Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах президента Частые вопросы
Частые вопросы
Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Как Мытищи выбирали президента

Блог | Татьяна Юрасова
активист «Голоса», главный редактор портала «Здравком»

На президентских выборах в Мытищах уже не переписывали протоколы, как во время выборов в Думу в 2016 году, а четко следовали общим курсом: по полной программе задействовали админресурс и манипулировали списками избирателей. Однако статистика говорит, что серьезных нарушений не было.

— Город обеспечит главному кандидату 75%, работа вся уже сделана, протоколы переписывать никто не будет, — сообщил мне источник в администрации Мытищ за 10 дней до выборов. По его словам, бюджетников и пенсионеров для этого уже «укатали» по полной программе. Признаки такого «укатывания» я увидела буквально на следующий день, когда дежурила в своей участковой избирательной комиссии (УИК) № 1665. Среди документов были подшиты 13 заявлений о голосовании на дому, поступившие из территориальной избирательной комиссии (ТИК), хотя «надомников» у нас редко бывает больше пяти. Проверочный звонок по первому же заявлению обескуражил: пожилая женщина не давала согласия голосовать дома, а ее муж после инсульта уже девять лет «не в своем уме». Однако настоящий масштаб «укатывания» стал понятен только 18 марта.


Явка под контролем

Наша комиссия ещё тестировала КОИБ, а у дверей участка уже собрались избиратели. В 8 утра они хлынули на участок, почти сразу возникли очереди. В период с 10 до 13 дня хвост самой длинной выходил далеко за пределы участка. 

— Какие вы сознательные, пришли голосовать в такую рань, удивлялась я, протягивая бюллетень гражданам, зарегистрированным в общежитии ГУВД.

— У нас попробуй не придти, словно сговорившись, отвечали мне.

Похожую фразу я услышала от служащего ФНС Кирилла, живущего со мной по соседству. Он спросил, можно ли ему сделать селфи с бюллетенем в руках. И объяснил: «Я госслужащий и мне нужно подтвердить, что я выполнил свой долг».

Вскоре ситуация повторилась — на этот раз селфи с бюллетенем на фоне КОИБ пытались сделать две дамы. Я поинтересовалась у них, что за странная мода — фотографироваться в интерьере УИК. 

— Как, вы не знаете? Всех мытищинских учителей и воспитателей обязали придти голосовать, а потом сделать селфи в подтверждение! — ответила с горечью одна из них.

— Если бы не начальство, я вообще бы не пришла голосовать, добавила другая.

Во время короткой паузы я просмотрела оба наблюдательских чата, связавших между собой свыше 90 участков и более 100 демократически ориентированных общественных контролеров. Оказалось, что почти везде наблюдалось нашествие бюджетников и работников госкомпаний с последующей фотоссессией:

  • УИК 1719, [18.03.18 08:14]: У нас уже 43 проголосовало..
  • УИК 3859, [18.03.18 8:57]: Мы в три очереди принимаем прикрепившихся...
  • УИК 1674, [18.03.18 08:57]: Женщина подошла, попросила ее сфоткать для отчетности...  Что делать?
  • УИК 3871, [18.03.18 11:28]: Учителям говорят,что пока все родители не проголосуют, они не уйдут. И сейчас все классные звонят родителям. Что за цирк...
  • УИК 3853, [18.03.18 11:35]: Секретарь говорит: «Почему народу так много»? Я: «бюджетников сгоняют, причём именно до 12 часов». И половина из тех избирателей, кто это слышал, спокойно так говорят: «да, нас всех согнали»...
  • УИК 1685, [18.03.18 12:50]: Женщина сказала что ей обязательно нужно сдать фотоотчет на работу, а то оштрафуют.

В пиковые часы голосование шло со скоростью 150–200 человек в час, позже подсчитали наблюдатели-счетчики. Видимо, бюджетникам дали установку проголосовать до 12 дня, чтобы телеканалам было чем радовать мир. После часа дня темп голосования упал до 90 и даже 50 человек в час. 

«Школа № 28: очередь закончилась, бюджетники отстрелялись. Пошли обычные граждане», — сообщил в чат Василий Петренко, наблюдавший на участке № 1679.

По информации общественных контролеров, служащих МЧС и полиции, работников образовательных учреждений, «Мытищинской теплосети», автоколонны №1375, «Электросети» заставляли прикрепляться к определенным участкам.  

На них явку отслеживали специально назначенные люди. Прежде всего руководители школ и других учреждений, на территории которых находились участки. Например, к нам регулярно, будто невзначай, заходила директор школы искусств. Участки в других школах также неусыпно патрулировали директора и завучи, отмечали почти все наблюдатели и члены комиссий.

«Директор лицея №15 и его замы периодически приходили на участок №1654», —  подтвердил наблюдатель Владислав.

«У нас настоящий проходной двор: на участке постоянно присутствовала директор гимназии №33 Писак и руководила работой председателя УИК №3859 Сурьякова и его заместителя», — сообщил член той же комиссии с решающим голосом Давур Дорджиев.

«На УИК № 1672 постоянно заходит Тихонова Татьяна Александровна — директор школы № 14. Как объяснить полицейскому, что она не может находиться на участке?» — возмущался наблюдатель Даниил Митрофанов.

«На УИК № 3868 периодически заходила замдиректора школы № 27. У них с председателем был список с порядковыми номерами из списков избирателей, и они по книгам смотрели, кто из учителей уже проголосовал, а кто нет. И сразу их обзванивали», — сообщали наблюдатели.

По той же схеме действовала и директор школы №28 — она не только консультировала председателя УИК, но и контролировала учителей-членов комиссии, спрашивала у них, пришли голосовать «их» люди или нет. Те сразу бросались звонить «своим».

Вряд ли является совпадением, что созданные на базе этих школ комиссии участвовали в массовой фальсификации итогов голосования в Мытищах в 2016 году. И хотя гимназии №33 в то время не было, директор её Оксана Писак цинично переписала протокол УИК №1664 в бытность свою завучем гимназии №1 (побробнее в материале «Новой газеты» «Всем светит камера»).



Явку работников других учреждений контролировали также наблюдатели от Общественной палаты — обычно это были представители тех же организаций. Об этом мне сообщил наблюдатель Виталий. Он заметил, что на участке № 1642 избиратели, проголосовав, подходят к женщине-наблюдателю от ОП, и та отмечает их в списке.

Лже-наблюдателей заметили и на других участках.

— У нас наблюдатель от Общественной палаты была, видимо, из профкома предприятия. К ней подходили отмечаться те, кто проголосовал. А она спрашивала: «А почему твоя соседка еще не пришла?» — рассказал член комиссии 1652 с совещательным голосом Максим Моряков.

— К нам на участок 1696 многократно заходила женщина с соседнего участка и настойчиво спрашивала членов комиссии: «А вы уже проголосовали? Проголосуйте!». На груди у нее был бейджик наблюдателя от Путина. Потом оказалось, что это завуч школы № 25 Ирина Капканщикова, поделился член комиссии с совещательным голосом Клим Рудаков.

К тому времени мы уже знали, что в наблюдатели от Общественной палаты мобилизовали все тех же бюджетников. К слову, само это образование курирует бывший председатель ТИК Мытищ Валерий Конягин, вынужденный уйти в отставку после «Мытищи-гейта».


Списки избирателей: чистка или зачистка?

— Почему моя дочь есть в списках, а меня нет? Я 40 лет живу в этом доме и всегда голосовала на этом участке! — недоумевала избирательница.

— Вот такие списки подготовили нам паспортные столы, в очередной раз повторила я ставшую уже дежурной фразу. Женщину внесли в дополнительные списки и выдали бюллетень.

Отсутствие адресов в списках — явление нередкое: к примеру, в состав нашего участка входит дом по ул. Комбиферма, жильцов которого в списках обычно нет. Однако в этот раз к традиционным «потеряшкам» в большом количестве добавились новые. Почти каждый второй избиратель из всё того же общежития ГУВД голосовал по допспискам.

Такие же проблемы возникали и у других членов УИК, поэтому к столу с допсписками выстроилась длинная очередь. Доходило до асбсудра: пришла семья — впервые голосовавшие дети 18 и 19 лет в списках значились, зато родителей не было. При этом в списках присутствовали давно выбывшие люди. Одна избирательница даже расплакалась, увидев в соседней строке имя давно умершего сына.  

Сообщения о неразберихе со списками летели в наблюдательские чаты со всех участков: 

  • УИК 1698, [18.03.18 09:23]: Очень многих людей нет в списках. Большинство психуют и уходят, не голосуя..
  • УИК 3869, [18.03.18 10:03]: Четвёртый раз отсутствует квартира в списке. Люди жалуются, что ЦИК не хочет, чтобы они голосовали))...
  • УИК 1664 [18.03.18 11:33]: Такого количества избирателей в допсписках не было ни разу с 2011 года. Бабушки плачут «что же вы нас похоронили уже»? 
  • УИК 1647 [18.03.18 11:35]: Избиратель подает жалобу на то, что в списках в его квартире прописаны два лишних человека...

Член УИК №3859 Давур Дорджиев стал записывать избирателей, не нашедших себя в списках. В конце дня только по одной книге у него значилось 39 человек. 

Мне стало понятно, что проблема с основными списками носит системный характер. Позже я опросила о ситуации членов комиссий и наблюдателей с 54 участков. Как оказалось, на 48 УИК число пропавших избирателей исчислялось десятками. 

  • УИК 1646: 158 ± 2 (около 17% от числа проголосовавших)
  • УИК 1651: 107 чел ( 8% )
  • УИК 1652: 100 чел ( 11,5%) 
  • УИК 1654: 110 человек (около 9%)
  • УИК1655: 173 человека (около 30%)
  • УИК 1663: 110 (около 10%).
  • УИК 1664: 130-150 чел
  • УИК 1665: 129 чел (8%) 
  • УИК 1667: 171 чел (18% ) 
  • УИК 1677: 73 чел (7,7%)
  • УИК 1687: 128 чел (18% ) 
  • УИК 1994: 80 чел (8-9 %).
  • УИК 1698: 94- 100 чел (около 12%)
  • УИК 1719: 144 чел (9%)
  • УИК 3855: 116 (13%)
  • УИК 3856: более 170 чел (около 20%)
  • УИК 3871: 152 чел (около 16%). 

Люди возмущались, часто уходили, не проголосовав, некоторые жаловались.

«За неделю до выборов к нам домой приходили сотрудники УИК для уточнения списков избирателей. И дочь, и сын были в этих списках», — написала в своей жалобе на УИК № 1677 Марина Бабичева, дети которой «потерялись». А избирательница Ахметшина потребовала от ТИК исключить из списков УИК № 3868 своего сына, выписанного в другой регион в ноябре 2015 года.

Лидия Николаевна Букина, обнаружив в списках УИК № 1698 покойника, выписанного из квартиры в 2004 году, пожаловалась сразу в ЦИК. «Прошу вас выяснить, по какой причине умерший человек находится в списке избирателей», — написала она (фотокопии жалоб имеются в распоряжении автора).

Бардак со списками возмущал и сами комиссии, на которые сыпались упреки граждан. Так, члены УИК 3863 сами недоумевали, почему давно выбывшие лица числятся по адресу избирателя, которого они запомнили по поквартирному обходу и уточненные данные о котором подали в ТИК. Поэтому комиссии на все лады ругали паспортные столы, ТИК и ЦИК. 

По общему мнению, так много людей в допсписках раньше никогда не было. 

Некоторые члены комиссий также писали жалобы. Член УИК №1698 Кирилл Корнилов информировал ТИК, что множество избирателей с регистрацией на участке не внесены в списки, и требовал выяснить причину и установить виновных. 


Член УИК № 3864 Сергей Белогруд в особом мнении к протоколу отмечал, что в основных списках отсутствовало «значительное число избирателей», всего он насчитал, по его оценке, более 70 пропавших. Еще одного вполне живого и здорового избирателя почему-то вычеркнули из списков по причине смерти, тогда как другого включили сразу в оба списка — основной и дополнительный — в обоих случаях Белогруд указал фамилии и адреса.

Проблему со списками ощутили на своей шкуре и наблюдатели: из списков УИК 1663 исчезла квартира, в которой проживает с семьей наблюдатель с участка 1708 Александр Сенюков, а на участке 1655 «пропала» мама наблюдателя от ЛДПР Артема, хотя сам он с братом в списках был.

На некоторых участках по допспискам голосовали до 25-30% избирателей. «Такого количества людей в допсписках не было ни разу за всё время моего наблюдения на этот участке», — отметил член комиссиии № 1664 Иван Лопухин. Он обратил внимание на значительное сокращение числа избирателей за последние семь лет. В 2011 года, когда он только начал наблюдать, в списках было свыше 2400 человек, а сейчас — 1504 человека при сопоставимом количестве адресов. «Куда-то делось около 900 избирателей, но при этом выросла явка. С количеством избирателей явно происходит что-то не то», — уверен он.

Только через две недели после выборов до меня дойдет, что в катавасии со списками виноваты вовсе не паспортные столы. 15 января мытищинский ТИК проводил инструктаж для председателей УИК. На нем руководитель городского информационно-вычислительного центра Борис Батин рассказывал о предстоящем поквартирном обходе и его основных задачах: проинформировать граждан о выборах и уточнить предварительно подготовленные списки избирателей. Помимо ФИО и даты рождения обходчикам нужно было уточнить, зарегистрирован ли человек на данном участке и пойдет ли он голосовать. Целесообразность последнего вопроса вызвала у присутствующих удивление, поэтому Батин пояснил: «Чтобы понимать ситуацию».

После этого в течение почти двух месяцев три с половиной сотни членов избиркомов (представители КПРФ и ЛДПР в число их почему-то не попали ) обходили адреса по всем 115 участкам города, а затем отчеты с уточненными данными избирателей передавали в ТИК. Видимо, там, «поняв ситуацию», решили не портить общую картину явки и вычеркнули из списков тех, кто не собирался голосовать. И скорее всего, еще и тех, кто не открыл дверь — для перестраховки. В результате манипуляций явка получилась достойная (61,2%), а главный кандидат получил больше 72%. И что немаловажно — поддержали инициативу ЦИК по чистке списков. Кто же знал, что реклама выборов окажется такой эффективной, и «зачищенные» придут голосовать?


Инсультники голосуют за Путина

 — На нашем участке лежит заявление на надомное голосование от моей соседки, а она говорит, что не подавала, позвонила незадолго до выборов член УИК №3855 Анна Никулина.

Соседка, Римма Константиновна, подтвердила, что никакого заявления не подавала. «Мне позвонили и предложили проголосовать на дому, но я сказала: «Спасибо, я всегда сама хожу на выборы», — рассказала 80-летняя блокадница. Она уверена, что звонил кто-то из соцзащиты.

Эта служба проявила себя и на нашем участке 1665. Елена Дмитриевна из соседнего дома сообщила, что соцзащита убедила ее проголосовать на дому, заодно подав заявление и от имени её сына. «Вычеркивайте его, он сам придет», — попросила она. По словам другой избирательницы, Антонины Харитоновны, она не давала своего согласия голосовать дома, намерена придти сама. «А муж после инсульта не очень соображает», — посетовала она. Тем не менее, в УИК поступили заявки от них обоих.

Позже я поговорила с членами других комиссий и наблюдателями, выезжавшими к надомникам. Многие отмечали следы чрезмерной активности соцслужбы, в том числе голосование людей «не в себе». «В одной квартире была женщина-инвалид, которая не разговаривала и никах себя не проявляла, за неё всё делал мужчина», — рассказала член комиссии № 1668 с совещательным голосом Александра Муравьева. В другой квартире прикованный к постели пожилой мужчина принял членов УИК за работников банка, не хотел подписывать заявление, но в итоге подписал и проголосовал. «С ним был, предположительно, сын, который ему все объяснял. Было не очень понятно, то ли этот человек был в курсе, что мы придем, то ли нет», — отметила она. Александра сожалела, что по неопытности она не догадалась прояснить ситуацию.

На участке 1711 избиратель пожаловался на то, что его маму принуждали голосовать на дому. Член УИК с совещательным голосом Кира Попова записала его рассказ на видео. По словам мужчины, утром его мать проголосовала на участке, а днем к ней домой пришли и «настойчиво предлагали проголосовать». Пожилой женщине показали заявление якобы с её подписью, хотя она его не подписывала и не просила никого к ней приезжать (видеозапись есть в распоряжении автора).

Иногда усилия соцслужбы принимали поистине трагикомический характер. Передавая в комиссию заявления надомников, ее сотрудники порой даже не подозревали о смерти своих подопечных. «Мы получили 10 заявок, а де-факто проголосовали всего шесть человек — двое умерли, один был при смерти, а еще одного увезла к себе сестра», — рассказал член УИК 3864 Владимир Фролов.

На участке 1694 выездное голосование проходило не так грустно. «Одна бабуля выставила, четырех человек просто не было дома, одна пришла на участок сама», — поведала член комиссии с совещательным голосом Ася Гвоздева.

По отзывам наблюдателей, почти все надомники голосовали за Путина.


Черного кобеля не отмоешь добела

— Не знаете, эта комиссия выдает правильные копии протоколов? — с тревогой спросил меня наблюдатель от ЛДПР после окончания подсчета голосов. Он был наслышан о манипуляциях на прошлых выборах, когда почти всем наблюдателям выдали копии протоколов неустановленной формы (подробнее в материале «Новой газеты» «Мытищи-гейт»). Сделано это было для того, чтобы никто не смог обжаловать сфальсифицированные результаты голосования на, по меньшей мере, 75 УИК.

— Обычно неправильные, поэтому надо быть начеку, предупредила я. И действительно, секретарь УИК и на этот раз «забыл» указать время выдачи, поставить отметку «копия верна» и перепутать номера копии и экземпляра.

Позже среди копий протоколов, выложенных в чат наблюдателями, обнаруживаю довольно много неправильных. Некоторые из них выданы комиссиями, работающими уже пять лет, например, 1676, 1721, 1700, 1724 и т. д. «Копию протокола мне выдали, по моему требованию устранили почти все неточности, но отказались ставить отметку „Копия верна“, хотя я настаивал», — рассказал член УИК № 1700 с совещательным голосом Никита Рубанов. По его словам, также в копии протокола не указали число жалоб.

Председатели этих комиссий замешаны в фальсификациях 2016 года. Можно только гадать, то ли у них рука не поворачивается выдавать правильно заверенные документы, то ли они просто необучаемы.

Если даже опытные комиссии допускают ошибки в такой сравнительно несложной процедуре как оформление протокола, то нарушать порядок ЦИК, определяющий голосование по месту нахождения, сам бог велел. На участке 1655 комиссия дала проголосовать зарегистрированной в Москве избирательнице без открепительных и спецзаявлений. Та появилась на участке в 19.50, её приветливо усадили тут же заполнять заявление, даже не попытавшись проверить, не проголосовала ли она случайно по месту регистрации на Большой Очаковской? На видео, снятом наблюдателем Рифкатом Ахметовым, видно, как она заполняет заявление, не может вспомнить номер своего «родного» УИК, получает бюллетень и голосует уже после 20:00. Насколько радушна комиссия по отношению к избирательнице, настолько же агрессивно она ведет себя по отношению к Рифкату, угрожая ему удалением.

О накладках с голосованием по месту нахождения сообщили сразу несколько наблюдателей. Были случаи, когда избиратели, проголосовавшие по месту нахождения, также оказывались в списках по месту регистрации. Они сами или их родственники информировали УИК и добивались проверки. Таким образом, возможности для злоупотреблений были, насколько их использовали — вопрос открытый.

И как обычно, наблюдатели зафиксировали в больших количествах нарушения из классического репертуара.

Комиссии ограничивали фото- и видеосъемку, мешали общественным контролерам перемещаться по участку. Наблюдатель Никита Рубанов снял на видео, как председатель УИК № 1700 блокировал передвижение. При этом отсутствие на стене увеличенной формы протокола председателя не волновало. Видимо, у него свои представления об открытости и гласности выборов.

На участке 1651 избирателям выдавали блокноты и календари с цитатой из кандидата Путина, а в помещении УИК № 1652 висели часы с Путиным и Медведевым, после замечания наблюдателя Ланы Антоновой о незаконной агитации их сняли.

На том же участке бюллетени хранились не в сейфе, а в кабинете директора школы, а на участке 1688 пачки бюллетеней лежали на столе в комнате типа учительской, подальше от глаз наблюдателей. На некоторых участках не заполнялись увеличенные формы протокола. Как и прежде, довольно часто нарушалась последовательность процедур при подсчете голосов — комиссии с маниакальным упорством начинали этот этап с работы по книгам, а бюллетени по-прежнему считали по уголкам.


Выборы президента в Мытищах в зеркале электоральной статистики 

Результаты выборов в Мытищах оценил Виктор Кабанов, секретарь УИК №3091 г. Москвы, выпускник МФТИ, занимающийся электоральной статистикой : 

После выборов на каждом избирательном участке появляется итоговый протокол с большим количеством чисел. Наблюдатели и некоторые члены комиссий умеют прочитать и понять эти числа. Сложнее прочитать и понять числа одновременно со всех протоколов города. Для этого люди придумали графики, на которых можно отобразить сразу большое количество информации. Давайте посмотрим на один из таких графиков – «Зависимость результатов кандидатов от явки».

Я построил такой график для Мытищ, выборы президента РФ, 2018.

 

По горизонтальной оси отложена явка, чем правее, тем выше явка.

По вертикальной оси результат. Синие точки – результат победителя, красные точки – суммарный результат всех остальных кандидатов. Каждому участку соответствуют две точки, одна синяя и одна красная и расположены они на одной вертикальной линии для каждого участка.

Например, справа мы видим две пары точек. Явка на этих участках очень высока, 83,7% и 85,5%. Ра они не лежат в общей «куче», а значит, вызывают повышенное внимание, даже подозрение – с чего это там такая явка? Не произошло ли там вброса или приписки?

Статистика не может ответить на вопросы о конкретном участке, дело статистики – общие закономерности. Но у нас есть наблюдатели, которые без труда скажут, что УИК № 1741 находится в горбольнице, и высокая явка там - вполне себе обычное явление. Во-первых, медперсонал обязали открепиться со своих участков и прикрепиться на 1741. А во-вторых, пациентам скучно, а тут развлечение привезли, можно сходить, развеять скуку. Результат победителя, несколько более высокий, чем в среднем, тоже объясним: возраст у лежащих в больнице преклонный, вера в  телевизор повышена.

УИК №3859 показал несколько меньшую, но все равно очень высокую явку. По сведениям от наблюдателей, на этом участке голосовали подневольные строители. Сказали им: «Явиться! Не то уволим!», вот они и явились. Явку подчиненного проверить легко, а вот как он проголосовал – сложнее.  И последствия мы видим: у победителя  – один из самых низких в городе результат.

Но это только два участка из 116 в городе. Остальные кучкой лежат вокруг среднего значения явки 61,3%, результата победителя 72,5% и суммарного результата всех остальных кандидатов 26%. Чем ближе к среднему значению, тем гуще лежат результаты. Так и должно быть по теории. Отклонения от теории сразу вызывают подозрения и должны проверяться.

Есть еще один критерий проверки выборов на фальсификации. Сейчас я напишу страшные слова: «гипотеза Собянина – Суховольского». Это не тот Собянин, который ныне Москвой заведует, а математик однофамилец. Гипотеза эта появилась еще в прошлом веке. Суть её в том, что результат выборов на конкретном участке не сильно зависит от явки избирателей на нем. В нашем случае – участки с явкой от 50 до 60% дали такой же результат, как и участки с явкой 60-70%. Об этом говорят почти горизонтальные красная и синяя линии. То есть гипотеза Собянина-Суховольского выполнена и нет оснований подозревать ТИК и УИКи в фальсификациях.

В целом, могу поздравить общественных контролеров. Системных нарушений в г.Мытищи на выборах 2018 статистика не видит. Картинка, которую вы видите, достойна учебника по статистике. Это ваша общая заслуга, результат вашего общего труда.