Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение21 мая 2019, 12:25
Григорий Мельконьянц
Сопредседатель движения «Голос», член Научно-экспертного совета при ЦИК России

На протяжении трех месяцев наблюдаем за подготовкой к эксперименту по дистанционному электронному голосованию на выборах в Мосгордуму. В ближайшее время вступят в силу соответствующие федеральный и московский законы.

Оговорюсь, что являюсь сторонником интернет-голосования, но при условии, что до его применения на выборах органов власти система пройдет многократную проверку, а специалисты и наблюдатели на тестовых голосованиях смогут убедиться в ее надежности и прозрачности.

Оглядываясь на зарубежный опыт, можно констатировать, что делается это не за несколько месяцев. Практика такова, что при ответственном отношении государства либо отказываются от уже внедренных систем, либо не решаются их вводить после проведенного анализа. Это связано с тем, что электронное голосование на выборах сегодня несет риски скандалов и подрыва доверия. 

У нас в стране регулярно возникают поводы для скандалов, будь-то электронное голосование в Госдуме, когда «голосуют» физически отсутствующие на заседании депутаты, или в Совете Федерации, когда заявляют, что система неправильно учла голос, или в Мосгордуме, когда возникают сомнения в том, что система правильно учитывает депутатов, или на выборах в Общественную палату, когда вскрываются накрутки и подкуп, или на шоу «Голос.Дети», когда голоса накручивали бот-сети.

Законопроекты — штурмовщина и суета

Владимир Путин на совете законодателей заявил, что «законопроекты далеко не всегда имеют глубокую, всестороннюю проработку, недостаточно учитываются научные и экспертные оценки. Не изжита, к сожалению, — это отчасти только ваша вина, это вина и ваших коллег из исполнительной власти — спешка, необоснованная штурмовщина и даже суета».

Эту критику в полной мере можно отнести к федеральному и московскому законопроектам о дистанционном электронном голосовании. Принимаемые законы не становятся надежным фундаментом электронной системы, не раскрывают обязательных технических деталей ее работы и способов электронного контроля за ней, выводят голосование и подсчет голосов из подчинения избиркомов и передают их исполнительной власти.

У законопроектов семь ключевых проблем:

1) Голосование и подсчет проводит Правительство Москвы, а не избиркомы. В соответствии с п. 3 ст. 20 Федерального закона «Об основных гарантиях....» подготовку и проведение выборов осуществляют избирательные комиссии. В законопроектах не закреплены конкретные полномочия и механизмы для избирательных комиссий по непосредственному управлению изнутри этой электронной системой. Мосгоризбирком выступает в роли лишь формального автора технического задания, а нижестоящие комиссии только обрабатывают поступающие заявления избирателей, наблюдают за статистикой участия избирателей в выборах и выводят информацию из системы на бумагу.

О том, что даже сами организаторы выборов не имеют целостного представления, как устроена вводимая система интернет-голосования, красноречиво говорит озадачившее меня интервью зампреда ЦИК России Николая Булаева «Парламентской газете». Он делит процедуру онлайн-голосования на три этапа: 1) регистрация на электронном избирательном участке; 2) голосование через личный кабинет на портале mos.ru и 3) подведение итогов, которое проходит в системе ГАС «Выборы». Добавляя, что эту систему до сих пор никому не удалось взломать и каким-то образом реально повлиять на результаты избирательных кампаний в России.

Проблема в том, что третий этап дистанционного электронного голосования по подведению итогов проходит не в системе ГАС «Выборы», а внутри все той же электронной системы голосования под управлением Департамента информационных технологий Москвы. И процедура голосования, и процедура определения его итогов — неверифицированная, несертифицированная и непрозрачная, пока публично не предъявленная даже в виде технического задания, хотя до старта кампании осталось лишь несколько недель.

С техническим заданием тоже вышла оказия. Согласно законопроекту именно Мосгоризбирком устанавливает требования к программному обеспечению и комплексу электронного голосования. Однако замруководителя Департамента информационных технологий Москвы Артем Костырко заявил о том, что ими 15-16 мая будет передано на утверждение в Мосгоризбирком итоговое техническое задание. Круг замкнулся: инициаторы, заказчики, составители ТЗ, разработчики и эксплуатанты системы электронного голосования одно лицо — Правительство Москвы. Фактически избирательным комиссиям отводится роль «зиц-председателя».

Федеральный законопроект прямо предписывает, что подача избирателем заявления, а также участие избирателя в дистанционном электронном голосовании осуществляются на портале государственных и муниципальных услуг Москвы. При этом эта норма не соответствует установленному п. 12 ст. 20 Федерального закона «Об основных гарантиях...» статус-кво, когда комиссии в пределах своей компетенции независимы от органов госвласти и органов МСУ. Это означает, что авторизация и подача заявлений избирателей через этот портал возможна, по аналогии с механизмом «Мобильный избиратель», однако программное обеспечение, предназначенное для голосования, и программно-аппаратный комплекс голосования на участке должны быть на «балансе» и под непосредственным управлением избирательных комиссий. В противном случае де-факто проводить электронное дистанционное голосование будут не избиркомы, а системные администраторы Департамента информационных технологий Москвы. То есть члены участковых избирательных комиссий своими подписями будут удостоверять лишь то, что данный протокол они получили от Правительства Москвы.

2) Не указано, кому подчиняются сисадмины, и не перечислены основные меры защиты, в том числе необходимость сертификации. В законопроектах необходимо было использовать логику Федерального закона «О Государственной автоматизированной системе Российской Федерации "Выборы"». 

Например: 

  • законопроекты не содержат такого понятия, как системные администраторы, которые должны обеспечивать эксплуатацию специального программного обеспечения и программно-аппаратного комплекса дистанционного электронного голосования в Московской городской избирательной комиссии и которые должны являться работниками информационного центра комиссии; 
  • в законопроектах не указано на недопустимость вмешательства в информационные процессы, в специальное программное обеспечение и программно-аппаратный комплекс дистанционного электронного голосования органов государственной власти, государственных органов, органов местного самоуправления, их должностных лиц, других лиц и организаций, которые в соответствии с федеральными законами не могут вмешиваться в данные процессы; 
  • в законопроектах не перечислены основные меры защиты системы, в том числе необходимость ее сертификации.

3) Отсутствуют положения о механизмах контроля. Открытость и гласность электронной системы — залог доверия. При этом статьи законопроектов о гласности, которые призваны убедить всех, что инициаторы проекта предлагают обществу понятные инструменты контроля, лишь отсылают к Избирательному кодексу города Москвы и закону «Об основных гарантиях...», в которых отсутствуют инструменты контроля за такой электронной системой голосования.

4) Печать бюллетеней из электронной системы не поможет. Вызывает вопросы целесообразность распечатки информации о волеизъявлении избирателя после завершения времени голосования в виде изображения заполненного избирателем бюллетеня. Это практически бессмысленная процедура, которая будет отнимать время и ресурсы, при этом не добавляя большей открытости. Предмет контроля заключается не в проверке на соответствие протокола и бюллетеней, распечатанных из электронной системы, а в возможности проверки целостности самой системы, сформировавшей протокол об итогах голосования. Поэтому вместо пересчета распечатанных бюллетеней необходимо установить процедуру электронной проверки.

5) Не предусмотрен «ручной» подсчет электронных голосов. В случае поступления жалоб предусматривается возможность проведения «ручного» подсчета голосов лишь на бумажных распечатках, полученных из электронной системы, без контрольного мероприятия в самой системе. Это имитация, проверяющая лишь умение системы два раза распечатать одинаковые данные. Это не позволит удостовериться, что система без каких-либо искажений отразила волеизъявления избирателей. Проблема установления баланса, над которой бьются разработчики в разных странах, между тайной голосования и прозрачностью системы, в московской разработке пока не разрешена. Невозможно проверить, что избиратель проголосовал самостоятельно и что его голос учтен верно. 

6) Не определен план действий в чрезвычайных обстоятельствах на случай отказа компонентов системы, отключения электричества, связи и сети Интернет. Например, в случае отказов КОИБ предусмотрено голосование традиционным образом в ящик.

7) Эксперимент не обеспечивает равноправие участников выборов: кандидатов и избирателей. В результате того, что на одних и тех же выборах в разных округах вводятся разные юридические условия их проведения нарушаются базовые принципы выборов о равном избирательном праве и равенства кандидатов, установленные международными и российскими нормами. Эти принципиальные нарушения могут послужить основанием для обращения в Конституционный суд России и в суды для отмены результатов голосования по округам, где проводился эксперимент.


Цена ошибки

Государственный подход должен быть во всем, в том числе в адекватных оценках рисков тех или иных экспериментов. Настораживает бравада, с которой выступают депутаты и эксперты, не разбирающиеся в электронных системах голосования, но при этом делающие громкие заявления о надежности еще не созданной системы и об отсутствия рисков. Использую одно из характерных заявлений для разбора двух тезисов.


1) «Риск искажения волеизъявления москвичей в результате неудачи названного эксперимента полностью исключен».

Это, конечно, не так. В случае «вбросов» электронных голосов, взлома системы и сбоев в работе могут быть потеряны или искажены голоса тысяч избирателей. Это может существенным образом повлиять на распределение мандатов. Неоднократно звучали заявления, что вопрос доверия к системе решается простым образом: у избирателя будет выбор, голосовать традиционным образом или электронным, поэтому он рискует только своим одним голосом. Следует учитывать, что от искажения голосов, полученных электронным образом, пострадают все избиратели округа, что повлияет на общие результаты и может «опрокинуть» победителя. Например, на прошлых выборах в Мосгордуму разница голосов между победителем и вторым местом в одном из округов составила всего лишь 316 голосов.


2) «Очень важно избежать любых политических спекуляций на тему электронного голосования в Москве... Любой эксперимент содержит в себе риски, поэтому и проводится он в лабораторных условиях под жестким наблюдением».

К сожалению, это тоже не совсем так. Если бы прототип системы дистанционного электронного голосования был представлен заблаговременно для всестороннего «лабораторного» исследования под наблюдением в разных условиях работы, то при соответствии его стандартам, возможно и доверие было бы. Сейчас же ни о каких «лабораторных условиях под жестким наблюдением» речи не идет. Это вполне полевые условия, когда «на живых» голосах избирателей проводятся опыты с помощью никому не известной и несертифицированной системы. Более того, никакого «жесткого» или какого-либо адекватного инструмента для наблюдения за честностью работы системы не предусмотрено.

Законодатели обрекают систему «на успех». После принятия федерального и московского законов обратной дороги нет. Если после презентации и тестирования системы в июне окажется, что она не годна, содержит критические уязвимости, по закону этот эксперимент обязан будет состояться.


О предстоящем тестировании электронной системы

После того, как законы будут приняты, Мосгоризбирком и Департамент информационных технологий Москвы заявили о проведении  в июне тестирования электронной системы. Это может говорить о том, что никаких открытых конкурсов на разработку системы уже не будет, и ее внедряют на бесконкурсной основе силами департамента и привлеченных закрытым образом подрядчиков.

Каким образом будет организовано тестирование, будут ли созданы все необходимые технические и временные условия для полноценного аудита системы, будут ли обнародованы результаты тестирования, нам еще предстоит узнать. При этом созданные условия для работы специалистов условия не должны уступать недавно проведенному месячному публичному тестированию электронной системы в Швейцарии с призами в сумме 150 тыс. швейцарских франков (9,8 млн руб.), в результате которого была выявлена критическая уязвимость, позволяющая изменить результаты голосования.

Риски состоят не только в возможных закладках, черных ходах или уязвимостях для хакеров. Возникают серьезные риски искусственной подачи заявлений на голосование за избирателей и голосования за них, используя доступ к личному кабинету на портале mos.ru, а также риски скупки голосов, которая технологически значительно облегчается и открывает дорогу черным рынкам электронных голосов.


P.S.

Бросаются в глаза усилия, которые предпринимаются для проведения через Госдуму законопроектов об экспериментах с электронным голосованием и цифровыми участками. К сожалению, сил почему-то не хватило на обещанные законопроекты, которые нужны российским выборам как воздух: по снижению «муниципального фильтра» и снятия ограничений для наблюдателей.

Читайте также:


donate2-copy-2Поддержать борьбу «Голоса» за честные выборы рублём.






Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Эксперимент по интернет-голосованию в Москве

На выборах депутатов Московской городской Думы в трех округах (1, 10 и 30) проходит эксперимент по дистанционному электронному голосованию. Поспешность разработки системы вызывает серьезные опасения в части соблюдения тайны голосования, надежности технических решений и возможностей для наблюдения. Эксперты «Голоса» вошли в состав технической рабочей группы и электронного штаба по наблюдению для проведения контроля за разработкой и тестированием.

Все материалы сюжета
Григорий Мельконьянц: другие материалы автора
МнениеИзбиркомы8 дней назад
Почему ценностные ориентиры так важны для работы членов комиссий
МнениеФальсификациимесяц назад
Впечатления о поездке с ревизией в муниципальную комиссию
МнениеЗаконотворчество2 месяца назад
В СМИ просочились предложения Эллы Памфиловой по реформе избирательной системы. Разберем, о чем идет речь
МнениеДопуск кандидатов4 месяца назад
Разбираю письмо омбудсмена Петербурга