Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Как в Болгарии победили «карусели»

Блог | Татьяна Юрасова
активист «Голоса», главный редактор портала «Здравком»

Судя по отчетам наблюдателей, в Болгарии перестали использовать «карусели» на выборах. В течение многих лет этот метод манипуляций был массовым явлением, но последние три кампании наблюдатели его не фиксируют. Как удалось перекрыть «индийский ручеёк» — так в Болгарии называют «карусели»?

В середине ноября в Мытищах прошла Научно-практическая конференция «Инновации в избирательном процессе: опыт внедрения и направления развития», организованная Мособлизбиркомом. Среди выступлений был любопытный доклад о нарушениях и злоупотреблениях на выборах в Болгарии. Мне показался особенно интересным опыт болгар по противодействию «каруселям», которые еще года три назад были весьма частым явлением. И я подробно расспросила о нем автора доклада Милену Стоянову. Она — электоральный юрист из города Хасково, много лет работала в избирательных комиссиях различного уровня и отлично знает внутреннюю кухню выборов. 

После распада социалистической системы болгары столкнулись примерно с теми же проблемами. Экономические проблемы, идеологический вакуум, кризис партийной системы превратил выборы в разновидность рыночных отношений: чтобы получить мандаты (=власть), игроки использовали все возможные технологии, в том числе «серые» и «черные». 

Наряду с раздачей продуктов и подарков, угощением в день выборов, скупкой голосов и подвозом избирателей, в стране широко практиковали «карусели» и нелегальную печать бюллетеней. Это было несложно, так как бланки не имели водяных знаков, голограмм и другой защиты. И в отличие от России, за печать бюллетеней отвечал не ЦИК — тот лишь утверждал образец, а региональные избиркомы, которые печатали бланки в местной типографии. Поэтому на выборах то там, то здесь регулярно всплывали дополнительные тиражи бюллетеней. Ими заряжали «карусель» или через своих членов комиссий использовали для вбросов. 

«Иногда при подсчете мы доставали бюллетени из урны и было заметно, что по оттенку они отличались друг от друга», — рассказывает Милена, которая тогда была членом УИК.

Нарушениям в немалой степени способствовали и постоянные изменения Избирательного кодекса: по подсчётам Милены, с начала 90-х Кодекс «улучшали» в среднем со скоростью 2,82 поправки в год. Основной реакцией на «карусели», подделку бюллетеней и другие преступления было «закручивание гаек»: ужесточение наказания (штраф до 30 тыс левов — примерно 1,050 млн руб и срок заключения до семи лет) и усложнение процедур. 

Однако придумки законодателей не отпугнули махинаторов. Например, чтобы не дать «левому» тиражу раствориться среди легальных бюллетеней, членов комиссии обязали ставить на него печать — при выдаче его избирателю и перед помещением его в урну. Но вскоре печати тоже стали подделывать.

Тогда придумали еще одно ухищрение — при открытии участка комиссия ставила на печать отметину, делавшую ту уникальной. Но и это тоже не сильно помогло — между первым и вторым туром печати исчезали, а потом появлялись их дубликаты.

Затем решили печатать бюллетени централизованно. Напечатанные под контролем ЦИК бланки доставляли в администрации региона и муниципалитета, а те потом распределяли их по участковым комиссиям. Часто на одном из этапов происходила утечка образцов, на основе которых махинаторы печатали новый тираж.

Возможно, игра в «казаки-разбойники» так бы и продолжалась, но в 2013 году грянул Костинбротский скандал. В «день тишины» перед досрочными парламентскими выборами в типографии этого городка, где печатись бюллетени для всех избирательных участков страны, обнаружили 480 тыс «дополнительных» бюллетеней. Причем 350 тысяч уже были упакованы для вывоза из типографии. И хотя отметок в пользу какой-то партии на них не было, следователи заподозрили, что доптираж предназначен для масштабной фальсификации выборов в стране. По странному совпадению, владельцем типографии являлся членом горсовета от правящей партии «Граждане за европейское развитие Болгарии» (ГЕРБ). По мнению экспертов, ГЕРБ по части использования админресурса может посоперничать с «Единой Россией». 

В общем, скандал разразился нешуточный, прокуратура начала расследование, законодатели в очередной раз ужесточили наказание. И самое главное — превратили бюллетень в документ очень строгой отчетности, защищенный водяными знаками, голограммой и уникальным номером. Они относятся к ценным бумагам и печаются в типографии Болгарского нацбанка.

Теперь каждая избирательная комиссия получает бюллетени по реестру с указанием номеров. Их не нужно пересчитывать; подобно блокноту или блоку стикеров, они сшиты в пачки по 50 штук. Выдавая бюллетень избирателю, член комиссии просто отрывает бланк. Разрозненные бюллетени являются серьезным нарушением.

Сама процедура голосования выглядит так: выдавая избирателю бюллетень, член комиссии отрывает верхнюю часть бюллетеня с уникальным номером и ставит печать в определенной клетке. После того как избиратель в кабинке делает свой выбор, комиссия сверяет номер оторванного корешка с номером на обратной стороне бюллетеня, и если они совпадают, подтверждают это печатью во второй клетке. Избирателю разрешают опустить бюллетень. 

После этой реформы в Болгарии трижды проходили выборы плюс один референдум. По словам Милены Стояновой, по их итогам ни в одном из докладов наблюдателей факт «карусели» не зафиксирован. В отчете Ассоциации «Прозрачность без границ» по итогам паламентских выборов в марте 2017 года термин «карусель» упоминается один раз, в контексте изменений в законодательстве.