Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Изгнание духов с участков Донецкой области

Блог | Роман Удот
Член Совета движения «Голос» // Twitter, Facebook, ЖЖ автора

На выборах президента Украины 2019 судьба поставила уникальный эксперимент: публичное разоблачение фальсификаций в Донецкой области на первом туре голосования вынудило организаторов воздержаться от них во втором. 

В результате данные второго тура обнажили махинации первого, и появилась возможность ретроспективным анализом подтвердить первоначальные оценки искажений. Они оказались между 40 и 54 тысячами голосов в пользу Порошенко, т. е. от 5% до 6% от официальной явки или от 37% до 50% официальных голосов этого кандидата.

В предыдущих сериях...

Я уже рассказывал о статистических аномалиях в результатах голосования в Донецкой области в первом туре выборов. Аномалии указывали на фальсификацию результатов в пользу Порошенко. Оценка давала около 54,3 тысяч аномальных голосов. Статистические аномалии сопровождались сообщениями с мест о вбросах, каруселях и принуждении к голосованию.

Данные наблюдателей, вместе с моими скромными изысканиями, были перепечатаны рядом украинских СМИ и тиражировались в социальных сетях.

Теперь хорошая новость: совместными усилиями фальсификаторов запугали. Говорят, довели «до больничной койки». Как рассказывают в этом ролике:

«Но для начала о нашей с вами небольшой победе в другом регионе. Помните, мы разбирали фальсификации по Донецкой области? В частности, в 60 округе по нашим данным в первом туре в пользу Петра Порошенко в Донбассе было сфальсифицировано как минимум 30 тысяч голосов, а во втором туре тоже были такие аномальные участки, но, скажем, все прошло более менее чисто... По нашим данным, в местных органах власти так перепугались, что ряд чиновников вышли на больничные. Ну что же? Будет им уроком. Но, к сожалению, если на Донбассе нас посмотрели и решили не баловаться, то до львовской глубинки наше предостережение не дошло». 

О «львовской глубинке» я ещё расскажу, как найду время, а пока...

А пока мы, как всегда, на слово верить не будем, а «поверим алгеброй», как сказал поэт. 

Перемога в картинках

Действительно, число участков с подозрительными результатами Порошенко между турами снизилось:

Аномалии первого тура


Уменьшение аномалий во втором туре

Выше — количество аномальных участков по результатам Порошенко. То же видно и по количеству голосов за Порошенко на участках с необычно высокой явкой:

Высокая явка первого тура сопровождалась аномальными голосами за Порошенко

Видно, что хотя участков было немного, но они добавили значительную часть голосов в первом туре. А потом... исчезли. Как корова языком слизала. В области высоких явок остались только военные части (спецучастки):

Голоса за Порошенко исчезли из области высоких явок во втором туре

Эти графики самостоятельно можно построить с помощью модулей:

Крах акций Порошенко на Донецкой бирже

Чтобы показать изменение голосов за кандидатов между первым и вторым турами, можно построить так называемую биржевую диаграмму. Вместо цены открытия и цены закрытия акций компаний, выраженных в твёрдой валюте, будем смотреть «цены акций» кандидата Порошенко, выраженных в процентах голосов. Эта валюта потвёрже твёрдой будет. 

Так выглядит биржевая диаграмма для одного из округов: ТВО № 45

«Электоральные акции» Прошенко падают на участках с аномально высокими результатами

Каждая полоса — избирательный участок. Участки отсортированы по возрастанию процента Порошенко в первом туре. Если процент во втором туре рос — полоса зелёная. «Акции растут». Если президент потерял проценты — полоса красная. «Акции падают».

Прирост результатов во втором туре — нормальное явление, так как кандидату переходит часть голосов кандидатов первого тура, которые не прошли во второй.

Наоборот, падение результатов — подозрительная ситуация. Получается, что избиратели Порошенко «предали» его во втором туре, передумали за него голосовать. Видно, что такое «предательство» произошло на тех самых подозрительных участках, на которых у Порошенко были аномально высокие результаты в первом туре. На нормальных участках массового «предательства» не наблюдается. 

Например, для Зеленского по тому же ТВО картина выглядит следующим образом:

«Акции» Зеленского растут без аномалий

У Зеленского нормальная ситуация: ему переходит часть голосов кандидатов, которые не прошли во второй тур. Следовательно, его результаты растут.


Как выше было указано, были опубликованы доказательства, что в пользу Порошенко в первом туре были применены фальсификации. Во втором туре таких сообщений не было. Это не значит, что их не было. Скорее всего, они были менее массовые и менее заметные. 

Если в первом туре были применены фальсификации, а во втором туре от них отказались, то баланс голосов можно определить по формуле:

«Изменение голосов за Порошенко» = «переход от других кандидатов» — «фальсификат I тура» — «избиратели-предатели».

То, что «избиратели-предатели» проявились только на участках, подозреваемых или уличённые в фальсификациях в первом туре, делает предположение об их существовании малообоснованным. На нормальных участках их не наблюдается. Там, где сторонники Порошенко не были фиктивными, они сохранили свою верность.

С большой долей уверенности, можно предположить, что падение результатов Порошенко во втором туре — проявление фальсификаций первого тура, несколько скрытых притоком голосов от других кандидатов.

В целом по Донецкой области наша «биржевая диаграмма» выглядит ещё более наглядной.

Крах «акций» Порошенко по всему региону

Видно, что на участках, где в первом туре Порошенко набирал 10% голосов и выше, «акции» просто рухнули.

В этой зоне сторонники начинают массово «исчезать», или если хотите «предавать» действующего президента. Причем результат кандидата после их «предательства» скатывается до нормальных по региону 6-7%.

Спецучастки

Но такое происходило не везде. На определенных участках в области высоких явок замечен и рост голосов за Порошенко.

В Донецкой области есть так называемые спецучастки. Их номера выглядят как «000003» или «000010». Обычные участки имеют нумерацию типа «142324». По имеющимся у нас данным, основную часть спецучастков составляют военные части, где есть подозрение в принуждении к голосованию за определённого кандидата. Как минимум контингент избирателей там также специальный.

Если убрать эти спецучастки, то картина получается следующая:

Результаты Порошенко выше 35% не выдержали проверки II-м туром

«Исчезновение» избирателей в области подозрительных участков I тура — подавляющее. Глобальное вымирание сторонников и крах акций на электоральной бирже.

Ради научного интереса можно вывести на «биржевой диаграмме» спецучастки:

Спецучастки остались верны Порошенко

Всё логично: Порошенко получает голоса других кандидатов. Массовых аномалий в виде «исчезновения» сторонников нет.

Вымирание вида

Мы можем оценить число «исчезнувших» избирателей Порошенко.

Вместо процентов отложим число голосов, которые Петр Алексеевич внезапно недополучил во втором туре. Так как спецучастки не вызывают сомнений, снова уберём их.

Вымирание электората Порошенко в абсолютных цифрах

Диаграмма по числу сторонников не отличается от диаграммы по процентам, но на этой диаграмме сама площадь красной зоны показывает количество «вымерших» избирателей Порошенко. 

Если посчитать количество избирателей в красной зоне, то оно равно 35,6 тысяч.

Это, как мы уже говорили, неполное число фальсификаций первого тура, т. к. оно слегка скрыто притоком избирателей других кандидатов.

Вот несколько самых выдающихся примеров.

Потрясающе! Практически в десять раз! «Была тыща — стало сто. Торговали — веселились, подсчитали — прослезились».

На самом деле, участки, где явка первого тура снизилась настолько же, насколько снизились голоса Порошенко, можно подозревать во вбросах по Северокавказскому сценарию или каруселях по-подмосковному. Доказательств таких происшествий было опубликовано немало:

Вброс в стационарную урну

Вброс в урну для мобильного голосования

Участки типа 140570 и 140569 могут быть примерами результатов вбросов и каруселей. Тут в равной степени исчезли как избиратели, так и сторонники Порошенко. Видимо, их и не было изначально.

Участки типа 140432 и 140623 — с признаками переписывания. Явка не сильно поменялась между турами, но Порошенко потерял сотни голосов. Видимо, изначально голоса избирателей «случайно» положили не в ту стопку или сообщили в ЦИК цифры с «ошибкой». Вот примеры такой «пересортицы» зафиксированные на видео:

Пример обнаруженной «пересортицы»

Пример «ошибки» при передаче данных

Не рискну утомлять читателя обнаруженными фактами фальсификаций первого тура. Их можно посмотреть по уже приведённой ссылке соответствующего анализа.

Можно сделать ещё одну весёлую картинку. 

Каждая точка — участок. По X — результат Порошенко в I туре. По Y — изменение во втором.

«Всё нажитое непосильным трудом» фальсификаторами исчезло во втором туре


Тут и вовсе всё (прямо)линейно: там где у президента было, скажем, 40% , он терял 30%, где 70%, терял 60%. Остальные 10% — реальные голоса первого тура плюс переход от других кандидатов во втором.

Есть зона нормальных участков: низкие результаты подтвердились и приросли голосами других кандидатов. Есть зона спецучастков: высокие результаты сохранились и приросли по тем же причинам. 

А есть зона аномального хвоста под 45º: чем выше был результат в I туре, тем он больше терял во втором. Чем была выше дутая цена «электоральных акций» в первом туре, тем сильнее она рухнула во втором.

Сверка двух моделей оценки фальсификаций

Оценим естественный переход голосов других кандидатов на честных участках. 

Честные неспециальные участки — участки с результатами Порошенко в первом туре до 9% и нормальным поведением электората, без «вымирания», т. е. «зелёные» на диаграммах. 

Во втором туре явка на них была 428064, а Порошенко приобрёл 8814, т. е. прирост составил 2,06% от явки.

Если бы такой же естественный прирост был и на «красных» участках, где явка составила 245743, то он был бы равен 5060. Т. к. общее падение было 35632, то только на «красных участках» «вымерло» 40692 сторонника. 

Я уже говорил что:

«Изменение числа голосов за Порошенко» = «переход от других кандидатов» — «фальсификат первого тура» — «избиратели-предатели». 

И я предполагал, что массово «избирателей-предателей» не было. Т. е. «фальсификат первого тура» = «переход от других кандидатов» — «изменение числа голосов за Порошенко» — «избиратели-предатели» = 5060 — (-35632)-0 = 40692

Сразу после I тура, оценка «по среднему» на гистограмме распределения давала 54.3 тысячи аномальных голосов. 

Теперь, оценка «по вымиранию» дает 40,6 тысяч.

Расхождение между 40,6 и 54,3 тысячи можно считать небольшим. Это всего лишь оценки. Истина где-то посередине. Во-первых, нельзя быть уверенным, что второй тур был безукоризненно честным. Во-вторых, в первом туре на спецучастках было «легальное» аномальное отклонение.

Конечно, в той мере, в какой легальным можно считать голосование на спецучастках, где, как мне кажется, волеизъявление было не совсем свободным.

Если истина где-то посередине, то различного рода махинации дали Порошенко от 40 до 54 тысяч голосов в первом туре. В любом случае, это — довольно масштабное преступление: от 5% до 6% от официальной явки или от 37% до 50% официальных голосов этого кандидата.

Заключение

Что дает российскому гражданскому обществу все эти мелочные придирки к выборам в другой стране, тем более, где справедливость восторжествовала, и все фальсификации не смогли изменить окончательный итог выборов?

Для меня это важно по нескольким причинам.

  1. Как быстро возвращаются фальсификации, если преступники не наказаны. Вор должен сидеть в тюрьме. Вор голосов — там же. Иначе всё повторится. Как видите, при малейшей возможности, фальсификации возвращаются даже после таких впечатляющих революций, майданов и подъема гражданской активности как на Украине. Неизбежность реального наказания преступников — единственный способ избавиться от преступлений, как бы банально это не звучало.
  2. Наблюдатели — это сила, а горластые наблюдатели — страшная сила. Прекрасный пример того, как можно спугнуть преступников одной только оглаской и публичным вниманием к проблеме. Собственно, в этом и состоит задача наблюдателей: не «поливать грязью наши прекрасные выборы» — в чём принято обвинять наблюдателей в России — а привлекать внимание к нарушениям с целью их, нарушений, устранения. Через возмущение. Через outcry. А для этого нужна Свобода Слова как в Украине, и этому вредят одиозные законы об «оскорблении власти» и «фейковых новостях», как в России.
  3. Сравнение методик. Похоже, судьба поставила в Донецке уникальный эксперимент. Фальсификации в первом туре, и резкое их падение во втором. Это позволяет нам сравнить точность наших оценок «по среднему» для I тура и «по вымиранию» между I и II турами. Получилось довольно точно. Но это уже маленькие арифметические радости...

В обоих исследованиях были использованы данные Сергея Шпилькина, за которые ему выражается огромная благодарность, никак не пострадавшая между первым и вторым турами.

Читайте также: