Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Изобретение велосипеда как политическая технология

Блог | Андрей Бузин
Сопредседатель движения «Голос», руководитель экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

Российский фонд Свободных выборов на деньги Газпрома заказывает факультету политологии МГУ разработку Избирательного кодекса РФ. Такая новость не была бы интересной — ну, пилят и пусть пилят, не самый крупный распил в нашей стране, — если бы не имела дополнительных ассоциаций с регулярной имитацией борьбы за честные выборы.

К середине нулевых, когда страна впала в «период стабильности», а выборы в целом приобрели обычный, почти советский характер с застывшей партийной системой под патронажем главного неформального участника — новой бюрократии, государственные политтехнологи начали наводить лоск: украшать избирательное законодательство различными финтифлюшками и бантиками. В это же время начали расцветать многочисленные псевдообщественные организации общественного наблюдения на выборах. Имитация российских выборов была бы неполной без имитации общественного наблюдения (впрочем, это относится и ко многим другим областям правозащитной деятельности). Поэтому частью государственной политики становится создание псевдообщественных правозащитных организаций. Общественные палаты представляют собой верхушку этих «народных» инициатив.

При появлении очередной псевдообщественной организации, объявляющей о защите избирательных прав граждан, возникал вопрос: а почему бы не воспользоваться опытом уже существующих организаций, давно занимающихся такой деятельностью? Ответ, впрочем, очевиден: главной, хотя и необъявленной задачей псевдообщественных организаций является как раз нейтрализация реально общественных объединений. Увы, это хорошо видно из результатов, которые выдают эти псевдообщественники в тот период, пока они существуют, а период этот всегда ограничивается периодом выдачи им овса из государственных закромов.

Сколько их было, этих псевдообщественников? В конце 2006 года, перед очередными федеральными выборами, появился Координационный совет неправительственных организаций по защите избирательных прав граждан, во главе с Андреем Станиславовичем Пржездомским. На первых порах в этот Совет вошла и набравшая к тому времени достаточно высокий авторитет Ассоциация «ГОЛОС», но мнения Координационного совета и Ассоциации о выборах депутатов Государственной думы 2007 года радикально разошлись, после чего Ассоциация вышла из Совета. Понятно, что и ЦИК РФ, и государственные СМИ за общественное мнение выдавала мнение Совета, горячо отстаивавшего отсутствие серьезных нарушений на выборах.

После этого квазиобщественные организации по защите избирательных прав стали появляться регулярно, но уже без «Голоса»: Ассоциация некоммерческих организаций по защите избирательных прав «Гражданский контроль», Межрегиональная общественная организация «Общественный комитет «За честные выборы!», Неправительственная инициатива общественных деятелей «Общественный совет „Честный выбор“», «Ассоциация некоммерческих организаций по содействию реализации избирательных прав граждан «ВАШ ВЫБОР», Корпус наблюдателей «За чистые выборы»... Эти организации уже совсем не претендовали на сотрудничество с опытными наблюдателями из «Голоса», а лишь на получение грантов из президентского фонда поддержки. Результатом работы этих организаций были, в основном, краткие отчеты об отсутствии серьезных нарушений на выборах при констатации отдельных недостатков. Последнее (перед выборами президента в 2018 году) из изобретений политтехнологов со Старой пощади был «Национальный общественный мониторинг». Это уже тогда, когда у «Голоса» была всемирная известность, и существовали возникшие в 2011-2012 годах реально общественные организации «Гражданин наблюдатель», СОНАР, «Наблюдатели Петербурга» и другие.

Имитация общественного наблюдения замечательно проявилась в реформаторском порыве разрешить общественным палатам назначать наблюдателей. Как и следовало ожидать, наблюдательское движение общественных палат оказалось достаточным для отчетности: было назначено нужное число наблюдателей, и они серьезных нарушений не заметили. Да и вряд ли могли заметить, впервые придя на избирательные участки со своими комсомольскими путевками. Вряд ли они читали хотя бы часть тех методических материалов, которые за это время были наработаны «Голосом», вряд ли использовали сервисы «Голоса», которые помогали наблюдать на избирательных участках.

Прежде чем вернуться к разработке Избирательного кодекса, вернусь еще раз к вопросу о финансировании наблюдательских движений. Ассоциация «ГОЛОС» до 2011 года получала большое количество зарубежных грантов. То есть в отличие от псевдообщественных объединений, о которых я писал выше, она сидела на шее не у российских граждан, а у иностранных. Легко предположить, что этот факт вызывал раздражение и даже зависть у государственных политтехнологов, хотя еще большее раздражение у них вызывала невозможность аргументированно возражать на исследования «Голоса». Когда возражать нечем, наша власть прибегает к весомым аргументами в виде подручных законодателей, судов и НТВ. С 2012 года зарубежное финансирование Ассоциации «ГОЛОС» прекратилось, да и сама Ассоциация превратилась в незарегистрированное общественное движение. И живет, в отличие от искусственных общественных объединений, даже без государственной поддержки.

Ассоциация «ГОЛОС» еще до того, как стать «иностранным агентом», успела навредить справедливым российским выборам не только выявлением недостатков, но еще и созданием проекта нового избирательного закона. Он был не только создан, но даже несколько дней в 2012 году полежал в Государственной думе, пока злой умысел изменения нашей избирательной практики не был там сорван. Умышленно написал «закона», а не «избирательного кодекса», поскольку дело не в форме этого документа, а в содержании. Слова «избирательный кодекс» повторяются последние 15 лет к месту и не к месту, причем большое число людей, повторяющих эти слова, предполагают, что изменение названия избирательного закона будет революционным шагом вперед. Между тем, дело совсем не в названии: и кодекс, и закон, и свод законов, можно написать так, что выборы не изменятся ни на йоту. Что и доказывает неуёмная деятельность нашей Государственной думы в области избирательного законодательства.

Но, спрашивается, что же делать, если Кодекс уже написан, но не теми? Что делать, если существующий проект кодекса подразумевает радикальные изменения? Политтехнологи знают, что надо поступать так же, как и с нарождающейся без государственного разрешения наблюдательской инициативой: надо создать еще один Кодекс, который быстро примут и выдадут за революционный прорыв.

И вот, Российский фонд Свободных выборов (РФСВ), получив под такое дело нужный грант, поручает написание кодекса тем, кому надо. РФСВ не смущает ни факт наличия огромного задела в этой области, ни шероховатости с «компетенциями» (из-за недостаточных «компетенций» закрывают университеты, но написание закона, оказывается, можно поручить политологическому факультету). Особый колорит этому поручению придает то, что РФСВ — распределитель грантов, прекрасно знает не только о существовании уже готового проекта Избирательного кодекса, но даже непосредственно контачит с основным автором этого проекта (Аркадием Любаревым). Впрочем, вряд ли можно сомневаться, что решение о том, кто будет разрабатывать кодекс (а еще точнее — кто его не будет разрабатывать), принималось не в РФСВ.

У «Голоса» есть еще много незапатентованных усовершенствований по части наших выборов. Вот, например, методика обработки видеозаписей, опрометчиво транслируемых с избирательных участков. Или... Да, впрочем, что я буду подсказывать ребятам, сидящим на хорошей зарплате, соцпакете и ожидающим вовремя назначенную супердостаточную пенсию?