Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах президента Частые вопросы
Частые вопросы
Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Путь самурая в Администрации Президента

Блог | Роман Удот
Член Совета движения "Голос" // Twitter, Facebook, ЖЖ автора

Кодекс Бусидо учит нас, что путь самурая есть смерть. В применении к выступающему перед заклятыми оппонентами, это - выступить честно, дерзко, безрассудно, без страха быть смешным, непонятым или обидным, выступить так, чтобы больше не рискнули звать.

Но я буду спокойно улыбаться в могиле забвения: я сказал этим людям прямо в лицо то, что о них думаю. А было это нелегко...


Недалеко от меня за столом оказался благообразный господин с шикарными усами.

— Нет, вы скажите, два или три? — начал требовать он от меня.

— Что?

— Два или три? Сколько нужно УИК чтобы мы говорили о нарушении?

— Вы понимаете, это зависит от выборки, — по-интеллигентски мямлил я, — Если выборы небольшие, какая-нибудь Балашиха, где 20-30 УИКов, то и совпадения результатов на двух-трех УИКах выглядят подозрительно. А если в масштабах всей России, где участков 90 с лишним тысяч...

Но господин не давал договорить.

— Так два или три? Откуда уверенность?

— Вы понимаете, есть понятие статистической достоверности. Обычно это 0.95, 0.97 и 0.99. Если вы задаете достоверность, то можно утверждать... — продолжал я размазывать свои сопли.

Дружки благообразного, собравшиеся за столом, протестующе загудели. 

— Он сбился! Он не понимает о чём говорит!

— Но есть же уравнение Бернулли! С его помощью можно вычислить вероятность. И если она — раз в миллиард лет... — я попытался перейти на какие-нибудь простые, доходчивые понятия и был жалок.

Беспомощно я искал глазами за столом Бориса Овчинникова, который рассчитывал вероятности кластеров электоральных данных. Но тот благоразумно воздержался от участия в застолье. 

Усатый тем временем не унимался.

— Так два или три? Два или три?! — продолжал требовать он, — Бернулли... Ха! Мы что, Бернулли этого позовём считать?

Интонационно он добавил к имени математика нелестный эпитет и торжествовал. В глазах его дружков я был посрамлён.

Если вы подумаете, что сиё общение происходило с забулдыгами какого-нибудь пивняка, то вы слегка ошибётесь. Такой диалог состоялся в стенах Администрации Президента, на круглом столе, посвященном статистическим методам анализа электоральных данных. Круглый стол был организован СПЧ. Честь и хвала его главе Федотову за то, что ещё как-то пытается разобраться в происходящем. Увы. Силы Зла плотно оккупировали пафосные стулья всех подобных мероприятий, и правде там нелегко пробиться.





В целом, я, конечно, доволен как чёрт. Наверно, я третий раз раскрыл рот в АП, и наверняка, последний. Приемчики местной братии я уже знал заранее. Раньше я наглаживал лучший пиджак, зубрил речь... Волновался... В результате, Силы Зла раздували повестку, задвигали нас в самый её конец, дружно выступали всем кагалом в начале, и уходили. В результате мы дискутировали в пустом зале сами с собой. А умело раздутая повестка оставляла нам пять минут, так что и «Здрасьте» толком не скажешь.

Но в этот раз система дала сбой. Я же уже был готов к махинациям с повесткой, и немедленно сбоем воспользовался.

Нужно сказать, что ничего хорошего встреча не обещала. Но мне было неудобно бросать Силы Света, которые тоже есть в СПЧ, наедине с гурьбой экспертов, наподобие усатого. Лучшее, на что я рассчитывал — заскочить на 10 минут как был в рабочих джинсах, врезать им правдой-маткой и смыться, вернувшись к куче своих предвыборных хлопот

Удивительно. План сработал на все 146%.

Круглый стол был организован второпях. В его начале было некоторое замешательство и я вклинился.

— А давайте я покажу вам наше Секретное Оружие?

Михаил Александрович от неожиданности протестовать не стал. Но начал протестовать ассистент, когда я попытался подключиться к HDMI огромной панели зала.


— ФСО. ФСО не разрешает, — растерянно сопротивлялся он.

— Да что вы! Это же всего-то видеосигнал. Это безопасно, — врал я.


Ассистент сдался. Конечно, опасность собравшимся представлял не вирусы ЦРУ, которые должны по мнению ФСО кишеть в моем ноуте, а данные, которые в нём действительно кишат.

«Дайте мне точку входа HDMI, и я переверну мир!» — говорил как-то мне старик Архимед. Увы. Даже он не смог бы перевернуть что-нибудь в головах собравшихся за столом. Но я все-таки попытался.

К ужасу ассистента, я тут же вышел в сеть и, с помощью сервиса, над которым мы сейчас работаем, я показал как выглядит «Пик Володина». Вот прямо этот. И объяснил, что это значит.

Собравшиеся приуныли. «Саратовские 62.2%» даже им были известны, но в том доме не говорят о вот таких верёвках из точек данных.



— А хотите я покажу вам Чечню, Татарстан, или мою любимую Карачарово-Черкессию? — начал я развивать тактический успех.

Воспользовавшись замешательством противника я вывел Карачарово-Черкессию на экран. Вот эту. И здесь данные наглядно говорили о сфальсифицированных результатах целых ТИКов. Наипростейший анализ, введенный Азат Габдульвалеев, как ни странно, оказался самым бронебойным.

Противник про КЧР не знал, и опрометчиво пошел в контрнаступление.

— А есть ли у вас там наблюдатели, — вытащили они свой козырь, зная, что храбрецов честно наблюдать в этой кавказской республике найдётся немного.

— Есть, зовут его Элла Александровна Памфилова. Она размещает свои данные на сайте, и на них мы опираемся, — наглел я. 

— Да откуда у вас эти данные? Они официальные? — не унимались оппоненты.


Не успел я произнести ответ, как пальцы сами набрали до боли в их кончиках знакомый URL и вывели данные ЦИК по ОИК 16 КЧР. Бессонные ночи не прошли для пальцев даром. 


Ровные ряды процентов «Единой России» я по-садистски увеличил. 

Последовала дискуссия. О её качестве вы можете получить представление из начала моего затянутого повествования.

Участвовать в подобной дискуссии у меня планов не было. Моей целью было донести до главы СПЧ простую мысль. «Если всё пойдет по плану, утром 19 марта у нас будут такие данные. Мы их опубликуем и максимально распространим. У вас будут мониторинговые группы СПЧ. Если хотите — расследуйте произошедшее сразу. Если не хотите — как хотите. Может быть мы напишем на графиках крупными красными буквами ’Данные немедленно переданы в СПЧ’ и пеняйте потом на себя». Так я и сказал. Федотов, мне кажется, задумался. Надеюсь, Лилия Шибанова сможет из этого выжать всё что в её скромных силах. Может быть, после сегодняшнего её будут побаиваться. В кругах т. н. «иностранных агентов» я зарезервировал себе позывной «Angry bird». Но сегодня я был very angry. For sure.



Видео: Анита Соболева


Честно говоря, я тоже был не подарок. И предыдущие унизительные «выступления» в СПЧ, и бессонные ночи над скаттер-плоттером, и ложь, ранее озвучиваемая некоторыми из собравшихся сделали свое дело. И чудо. Да, непрекращавшиеся атаки на меня затянулись чуть ли на полчаса и позволили мне высказать всё, что я думаю о некоторых из собравшихся.

Борисову, которые рассказывал Путину про яблоки и про иностранцев ворующих образы россиян, я сказал, что он «обманывает Президента, и яблоки во всех странах падают одинаково», попутно вызвав его на дуэль. Этот прохвост много клеветал на нас по ТВ. Спасибо судьбе, что поставила нас лицом к лицу и подставила его, когда он заявил, что «хочет со мною разобраться». Он, конечно, имел ввиду другое, но... 

«Не надо на меня батон крошить» получил господин, попытавшийся натравить на меня главу СПЧ. Есть такой придворный приёмчик заткнуть рот: «Вы проявляете неуважение к...» далее следует имя-отчество какого-нибудь присутствующего авторитета и косое поглядывание на него. Этот метод школьного ябеды вызвал у меня инстинктивную реакцию также из школьного репертуара. Сам не ожидал, что помню такие выражения.

«Засуньте свою советскую фразеологию» досталось господину, пытавшемуся подменить «In dubio pro reo» известной историей про то, что «преступником может назвать только суд». Эта местная басня не давала мне спать с моего прошлого «выступления» в СПЧ, когда я крутил ролик со вбросом на УИК 174.

В тот раз я замешкался с ответом. Но как я ни старался, никакого «dubio in video» я не обнаружил, а доверие к судам времён позднего Путина, как я понимаю, ни у кого уже не осталось. Я вижу пре-сту-пле-ни-е. Точка.

Кстати, о судах. Начал я свой ацкий отжиг в СПЧ словами: «Вам следует знать, что известное распределение Пуассона впервые было описано им в работе „Исследования о вероятности приговоров в уголовных и гражданских делах“, которое было опубликовано в 1837 году. Так что вы обманываете, когда говорите что математика не может описывать поведение людей». Ну и дальше меня уже несло. С Пуассоном за спиной, мне было уже на всё наплевать.

После идеи пригласить Бернулли на подсчёт нападающие выдохлись и захотели сами высказаться. Я никого слушать не стал и покинул блестящее позолотой зала собрание. Ушел точно так же, как в октябре Силы Зла не стали слушать выступления Юлии Афанасьевой, Кирилла Самодурова, Дмитрия Нестерова и других. Выступления, к которым мы готовились полгода и которые содержали неопровержимые улики и доказательства. Видео этой мороки вы ещё можете найти в сети. 

531 просмотр! Котёнок на шторе наберёт больше. А мы говорили о государственных пре-сту-пле-ни-ях!

Я шел по допотопному паркету Администрации Президента по своим предвыборным делам и зло улыбался. Месть ли это? Не знаю. Скорее безразличие. Но это было сладкое чувство.


Своими впечатлениями от круглого стола в СПЧ также поделились и член Совета  «Голоса» Аркадий Любарев и сопредседатель движения Андрей Бузин.