Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover
Фото: ЦИК России

Вторая неделя регистрации групп избирателей и уполномоченных представителей

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

В одном из предыдущих постов я анализировал итоги первой недели регистрации групп избирателей и уполномоченных представителей на президентских выборах (22–29 декабря 2017 года). Напомню, что за этот период ЦИК провела пять заседаний, рассмотрела документы 21 кандидата (одного – дважды) – 15 партийных выдвиженцев и 6 самовыдвиженцев. Положительные решения вынесены в отношении 17 кандидатов (14 партийных и 3 самовыдвиженцев), остальные (один партийный выдвиженец и 3 самовыдвиженца) получили отказы. При этом только 10 из 17 кандидатов, у которых были зарегистрированы группы избирателей или уполномоченные представители партий, получили тогда право открыть избирательный счет. Также нужно отметить, что уже в этот первый период один из 17 кандидатов (В.В. Жириновский) был зарегистрирован), а еще один (С.О. Рамазанов) сразу после регистрации уполномоченных представителей партии заявил о снятии своей кандидатуры.

В течение второй недели ЦИК провела два заседания – 2 и 5 января. Рассмотрены документы 6 кандидатов (двух от партий и четырех самовыдвиженцев). Положительное решение принято только в отношении одного (М.В. Козлова от Партии Социальной Защиты). Также за этот период получили право открыть счет пять кандидатов, которым было в этом отказано на предыдущей неделе (все, кроме С.О. Рамазанова и А.Ю. Чухлебова).

Также на этой неделе ЦИК обратилась в Верховный Суд с иском об отмене своего решения о регистрации группы избирателей в поддержку выдвижения А.Ю. Чухлебова, и Суд этот иск удовлетворил. У кандидата есть еще шанс побороться в апелляционной инстанции, но мы пока не будем считать его участвующим в выборах.

Таким образом, на сегодняшний день (если не считать А.Ю. Чухлебова) в кампании участвуют 16 кандидатов – 14 партийных выдвиженцев и два самовыдвиженца (В.В. Путин и В.В. Михайлов). Выбыли (считая А.Ю. Чухлебова) три партийных выдвиженца и 8 самовыдвиженцев.

С политологической точки зрения вторая неделя большого интереса не представляет. Полагаю, что все серьезные кандидаты прошли через ЦИК и смогли открыть счет до Нового года.

Однако меня больше интересует правовая сторона данного процесса, и в этом отношении события второй недели дают немалую пищу для размышлений.

Первое, что мы видим – разную степень успешности партийных выдвиженцев и самовыдвиженцев. У первых из 17 прошли 15 (учитывая С.О. Рамазанова), у вторых – из 10 прошли 3 (включая А.Ю. Чухлебова). При этом у шести самовыдвиженцев (кроме трех отмеченных выше и А.А. Навального) среди оснований отказа были претензии к порядку проведения собрания или документам о собрании.

У этого феномена может быть два объяснения. Первое: партийные выдвиженцы в массе своей – более серьезные, чем самовыдвиженцы. Я такое объяснение не считаю верным. Шесть партий, успешно прошедших через ЦИК (Партия Социальных Реформ, «Гражданская инициатива», «ЧЕСТНО», Монархическая партия, Партия Социальной Защиты, Партия «Добрых дел»), имеют очень малый опыт участия в выборах и не достигли на них никаких успехов. Четыре партийных выдвиженца, прошедшие через ЦИК, не имеют никакого опыта участия в выборах в качестве кандидатов, даже на муниципальном уровне (Э.К. Агурбаш, Е.В. Гордон, М.В. Козлов, К.А. Собчак). А среди самовыдвиженцев, получивших отказы, были вполне ресурсные кандидаты (С.Ю. Полонский, А.Ю. Чухлебов, А.Н. Яцун), а также имеющие поддержку в определенных социальных слоях (А.З. Гамзатова, Т.А. Воловик).

Второе объяснение: закон установил для самовыдвиженцев более сложные условия.

Мы знаем, что на следующем этапе (сбора подписей) самовыдвиженцы явно дискриминированы: им надо собрать 300 тыс. подписей, а партийным выдвиженцам – только 100 тыс. Такая дискриминация, с моей точки зрения, не только не оправдана, но и не соответствует Конституции РФ.

Однако теперь можно сделать вывод, что самовыдвиженцы ущемлены и на первом этапе.

Как мы знаем, партии по закону должны иметь не менее 500 членов и отделения не менее чем в 43 регионах. Кандидатов на должность президента они выдвигают на съезде, где должны присутствовать делегаты не менее чем от 43 регионов. Иными словами, не менее 43 делегатов. И по информации, которая озвучивалась на заседаниях ЦИК, в большинстве съездов участвовали 44–47 делегатов.

Самовыдвиженцу надо собрать не менее 500 человек в одно время и в одном месте. Очевидно, что, если он смог это сделать, его реальная поддержка значительно (скорее всего, на порядок) больше.

Мы с коллегами вчера обменялись мнениями и пришли к выводу, что и затраты на проведение съезда могут быть меньше, чем на проведение собрания группы избирателей. Для проведения съезда из 45 делегатов не нужно большое помещение. Делегаты могут приехать в Москву на один день – не нужно тратиться на их проживание. Если делегаты представляют регионы Европейской части России, то и затраты на дорогу не очень большие (а из ряда регионов можно добраться на электричке). Есть и более дешевый вариант, когда регионы делегируют на съезд людей, фактически проживающих в Москве.

Конечно, серьезные партии проводят съезды иначе. Но мы говорим о большинстве партий, которые серьезными не назовешь.

А самовыдвиженцу надо оплатить аренду огромного зала и услуги нотариусов, заверяющих подписи более 500 человек. И эти расходы практически невозможно минимизировать. Отдельно стоит отметить, что не так легко найти зал, вмещающий более 500 человек.

И все это усугубляется дополнительными требованиями закона. Например, закон требует, чтобы в ходатайстве группы избирателей для каждого члена группы указывались основное место работы или службы, занимаемая должность (в случае отсутствия основного места работы или службы – род занятий). Кто-нибудь может объяснить: зачем? У меня только одно объяснение: чтобы можно было надавить на избирателя по месту работы.

Вообще стоит обратить внимание, как в законе достаточно разумные материальные нормы усугубляются процессуальными. Вот материальная норма: «Для поддержки самовыдвижения кандидата необходимо создать группу избирателей в количестве не менее 500 граждан Российской Федерации, обладающих активным избирательным правом». Здесь нет требований, чтобы эти 500 граждан проживали рядом и оказались в одном месте в одно время.

Но дальше в том же пункте 2 статьи 34: «О месте и времени проведения собрания группы избирателей…». То есть в законе даже не написано прямо, что группа должна собраться вместе, но это отмечено в качестве второстепенного члена предложения. И далее – в пункте 5: «К ходатайству о регистрации группы избирателей должны быть приложены нотариально удостоверенный протокол регистрации членов группы избирателей при проведении собрания в поддержку самовыдвижения кандидата и протокол собрания данной группы избирателей».

И вот конкретная ситуация. Собрание группы избирателей в поддержку выдвижения Татьяны Воловик. Ни у кого нет сомнений, что собралось более 500 человек (конкретно 593). Но беда в том, что кандидату удалось привлечь только одного нотариуса, и тот опоздал. К началу собрания была зарегистрирована меньшая часть участников, и даже после закрытия собрания регистрация продолжалась. ЦИК пришла к выводу, что тем самым были нарушены требования закона.

Но где в законе прямо сказано, что так нельзя? Косвенно, конечно, можно зацепиться: закон требует «протокол регистрации членов группы избирателей при проведении собрания», регистрация после проведения собрания вроде бы закону не соответствует. Я бы все же считал, что это спорное толкование. Фактически группа создана и даже смогла собраться в одно время в одном месте. Остальное – придирки, не соответствующие духу закона.

Руководители ЦИК неоднократно высказывали свое понимание закона: мол, все эти требования не случайны, а направлены на то, чтобы кандидат мог продемонстрировать свою серьезность, наличие у него организационного ресурса. Спорное мнение. Впереди – второй этап, сбор подписей, в ходе которого кандидат и должен доказать свою серьезность, но опять-таки не столько наличие организационного ресурса (без которого, конечно, никак), сколько наличие поддержки избирателей. А все затруднения на первом этапе лишь создают почву для злоупотреблений (я не утверждаю, что в данной кампании такие злоупотребления имеют место, но в прошлых они явно были).

Но вернемся к партиям. В предыдущем посте я задавал вопрос: «Если на съезде объявляют, что в его работе участвуют 43 делегата, проверяет ли это заявление присутствующий на съезде представитель ЦИК или регионального избиркома? Считает по головам, по поднятым мандатам? Или верит на слово?» И тут же член Санкт-Петербургской избирательной комиссии проверила на съезде Партии малого бизнеса и насчитала 29 делегатов (об этом было объявлено заседании ЦИК 5 января). Интересно, на других съездах представители ЦИК тоже считали?

На том же заседании ЦИК было объявлено, что ЦИК обратилась в Генпрокуратуру РФ с просьбой установить, проводили ли девять партий, выдвинувших на съездах кандидатов в президенты РФ, региональные конференции перед предвыборными съездами. Подробности не были обнародованы, и потому возникают вопросы. Почему в отношении только 9 партий? Нет ли здесь неравного отношения к партиям? Почему в Генпрокуратуру? Были ли основания для обращения, то есть реальные сигналы о нарушении закона, а не домыслы?

Понятно, что подозрения в отношении партий (особенно «малых») могут быть. И, как я отмечал выше, партийные выдвиженцы оказались в лучшем положении, чем самовыдвиженцы. Проверка прокуратуры может их с этой точки зрения слегка «выровнять». Но слишком уж велики шансы, что «выравнивание» получится избирательное. Да и «выравнивать» желательно путем повышения правовой защищенности, а не путем усиления возможностей для произвола.