Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мнение21 января 2019, 13:15
Василий Вайсенберг
Эксперт по краткосрочному наблюдению движения «Голос» // Twitter автора
Фото: Избирком Свердловской области

На ridl.io вышла неплохая статья политолога Юлии Кривоносовой про «использование машин для голосования» или, в нашем варианте, — комплексы обработки избирательных бюллетеней (КОИБы). Кривоносова сделала обзор мировой практики работы таких машин и пришла к выводу, что все снова возвращаются к ручному подсчету голосов. Основные причины — сложность контроля автоматического подсчета, зачастую он только усложняет и удлиняет весь процесс, а не облегчает. В России же проблему мог бы решить ручной пересчет голосов, но и с ним не все так просто. Поэтому общество не доверяет таким машинам, делает вывод автор. Так ли это?

Ручной пересчет

Действительно, ручной пересчет голосов гарантирован законом, но на практике его практически невозможно провести. Нужны обоснованные жалобы на сбой работы КОИБ, но даже наличие таких жалоб не гарантирует, что организующая комиссия примет решение пересчитать. Ведь если выяснится, что имеются расхождения, то придется пересчитывать все участки, а этого никто не хочет. Похожая позиция и в ЦИКе: мы увеличиваем число КОИБов, чтобы ускорить процесс подсчета, а не замедлить, зачем нам снова все пересчитывать? 

Раньше в некоторых региональных законах содержалась норма об обязательном выборочном ручном пересчете: после окончания голосования выбирались несколько участков, если все сходилось, то никакого массового пересчета дальше не происходило. И это было хорошей практикой с точки зрения контроля за машинным подсчетом, но сильно нервировало организаторов выборов. Поэтому эти нормы исчезли — в частности, так поступили в Московской области.

Скорость подсчета

Если выборы проходят по многомандатным округам, то есть избиратель может поставить более одной галочки, то КОИБ сильно упрощает жизнь. Обычный подсчет бюллетеней с несколькими отметками очень непрост. И результат нельзя проверить контрольными соотношениями, так как сумма голосов за кандидатов не равна числу действительных бюллетеней. И таких выборов в России очень много - по сути по многомандатным округам проходят все выборы местных депутатов. Если в бюллетень ставится только одна отметка и комиссия работает слажено и хорошо, то ручной подсчет по скорости не сильно отстает от машинного.

Доверие

Россияне вообще не доверяют результатам выборов. Тому есть свои причины, поэтому кто именно и как будет считать их голоса, не так уж и важно. Спор про КОИБы ведется в узкой среде специалистов — наблюдателей за выборами. И до недавнего времени был консенсус — если на участке стоит КОИБ, то подсчет голосов пройдет нормально. Всегда были противники, но раньше их голоса звучали не так заметно. Статистика подтверждала - результату на участках с КОИБами можно доверять. 

Все изменилось осенью 2017 года, когда на региональных выборах в Саратовской области выяснилось, что итоговые протоколы после машинного подсчета голосов не соответствовали действительности. Избиратели выносили бюллетени, но в протоколе КОИБа это не отражалось: число выданных бюллетеней и обнаруженных в урнах для голосования совпадало. Тогда у наблюдателей появились подозрения, что кому-то удалось подключиться к принтеру КОИБ и напечатать поддельный протокол. 

История повторилась и в 2019 году, но куда в большем масштабе: на очередных выборах главы Приморского края обнаружились поддельные протоколы КОИБ, которые машина не могла сама напечатать по ряду причин. То есть кому-то каким-то образом удалось вмешаться в работу выводящего устройства и подменить итоговый протокол. Стало ясно, что для этого можно даже не вмешиваться в исходный код. Как именно подменить, не так уж и важно: напечатать заранее и вложить в лоток принтера, подключится к принтеру по вайфай и тд. Доверие было подорвано. 

Отказаться от КОИБ?

Стоит ли полностью вернуться к ручному подсчету голосов, про который наблюдателям все ясно и понятно: куда смотреть и что ловить? 

К сожалению, такие знания помогают не всегда: комиссия либо не обращает внимания на протесты наблюдателей, либо просто их удаляет. Иногда наблюдателям удается отбить голоса избирателей. Но КОИБ — это машина, которую можно проверить с помощью пересчета. У машины есть производитель и техзадание, по которому она проектируется. 

К слову, у КОИБов-2010 подключение принтера не было так называемым обязательным условием для их работы, а модели 2017 года уже не могут работать, если к ним не подключен принтер. Поэтому фальсификации в Приморье были только на старых моделях, где можно было отключить принтер. 

И опять мы приходим к доверию. Если есть умысел на фальсификацию, то неважно, как считать голоса, руками или машиной. Всегда можно придумать, как получить нужный результат, это всего лишь вопрос затрат и усилий. Другой вопрос, что на подтасовку результатов с КОИБом потребуется всегда больше затрат. Может это в какой-то момент станет решающим фактором в пользу честных выборов?

Читайте также:

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Уязвимость КОИБ-2010

На выборах губернатора Приморья в 2018 году наблюдатели выявили фальсификации протоколов на участках с комплексами обработки избирательных бюллетеней. Распечатанные копии протоколов отличаются форматированием от шаблонов, а результаты голосования аномальны. Для выяснения механизма фальсификации при юридической поддержке «Голоса» проходят суды, а ЦИК России с участием экспертов разрабатывает меры по устранению уязвимостей КОИБ-2010.

Все материалы сюжета
Василий Вайсенберг: другие материалы автора
МнениеДеньги на выборахмесяц назад
Что мы узнали о выборах в Башкортостане
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Как региональные избиркомы перенимают практику красивой отчетности
МнениеАгитация2 месяца назад
Кто и зачем путает карты перед днем голосования
Мнение3 месяца назад
Как прошло заседание ЦИК по жалобам Гудкова, Соболь, Русаковой и других незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму