Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover
Юридический факультет МГУ

О круглом столе, посвященном концепции Кодекса о выборах и референдумах

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

Я участвовал в Международном круглом столе «О концепции Кодекса о выборах и референдумах в Российской Федерации». Этот круглый стол был проведен в рамках III съезда Российского общества политологов. Хотя проходил он на юрфаке МГУ, в то время как остальные мероприятия съезда — на политологическом факультете.

Перед началом круглого стола нам раздали две записки: «К концепции Кодекса о выборах и референдумах» и «Предлагаемая структура "Кодекса о выборах и референдумах"». Это — те наработки, которые сделали сотрудники МГУ в рамках работы по договору с РФСВ, заключенному в июле. Вкратце об этих наработках рассказал один из их авторов Сергей Евгеньевич Заславский. Но его выступление состоялось только в начале второй части круглого стола.

Я еще не очень внимательно успел ознакомиться с этими документами. Пока вижу, что кое-какие структурные решения правильные, но с другими мне хочется поспорить. Позже, когда ознакомлюсь, напишу отдельно.

Кстати, название кодекса пока рабочее, не окончательное. Мне больше нравится «Избирательный кодекс», но это мы еще будем обсуждать.

А вот на предложения некоторых участников круглого стола не включать в один законодательный акт выборы и референдум, Сурен Адибекович Авакьян откровенно сказал: нам заказали именно такой кодекс.

Мне дали слово первому — после приветственных слов Авакьяна и декана политологического факультета Андрея Юрьевича Шутова. И я это воспринял как признание того, что мой опыт разработчикам нового проекта кодекса интересен. Текст моего выступления я опубликовал ранее.

Помимо Авакьяна и Шутова, меня и Заславского, на круглом столе выступили еще пять российских участников и девять иностранцев (из США, Великобритании, Франции, Швейцарии, Сербии, Японии, ЮАР и Казахстана), из них двое по скайпу.

Но выступления иностранцев в основном мало касались темы круглого стола. Пожалуй, только выступавший по скайпу с презентацией француз рассказал о практике разных стран, и из его доклада стало ясно, что практика весьма разнообразная. Три выступления (Ричарда Саквы из Британии, Душана Пророковича из Сербии и Стивена Баскервиля из США) были посвящены исключительно референдуму — точнее, сложностям, которые референдумы создают. Об этом же частично говорил и Тео Беккер из ЮАР.

Кроме того, один российских участник (Павел Николаевич Дудин из Улан-Удэ) посвятил свое выступление рассказу об опыте Монголии, в частности, по внедрению передовых технологий. На что ведущий заметил, что в России другие масштабы.

Выступления других российских участников были ближе к теме. Из них можно было понять, что ключевой юридической проблемой является соотношение федерального и регионального законодательного регулирования. Об этом говорили и Сергей Андреевич Даниленко (в настоящее время возглавляющий Избирательную комиссию Севастополя), и саратовские коллеги Галина Николаевна Комкова и Сергей Геннадьевич Сергеев (я об этом тоже говорил). А Игорь Александрович Кузьмин из Иркутска поднял тему ответственности в избирательном праве. Тема казалось бы частная, но в реальности очень важная, поскольку связана в том числе и с допуском кандидатов на выборы. И в кодексе ее обязательно придется прорабатывать.

Не раз звучала и тема упрощения и сокращения объема законодательного регулирования — ее особенно настойчиво поднимали саратовские коллеги. Они прямо ставили вопрос: для кого должен быть написан кодекс — для избирателей, или для избирательных комиссий? Им частично ответил Даниленко: можно написать короче и понятнее, но в результате именно избиратели и пострадают.

Действительно, опыт показывает, что подробно приходится писать часто именно во избежание множественного толкования закона. И вообще — закон пишется в первую очередь для правоприменителей. Рядовые избиратели все равно читать закон целиком не будут. Им не надо знать многие подробности. А вот того, что им надо знать, в законе часто нет. Например, сколько голосов у них в многомандатном округе.

Мне кажется, что поборники упрощения часто просто не понимают важности структурных решений. Будет у кодекса хорошая структура — и, каким бы он большим ни был, любой сможет быстро найти в нем то, что его интересует в данный момент. Именно это главное, а не число глав, статей и печатных знаков.

Как я отметил в своем выступлении, работа над избирательным законодательством состоит из двух не сильно связанных частей — юридической (кодификация, устранение дублирования, неопределенностей и т. п.) и содержательной, то есть политической. В выступлениях представителей МГУ, которые будут разрабатывать проект кодекса, откровенно звучало: политические вопросы они решать не будут, это не их компетенция.

Таким образом, сейчас вырисовывается следующая схема. Юридические вопросы будет решать коллектив МГУ, работающий над проектом кодекса по заказу РФСВ. А политические вопросы, по-видимому, должна решать рабочая группа при Администрации Президента, в которую я вроде бы вхожу. Пишу «вроде бы», поскольку не видел официального документа о моем вхождении в эту группу (как, впрочем, и вообще какого-либо документа об этой группе). Тем не менее о моем вхождении я и слышал, и даже читал, и никто пока эту информацию не опроверг.

Конечно, гораздо легче поверить в то, что юридические вопросы будут решены и мы получим более удобный и понятный законодательный акт, чем действующий набор федеральных законов. Труднее поверить в то, что будут решены политические вопросы, и мы получим более демократичное избирательное законодательство. Но будем продолжать бороться.

Ранее по теме: