Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover
Андрей Бузин на круглом столе ЦИК России. Фото: Михаил Тимонов

Почему я не выступил на круглом столе ЦИК?

Блог | Андрей Бузин
Сопредседатель движения «Голос»

Все очень просто: в определенный момент наступает насыщение — от того, что видел, от количества невоплощенных идей, от понимания того, насколько мало от тебя зависит, от одной и той же фигуры во власти... А если это происходит второй раз в жизни — при возвращении к косному антигражданскому государству после надежд 90-х годов, то становится еще более грустно.

Круглый стол с не очень оригинальным названием названием «Актуальные вопросы совершенствования избирательного законодательства» прошел в ЦИК РФ. По составу участников мероприятие было вполне представительным: были приглашены люди очень разных политических взглядов — от крайне консервативных (Игорь Борисов) до либеральных (Илья Яшин). Был приглашен и присутствовал актив «Голоса». И всем желающим дали выступить. И это, несомненно, — заслуга Эллы Александровны Памфиловой.

Разные присутствующие по-разному представляют себе эффективность такого мероприятия. У меня лично, после участия в огромном числе подобных мероприятий и обсуждений, после многолетнего участия в наших выборах, после длительного наблюдения за эволюцией нашего избирательного законодательства, да и просто после жизни в моей стране, к началу этого мероприятия сложилось вполне определенное впечатление о том, что избирательное законодательство для российского института выборов — дело десятое, а обсуждение его — лишь отвлечение от основных проблем наших выборов. Хотя допускаю, что Элла Александровна верит в другое; сказала же она в конце круглого стола, что «не людей надо менять, надо менять правила». И, возможно, мои впечатления были подстегнуты последними событиями с экспертно-консультационной группой.

Разве вопросы законодательства решаются в ЦИК? ЦИК, разве, имеет право законодательной инициативы (кстати, об этом никто на круглом столе не вспомнил)? ЦИК может похвастаться своими достижениями в области избирательного закона (только не надо про половинчатые достижения в области мобильного голосования и видеонаблюдения и про сомнительные достижения в области загородного голосования и наблюдения от общественных палат). 

Что я мог сказать на круглом столе? Поддержать многократно высказанные предложения по муниципальному фильтру, дню голосования, ограничениях на выдвижение и регистрацию кандидатов? Или, может, какие-то технические предложения Александра Брода или Елены Бабченковой? Или возразить демагогическому выступлению Максима Жаворонкова? Ну, сколько можно? Если бы я взял слово, я, конечно сказал бы о том, что изъяны наших выборов присущи нашей государственной и политической системе. О том, что эта система, в которую встроен и законодатель, не будет рубить тот законодательный ствол, на котором она устроила свою властную вертикаль. Она будет отрубать у него некоторые веточки и листья, выдавая это за прогрессивные реформы (о которых, кстати, много славословили некоторые выступающие).

Но тогда выступление было бы совсем не про законодательство. Наиболее близко к моим мыслям в своих выступлениях подошли Саша Кынев и Александр Постников. Они говорили о политических ограничениях наших выборов. Саша вполне четко сформулировал тот факт, что мы попали в замкнутый круг «для того, чтобы избираться, надо иметь власть, а для того чтобы иметь власть, надо избираться». Разрыв этого замкнутого круга, как показал опыт последних выборов, приводит к нежелательным последствиям, как для власти, так и для граждан.

«Это никакой пользы не приносит», — сказал Саша. С последним утверждением можно поспорить, потому что понятие о пользе может быть разное у граждан, и у власти.

Нет, мы, конечно можем еще сто разных усовершенствований внести в избирательные законы. Только это не изменит ситуации, когда все председатели региональных комиссий согласуются с губернаторами, а председатели территориальных комиссий — с местной администрацией. Это не изменит ситуации государственной монополией на СМИ, с зависящими от власти регистрациями партий и кандидатов, с централизацией власти — ведомственной и территориальной. А поэтому не изменит ситуации с нашими выборами.

Никакие изменения избирательного законодательства не изменят российские выборы, пока мы не свалимся с выстроенной вертикали власти, наверху которой опять стоит одна доминирующая политическая сила — олигархическая администрация, которая одновременно является и участником, и организатором выборов.

А пообсуждать можно...

Читайте также: