Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Выборы в Европарламент в Швеции. Часть 2

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

На этой неделе европейское сообщество выбирает Европарламент. Выборы в разных странах проходят в разные дни, но в Швеции, как и во многих других европейских странах, выбирают депутатов в воскресенье, 26 мая.

Об избирательной и партийной системах в Швеции я рассказывал в первой части, сегодня — о том, как выглядят избирательные бюллетени в Швеции и как проходит досрочное голосование.

Избирательные бюллетени

В рейтингах демократии Швеция обычно стоит на одном из ведущих мест. Так, в имеющемся у меня под рукой индексе демократии Economist Intelligence Unit 2013 года Швеция на втором месте после Норвегии (Швейцария на 7-м, Канада на 8-м, Германия на 14-м, Великобритания на 16-м, США на 21-м, Франция на 28-м).

Однако это не значит, что в выборной системе здесь все идеально. И одним из самых уязвимых мест является система избирательных бюллетеней, которая не вполне гарантирует тайну голосования.

Опыт показывает, что в мировой практике чаще всего используется один из двух вариантов избирательного бюллетеня. Первый — привычный для нас: в бюллетене указываются все кандидаты или, если выборы по партийным спискам, названия всех партий, чьи списки зарегистрированы. Второй — когда для каждой партии изготовляется свой бюллетень. В этом случае избиратель берет бюллетень, соответствующий его предпочтениям, и кладет его в конверт. Такая система, например, во Франции и Израиле. И так же в Швеции — с той только разницей, что избиратель может (но не обязан) отметить в бюллетене одного кандидата.

Впрочем, в описаниях шведской системы можно прочесть, что используются одновременно бюллетени двух типов. В одном (т. н. партийный бюллетень) есть только название партии, и такой бюллетень просто кладется в конверт (хотя в принципе и в него можно вписать фамилию кандидата). Во втором (т. н. именной бюллетень) перечислены все кандидаты (с указанием возраста, профессии и места жительства) с квадратом напротив каждой фамилии. В этом бюллетене можно сделать отметку в таком квадрате. Так было, в частности, на национальных выборах в 2018 году. Но на этих выборах используются только именные бюллетени.

Есть еще пустые бюллетени (где указан только вид выборов). У них реально две функции. Во-первых, они позволяют избирателю самостоятельно вписать название партии и, при желании, фамилию кандидата. Это может быть необходимо, если по какой-то причине избиратель не нашел бюллетень нужной партии. Во-вторых, избиратель может вложить в конверт пустой бюллетень. Он будет считаться недействительным, но при этом такие пустые бюллетени подсчитываются отдельно от других недействительных.

Избирательные бюллетени в Швеции
Фото: Татьяна Юрасова

Здесь важно сделать отступление. От разных «специалистов» в области зарубежных выборов мы слышали, что голосование «против всех» — российское изобретение, и его нет в других странах. Но не надо путать название строки и само явление. Голосование пустыми бюллетенями (которое возможно в Швеции, Франции, Израиле и наверняка еще в других странах) по сути и есть аналог нашему голосованию «против всех». Кстати, когда оно вводилось в 1993 году, первоначально предполагалось его оформить именно как голосование пустыми бюллетенями. Но потом все же решили ввести отдельную строку. И сделано это было очевидно по двум причинам. Во-первых, еще было памятно, как граждане на советских выборах опускали бюллетени, не делая в них отметок, и можно было предполагать, что часть их будет по старинке так же делать и на альтернативных выборах, а потому такие бюллетени нельзя было расценивать как протестное голосование. Во-вторых, пустой бюллетень фальсификаторам слишком легко превратить в голос за «нужного» кандидата. И если первая причина уже не актуальна, то со второй нам в России необходимо считаться. Поэтому для нас возврат строки «против всех» важен, и пример других стран нам говорит скорее в ее пользу.

Но вернемся к Швеции. Партии здесь тоже делятся на два сорта. Бюллетени партий, которые на предыдущих аналогичных выборах получили больше 1% (таких в этот раз 10 — это восемь парламентских плюс «Феминистская инициатива» и Пиратская партия), печатаются централизованно за государственный счет. Остальные партии должны сами печатать свои бюллетени и развозить их по избирательным участкам. Размер бюллетеня — А6 (105×148 мм).

Точного числа партий, выдвинувших списки, я не знаю. Но по моим оценкам их примерно 45. Однако я был на трех участках Стокгольма, где проводится досрочное голосование (о нем в следующем разделе), и на одном видел бюллетени 16 партий, на другом — 17, на третьем — 19. Похоже, многие мелкие партии просто не тратят средства на печать бюллетеней: им проще призвать своих немногочисленных сторонников вписать название партии в пустой бюллетень.

Разумеется, проблема учета бюллетеней здесь просто не стоит. Для вброса почти идеальные возможности — если бы здесь кому-либо пришло в голову, что можно вбрасывать.

Проблемы не в этом. Например, одна из задач партийных активистов — следить, чтобы бюллетени своей партии постоянно присутствовали в лотке. Одна опасность — что их украдут конкуренты или просто недоброжелатели. Другая — что бюллетени в лотке закончатся, а члены участковой комиссии вовремя не положат новые.

Но хуже другое. Скажем, в Израиле, где бюллетени еще более маленького размера, они все лежат в кабинке для голосования, поэтому там нет проблем с тайной голосования. Во Франции, как нам говорили, избиратели берут сразу несколько бюллетеней, один вкладывают в конверт, остальные на выходе из кабинки выбрасывают. 

В Швеции тоже избирателям рекомендуют брать несколько бюллетеней, но, как я понял, многие эту рекомендацию игнорируют. А сами лотки с бюллетенями находятся у входа на избирательный участок. И потому какой бюллетень избиратель взял — могут увидеть другие избиратели или члены участковой комиссии (бывает, что член комиссии следит, чтобы никто не утащил пачки бюллетеней, и тогда он, скорее всего, видит, что берет избиратель).

Раньше была распространена практика, когда партийные активисты просто раздавали свои бюллетени перед входом на участок. Кроме того, в условиях высокой явки на участках нередко возникали очереди, в которых избиратели стояли с бюллетенями в руках. В таких условиях трудно признать голосование тайным.

Ящик для голосования в Швеции
Фото: Татьяна Юрасова

Как я понял, многое жители Стокгольма не видят в этом сложности: они не боятся, что кто-то узнает их волеизъявление. Но проблему это не снимает. Понятно, что в крупном городе люди наиболее независимы и по вертикали (т. е. от начальства), и по горизонтали (т. е. от мнения соседей). В небольших общинах (а также среди отдельных этнических групп) ситуация может быть иной.

Наши коллеги из Шведского международного либерального центра еще пять лет назад стали критиковать эту систему. Поначалу их критика всерьез не воспринималась: мол, какие могут быть проблемы у одной из самых демократических стран. Но постепенно начали прислушиваться. На этих выборах лотки с бюллетенями поместили в коробки, закрытые с трех сторон. В лотках бюллетени разложены в строгом порядке: слева десять основных партий по алфавиту (самые дальние — Социал-демократы, поскольку они на A, их официальное название Рабочая партия Социал-демократов, Arbetarepartiet Socialdemokraterna; самые ближние — Левые, Vänsterpartiet), но ближе всех пустые бюллетени), правее — остальные партии тоже по алфавиту.

Впрочем, на наш взгляд, гарантий тайного голосования такое решение все равно не дает. 

Досрочное голосование

В Швеции допускается и достаточно распространено досрочное голосование. Впрочем, такой термин не вполне точен. Досрочное голосование начинается примерно за три недели до дня основного голосования, но продолжается и в день основного голосования. Принципиальная разница в том, что для досрочного голосования выделены особые участки (их меньше, чем основных) и досрочно можно проголосовать на любом таком участке. Иными словами, шведское досрочное голосование совмещает черты нашего досрочного голосования и голосования по месту нахождения.

При этом есть еще одно важное правило. Избиратель, проголосовавший досрочно, имеет право переголосовать в день голосования на своем избирательном участке. Все это делает работу участковых комиссий достаточно трудоемкой.

Для досрочного голосования используются два конверта. В конверт меньшего размера избиратель вкладывает свой бюллетень. Конверт никак не помечается, чтобы сохранить тайну голосования. Всем избирателям по почте за три недели до дня основного голосования присылают «карту избирателя» (которое скорее можно назвать приглашением) с отрывной частью. Избиратель, голосующий досрочно, должен предъявить не только удостоверение личности, но и эту карту. Ее отрывную часть член участковой комиссии вкладывает вместе с конвертом меньшего размера в большой конверт, имеющий окошко, — так, чтобы в это окошко была видна информация о номере участка, к которому приписан избиратель.

Далее конверты досрочников пересылают в участковые комиссии по месту их жительства. Там сначала проверяют, не проголосовал ли данный избиратель у себя. Если проголосовал, его досрочный бюллетень аннулируется. Если не проголосовал, то из большого конверта извлекается конверт меньшего размера и опускается в урну. Потом эти голоса считаются.

Система достаточно сложная и трудоемкая, но она хорошо обеспечивает избирательные права граждан и потому пользуется популярностью. Так, на прошлых выборах в Европарламент 2014 года досрочно проголосовали 35,8% от всех проголосовавших, а на национальных выборах 2018 года — 44,7%. А сейчас прогнозируется около 50%. И это уже вызывает серьезное беспокойство.

Читайте также: