проходят выборы, нельзя не заметить. Между сторонниками и противниками тех или иных партий идет перманентная плакатная борьба. Особенно от левых и антифашистов достается плакатам правых популистов и националистов из АдГ и Национал-демократической партии Германии (НДПГ, NPD). Те вынуждены свои плакаты размещать на столбах как можно выше, чтобы их нельзя было снять или испортить. 

По размещению агитации по районам Берлина можно судить, чьи избиратели здесь преимущественно проживают. Места плакатов и установки стендов предоставляют муниципалитеты, партии отвечают за их содержание. Избиркомы прямого отношения к этому не имеют. Спорные вопросы разрешаются, как правило, в судах. Так на прошедших европейских и местных выборах суды запретили плакаты НДПГ с лозунгом «Остановите вторжение: миграция убивает!». По окончании выборов партии обязаны в течение нескольких дней убрать плакаты иначе получат большие штрафы.

По сравнению с 2014 г. СМИ, и печатные, и телевизионные, более активно освещали избирательную кампанию. Не было недостатка в аналитических ток-шоу. Накануне выборов проводились телевизионные дебаты между лидерами списков. 

Как отмечали участники кампаний, эксперты и журналисты, с которыми удалось пообщаться, наибольшая трудность была в том, чтобы объяснить избирателям, за что именно отвечает Европейский парламент, в чем его функции, какую роль он играет в жизни страны. Есть общее представление, что его значение медленно, но верно повышается, но в чем конкретно оно проявляется, далеко не все понимают. 

Агитационный пикет СДПГ

Этому способствуют законы, принимаемые Европарламентом, которые касаются каждого жителя Евросоюза. Например, такие как «Директива об авторском праве на едином цифровом рынке», которая обязала интернет-сайты контролировать публикуемые пользователем данные еще на стадии загрузки, платить авторам и издателям за использование их цитат и текстов, чем вызвала многотысячные демонстрации в Германии; или запрет одноразовой пластиковой посуды. Чем дальше, тем больше Европарламент играет роль общеевропейского стандартизатора. Большинство партий, поддерживающих сохранение и укрепление Евросоюза, его федерализацию, поддерживают идею наделения Европарламента правом законотворческой инициативы.

Судя по предвыборной агитации, самым популярным, мэйнстримным вопросом европейских выборов в Германии стала тема борьбы против изменения климата. Так или иначе, эту, изначально «зеленую тему», попытались использовать в своей агитации почти все значимые партии. Отчасти этому способствовало массовое движение школьников и студентов «Fridays for Future» («Пятницы ради будущего»), которые охватили страну с начала года. Во время шествий и школьных забастовок молодежь обвиняла власти в отсутствии политической воли, необходимой для решения проблемы климатических изменений (см. фото Наклейки «Fridays for Future» на предвыборных плакатах СДПГ). Климатическая тема, по-видимому, способствовала росту популярности партии «Зеленых», которая смогла занять второе место в Германии и получить 22 места в Европарламенте, тогда как опросы предсказывали 17-18 мест.

Помимо климата, в ходе кампании обсуждались и другие вопросы. Вот некоторые из них: 

  • введение общеевропейских налогов на крупные корпорации и концерны;
  • увеличение минимального размера оплаты труда;
  • проблема спасения беженцев в Средиземном море и создание общеевропейской системы их приема;
  • квоты для мигрантов (в целом стоит отметить, что в Германии тема мигрантов потеряла особую политическую остроту, которую она приобрела несколько лет назад, и перешла в разряд организационно-технологических);
  • дискуссия о создании общеевропейской армии;
  • регулирование строительного рынка для решения проблемы нехватки доступного жилья; 
  • будущее Евросоюза, укрепление европейских институтов и расширение их полномочий.

В СМИ особое внимание уделялось т. н. «угрозе популизма», росту влияния право-популистских партий и движений, евроскептиков, как в Германии, так и особенно в других странах, что, по-видимому, способствовало некоторой антипопулистской мобилизации избирателей. 

Агитация в русскоязычной газете

«Русская тема» — возможное вмешательство России в европейские выборы, поддержка правых популистов и евроскептиков, смягчение\ужесточение санкций — возможно так и остались бы на далекой периферии кампании, если бы не «австрийский скандал», случившийся в последние дни перед голосованием и который активно освещали традиционные немецкие медиа. Как показалось, в отличие от избирательной кампании в Бундестаг, партии менее активно работали с русскоязычными избирателями. Агитационных материалов на русском языке было существенно меньше. Целенаправленную работу с русской аудиторией, пожалуй, продолжала только АдГ (кстати, мнение о какой-то особой поддержке этой партии среди русскоязычного населения опросами и исследованиями не подтверждается). Среди кандидатов в Берлине, только у партии «Зеленых» был выходец из русскоязычного мира — экс-астраханец Сергей Логодинский, который занял проходное 12 место.

День голосования

Процедура голосования почти ничем не отличается от увиденного нами во время выборов в Бундестаг в сентябре 2017 г. Избиратели голосуют по любому удостоверению личности, на котором имеется фотография. Желательно прийти на участок вместе с приглашением, которое избиратель получает по почте и в котором содержится его идентификационный номер и адрес избирательного участка. Один из членов комиссии проверяет на тот ли участок пришел избиратель, другие проверяют его документ и нет ли его в списке проголосовавших досрочно по почте. Затем избирателю выдают бюллетень, и один из членов комиссии следит, чтобы избиратель лично и тайно проголосовал в кабинке. После чего избиратель отмечается в списке избирателей и только на выходе опускает сложенный бюллетень в кабинку. Бюллетени напечатаны на достаточно простой бумаге, без особых степеней защиты. В случае, если избиратель ошибся, испорченный бюллетень просто разрывается на части и выбрасывается в специальную урну, а избирателю выдается новый. Как и на выборах в Бундестаг, на избирательных участках наблюдались небольшие очереди.

Избирательные участки открываются в 8 утра и закрываются в 18.00, после чего комиссии приступают к подсчету голосов. Подсчет происходит открыто, причем наблюдать за ним может любой человек, пришедший на избирательный участок.

Ранее в Германии совершенно отсутствовал институт национальных наблюдателей, соответственно, их деятельность никак не регламентировалась. Правопопулистские партии, прежде всего АдГ, несколько стимулировали наблюдательскую активность на волне разжигания ими общего недоверия к сложившейся политической системе. Чаще в Германии стали появляться и международные наблюдатели. По-видимому, это и стимулировало организаторов выборов разработать специальные инструкции о правах и полномочиях наблюдателей, о правилах их взаимодействий с комиссиями.

Агитационный штаб «Зеленых»

Избиратель имеет возможность проголосовать досрочно, по почте. Он делает для этого заявку, получает комплект конвертов разного размера и бюллетень. Запечатанные один в другой конверты отправляет по почте или приносит в муниципалитет. В день голосования «почтовые голоса» отдельно подсчитываются на специальных «почтовых участках» — своего рода счетных центрах. В целом наблюдается тенденция к росту почтового голосования, как более удобного для избирателей. 

Одна из серьезных проблем, с которой сталкиваются организаторы выборов, — это набор добровольцев в участковые комиссии. В основном к работе в них привлекаются муниципальные служащие, работники бюджетных учреждений. Члены комиссии при желании могут пройти специальное обучение в муниципалитете. Обычно они собираются накануне дня голосования, где председатель и более опытные члены комиссии проводят инструктаж. 

Как уже говорилось, голосование завершилось в 18.00, а уже спустя несколько минут вся страна и весь Евросоюз знали результаты выборов в Германии. Происходит это благодаря соцопросам, которые на избирательных участках проводят крупнейшие телевизионные компании ARD и ZDF совместно с социологическим агентствами. 

Нам посчастливилось пообщаться с таким опросчиком на одном из избирательных участков. Отработанная за много лет методика, научно-обоснованная выборка и лояльное отношение избирателей к таким опросам достаточно точно позволяют фиксировать предварительные результаты голосования. Следует напомнить, что правила не позволяют публиковать результаты голосования в тех странах, где выборы прошли с четверга по субботу (например, в Великобритании), до того момента, как не будут закрыты избирательные участки во всех странах, где избиратели голосовали в воскресенье. Но поскольку в Германии голосование заканчивается раньше всех в Европе, в 18.00, то жители Евросоюза, на основе проведенных опросов, смогли узнать первые предварительные результаты голосования именно из этой страны и обсуждать их несколько часов до того момента, как стали поступать данные из других стран Европы. Что еще раз символически подчеркивает ведущую роль Германии в общеевропейской политике.

Читайте также:

Виталий Ковин: другие материалы автора
Мнениегод назад
Как ни крути ситуацию со вторым туром в Приморье, у нее нет очевидных победителей
Мнениегод назад
Что значит задержание члена ЦИК Башкирии по подозрению в организации фиктивных наблюдателей
Мнение2 года назад
Почему жителям других регионов важно об этом знать
Мнение2 года назад
О рекламе и антирекламе кандидатов в губернаторы Пермского края