Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеИнновацииМосква22 сентября 2021, 16:00
Василий Вайсенберг
Эксперт по краткосрочному наблюдению движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

Как выяснилось, аудит и сверка — и это две разные истории. И если аудит — это долгая история, и финальный доклад будет готов только в ноябре-декабре, то сверка закончится до 27 сентября. Обе эти процедуры никак законом не регламентированы, и на расклад мандатов в Госдуме повлиять не смогут. То есть все недовольные должны идти в суд — как это знакомо.

Кто займется сверкой, а кто аудитом

Сверку будет проводить техническая группа, в которой есть в том числе и независимые эксперты, например Евгений Федин (правда, он еще не подтвердил свое участие). Аудит будет проводить специально созданная группа под руководством Григория Мельконьянца. Насколько я понял, группа по аудиту еще не сформирована окончательно, известно только руководство — Григорий Мельконьянц, Николай Волков и Владимир Чернецкий.

В чем разница

Техническая группа займется пересчетом и постарается ответить на вопросы про 78 тысяч голосов расхождения, 13 тысяч бюллетеней, которые выдали, но по которым не проголосовали и т. д. На заседании штаба было озвучено, что техгруппа получит весь необходимый доступ. Как будет на самом деле, мы скоро узнаем, все же в группе есть независимые эксперты.

Теперь про аудит

Это дольше и сложнее, задача аудита — ответить на глобальный вопрос: можно ли продолжать использовать и дальше электронное голосование в том виде, в котором оно реализуется сейчас. К сожалению, у меня нет особых иллюзий на этот счет. Особенно после слов председателя Мосгордумы Алексея Шапошникова, что в следующем году в Москве пройдут муниципальные выборы, и москвичам понравилось голосовать электронно.

То есть никакого пересчета электронных голосов не будет. И результаты выборов на этом основании вертикаль избирательных комиссий пересматривать не собирается. В судебные перспективы я верю еще меньше. Остается надежда, что получится что-то поменять в электронном голосовании благодаря результатам аудита. Но это уже речь про следующие выборы. 

Ну и в качестве послесловия

Можно говорить, что у нас нет выборов, что электронное голосование сделано специально, чтобы фальсифицировать голоса. И это будет правдой. Вопрос только, что делать с этим дальше? Выбор небогатый: не делать ничего или попытаться что-то поменять. Первый вариант я не обсуждаю, для меня остается только второй. Но вы в своем праве выбрать первый вариант.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Инновации»
МнениеИнновации20 дней назад
И российские законы, и практика их применения позволяют это сделать
Виталий Аверин
НовостьИнновациимесяц назад
Члены избиркомов в Москве попросили Венедиктова способствовать отмене результатов интернет-голосования
Они написали открытое обращение к главе московского общественного штаба по наблюдению за выборами. Мы приводим полностью его текст
МнениеИнновациимесяц назад
Четыре причины, почему вводить дистанционное электронное голосование как минимум преждевременно
Виталий Аверин
РазборИнновациимесяц назад
Совокупность видимых фактов, подогреваемая однонаправленным вектором вероятного искажения, порождает не просто подозрение, а уверенность в том, что ДЭГ таки начали использовать для «корректировки» волеизъявления
Дмитрий Нестеров
Василий Вайсенберг: другие материалы автора
МнениеИзбирательные стандарты16 дней назад
Для того, чтобы стать сенатором, ей был необходим статус народного избранника
МнениеИзбирательные стандарты3 месяца назад
Объясняем, что означает новый порядок аккредитации Центризбиркома
РазборИзбиркомы3 месяца назад
Журналисты могут столкнуться со сложностями
МнениеДопуск кандидатов3 месяца назад
ЦИК исключил бизнесмена из федерального списка КПРФ и зарегистрировал список партии без него