Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Данила Будченков
Наблюдатель за выборами из Балашихи
Коллаж: Ксения Тельманова

Введение

После январских-февральских событий в стране я дал себе слово: раз не смог выйти ни на один митинг, то обязательно схожу на выборы наблюдателем. Для этого я записался на сайте организации «Голос» и стал ждать. Второго августа мне позвонил мой координатор Андрей, убедился в моей готовности наблюдать и прислал первые инструкции по подготовке. 

Чтобы быть хорошим наблюдателем, необходимо качественно подготовиться — когда ты один на участке против десяти человек, а иногда и больше, то твоим помощником является только закон. С помощью видеокурсов Инны Карезиной я начал готовиться к «адской трехдневке». 

С приближением даты выборов «Голос» начал проходить онлайн тренинги с Инной, на которых она рассказывала про все этапы процедуры голосования, указывала на самые важные моменты, давала ссылки на законы и нормативные акты. В последнюю неделю перед выборами я практически каждый вечер смотрел тренинги, задавал вопросы, всегда получал ответы. Изначально я планировал идти наблюдать с Алексеем, нас направили в Школу № 27 на участок № 23, однако координатор Андрей попросил меня в первый день голосования пойти на участок № 22, который находился в той же школе.

17 сентября, первый день выборов. «Карусели»

Рано утром, в 7:00, я пришел на вверенный мне участок № 22 в качестве члена комиссии с правом совещательного голоса. Меня там встретила только секретарь комиссии, с которой мы начали тестировать КОИБ. Через некоторое время подтянулись другие члены комиссии, но из-за того, что комиссия не пришла заблаговременно, они все время опаздывали, участок в 8:00 открыли, но большая часть документов не была готова. Взяли документы у меня и внесли в реестр только в 8:20, несмотря на то, что пришел я один из первых. Я знал, что в 8:00 на нас хлынет поток «бюджетников» и думал, что готов к этому, но это оказалось не так...

Сразу после открытия участка начало твориться что-то неведомое: на участок пошёл огромный поток избирателей. Пока комиссия не поняла моей опасности, я достаточно близко подходил к столам с книгами списков избирателей (большие книжки, в которых расписываются для получения бюллетеней) и паспортами избирателей (это не запрещено). 

Я заметил, что у ВСЕХ людей в паспорте наклеены цветные закладки, преимущественно зеленого цвета. Прописка у этих людей была в домах, близких к моему участку, но они не принадлежали ему. Например у меня были дома 3 и 5 по улице Объединения, а эти люди были с улицы Объединения, но из домов 4 и 6. 

Когда я понял, что происходит карусель, то подошел к столу и сверил паспортные данные и строчку в списке избирателей — фамилии были разные! Это было явным доказательством «карусели». Этот момент попал на камеру и разлетелся по сми.

17.09.21 8:11 я поймал карусельщицу, за спиной женщина в серой куртке, которая проголосовала на всех участках в школе № 27

Буквально через несколько минут на участке стало твориться невообразимое. Прибежала директор школы, все местные «наблюдатели» начали кричать, директор требовала соблюдения социальной дистанции в соответствии с рекомендациями Роспотребнадзора. 

Вслед за директором прибежал депутат Совета города Балашиха, Андрей Холод. Сейчас я не помню, представился он или нет, помню только что он назвал себя депутатом Совета депутатов. Он начал кричать о той же дистанции, оттеснять меня от стола, пригласил сотрудницу полиции, которая все-таки сохраняла некий нейтралитет. 

Я начал спрашивать, в каком качестве господин депутат находится на данном участке и внесен ли он в реестр лиц, присутствующих в помещении для голосования. Ответов на вопросы, конечно же, не последовало. Тогда я включил камеру и начал снимать этого мужчину, который тут же начал выхватывать у меня телефон, пытался его сломать, устроил некую потасовку. 

Несмотря на все эти события, я добился, чтобы строчка с чужими данными была вычеркнута из списка избирателей. Все вышеописанное произвело нужный эффект, карусель была остановлена! 

Председатель встала у входа на участок и стала отправлять людей дальше, на другие участки. Я написал жалобу на нарушение и передал ее председателю, однако она рассмотрена так и не была. 

Когда все более-менее успокоилось, на участок приехал наряд полиции, который вызвала директор школы Наталья Антонюк. Полицейские предложили удалить меня с участка по решению председателя комиссии, на что я ответил, что согласно 67-ФЗ я могу быть удален с участка только по решению суда, или если мой кандидат меня отзовет. 

Полицейские некоторое время держали у себя мой паспорт, но в итоге никаких действий так и не предприняли и уехали. 

После этих событий весь день прошел достаточно спокойно: избирателей было мало, нарушения были не столь значительными, все и обходились устными замечаниями. 

Ближе к концу дня члены комиссии стали относиться ко мне более лояльно, я помогал им определять, какие бюллетени положено выдавать избирателям, зарегистрировавшимся по месту нахождения, помогал погасить и упаковать недействительные бюллетени. Председатель предложила мне пообедать, на что я согласился, расставались вечером мы уже практически в дружеских отношениях, как мне казалось...

18 сентября, второй день выборов. Аннулирование бюллетеней

На следующий день я пришёл вместе с Лёшей на участок № 23, как и планировал изначально. Сразу по пришествии я обнаружил большое количество нарушений. 

Ящики с КОИБами были опломбированы только на две пломбы из четырех, я попытался приподнять сканирующее устройство — и у меня это отлично получилось. При желании можно было с легкостью накидать любое количество бюллетеней, минуя сканер, а потом кто-то мог написать заявление о ручном пересчете — и насчитали бы гораздо больше бюллетеней за нужных кандидатов. 

Кроме того, я увидел, как председатель достает из-под стола, который находился вне поля зрения видеокамер, чистые бюллетени и книги списков избирателей.

18.09.2021 участок № 23, бюллетени под столом председателя

Также книги списков избирателей были не пронумерованы, на склейках сшивок отсутствовали подписи председателя комиссии, а некоторые книги даже не были прошиты. 

После моих устных замечаний председатель позвонила в ТИК, узнала, как правильно нумеровать и прошивать книги, и устранила данные нарушения. Дальше оператор запустила КОИБ, сравнила контрольные данные, распечатала мне и Лёше копии контрольных данных — и начался второй день голосования. 

Первой избирательницей оказалась пожилая женщина лет 65, я тут же вспомнил, что вчера видел, как эта женщина голосовала на участке № 22 — у нее была достаточно запоминающаяся внешность, необычный крой пальто и высокая прическа. Но сегодня женщина пришла на свой правильный участок, адрес прописки был верным, но из-за моего замечания снова начался балаган, подобный вчерашнему. 

Все члены комиссии начали кричать, каждый на свой лад, прибежала уже знакомая директор школы, стала звать полицию. На этот раз ограничились сотрудницей, дежурившей в школе, которая в итоге все время стояла в коридоре и смотрела на меня через дверь, даже не пытаясь зайти.

В этот момент мне написал координатор Андрей и сообщил, что скоро к нам приедет член ИКМО (избиркома Московской области) с деловым предложением ко мне. Когда он приехал, мы с ним вышли в коридор — и он вручил мне решение о моем назначении членом комиссии с правом совещательного голоса в УИК № 3667, которая в пятницу прославилась на всю страну благодаря череде вбросов

Я не был к этому готов, но согласился, потому что понимал, что такой проблемный участок не может оставаться без настоящих наблюдателей. Я вписал свои паспортные данные, написал заявление о согласии с данным решением и пошел подавать документы в эту комиссию.

УИК № 3667. Большой обман

Председатель комиссии без особых вопросов посмотрела решение о назначении, сверила паспортные данные и внесла меня в реестр лиц, присутствующих в помещении для голосования. 

На тот момент КОИБы были опечатаны, а избиратели опускали бюллетени в стационарный ящик (это обычная урна с прорезью). Избиратели шли вяло, но первых же шести не оказалось в основных списках избирателей. Я обратил внимание, что члены комиссии еле-еле приоткрывают книгу избирателей, не говорят, что их нет, и молча вписывают в дополнительный список. 

Когда я это заметил, я попросил дать мне убедиться в том, что избирателя на самом деле нет в списке и подтвердить это избирателю, чтобы у него не было сомнений, что за него уже кто-то проголосовал. 

Мне ответили жёстким отказом, начали кричать про персональные данные, о том что я не могу на них смотреть — хотя закон о защите персональных данных не запрещает мне смотреть на паспортные данные людей, под запретом только их копирование вручную или с помощью фото, я этого делать не собирался, о чем сказал председателю, но список ни мне, ни избирателю так и не показали. 

После некоторых подобных ситуаций некоторые избиратели все-таки находились в списках, хотя сначала им говорили, что их там нет. Это еще больше заставило меня усомниться в правдивости происходящего. 

Я стал писать жалобу в УИК № 3667, на то, что мне не дают ознакомиться с книгами списков избирателей, хотя согласно пунктам 22 и 23 статьи 29 67-ФЗ я, являясь членом УИК с ПСГ, имею на это полное право. Я написал жалобу, но не успел ее подать, как тут же председатель сама предложила мне убедиться в отсутствии избирателя в книге, в тот раз избирателя и правда не было. 

Меня насторожило то, что в предыдущей комиссии таких людей были единицы, а тут один за другим, но было сложно что-то сделать. Книги мне снова перестали показывать. Несмотря на то, что действия комиссии должны быть открытыми и гласными, члены комиссии постоянно шептались между собой и общались записками, что настораживало меня еще больше, и усложняло мою работу. Председатель комиссии постоянно куда-то уходила и её подолгу не было. 

Вдруг к нам в кабинет стали заносить огромный сейф — мы удивились этому, ведь у нас уже стояло три сейфа, этот был четвертым. Через некоторое время пришла председатель — и объявила о начале заседания по поводу признания бюллетеней в опечатанных КОИБах недействительными. Вместе с председателем пришло несколько людей из вышестоящих комиссий. 

Я высказался первым, сказал, что не могу дать однозначного ответа на данный вопрос, поскольку вчера меня не было в помещении, и я не видел в каком количестве был сделан вброс, и мне не хотелось бы нарушать права настоящих избирателей, которые уже опустили свои бюллетени в эти КОИБы.

18.09.21 Балашиха УИК № 3667 заседание комиссии по поводу аннулирования бюллетеней в КОИБах

На моё удивление вся комиссия единогласно проголосовала за аннулирование — и начался этот процесс. Члены вышестоящих комиссий предложили мне и другим членам комиссии вести видеосъемку. Члены комиссии с правом решающего голоса вытаскивали бюллетени и убирали их в сейф-пакеты. Для всех бюллетеней понадобилось три сейф-пакета, но третий пакет оказался с большим надрезом, другой тоже. Нам пришлось ждать, пока из ТИКа привезут новые сейф-пакеты. Далее были составлены акты, и пакеты помещены в сейф, сейф опечатан.

Голосование продолжилось, вечером мы переместили бюллетени из ящика в сейф-пакет, составили акт, я попросил сделать для меня заверенную копию, но председатель отказалась, сославшись на усталость и отсутствие копира в помещении. Я пошел на компромисс, вошел в положение — председатель на самом деле выглядела уставшей, к тому же она была беременна. Председатель пообещала, что завтра сделает для меня копию. Я с этим согласился, на этом мы разошлись, и второй избирательный день закончился.

19 сентября, третий день выборов. Финальная схватка

Утром я пришел на свой участок № 3667 в 7 утра, все началось в штатном режиме, меня удивило только то, что в 7:00 вся комиссия уже была на месте, бюллетени разложены по столам, ящики опечатаны. В предыдущие два дня в 7:00 на участке был только один член комиссии, секретарь или председатель. Но поскольку это не запрещено законом, я не стал ничего предпринимать. Участок открылся в 8:00, началось голосование. В 9:36 я получил сообщение от члена УИК № 22 с ПСГ, в котором она писала о том, что у нее случился вброс. Я был вынужден оставить свой участок и побежать на подмогу.

Вброс на УИК № 22

Когда я спустился, член УИК с ПСГ, Оксана, рассказала мне, что вся комиссия вышла из помещения для голосования для проветривания, остался только один член комиссии, который должен был присматривать за документами. 

В это время другой член комиссии переоделась, накинула пальто с большим капюшоном и под видом избирателя прошла в помещение для голосования, подошла к члену комиссии, остававшемуся в помещении, предъявила паспорт и получила стопку бюллетеней, которая уже была предварительно подготовлена и лежала отдельно. Потом, с бюллетенями, она зашла в кабинку, после чего подошла к КОИБу и начала опускать бюллетени. 

В это время члены комиссии стали возвращаться в помещение, член комиссии с ПСГ, Оксана, в отличие от других членов комиссии посчитала «избирателя» подозрительным и подошла к нему, чтобы убедиться в наличии активного избирательного права. Она попросила показать прописку в паспорте, на что никаких действий не последовало. 

Тогда Оксана включила камеру на телефоне и сняла лицо «избирательницы», которая оказалась членом комиссии — в руках у неё оказалось шесть (!) бюллетеней, в то время как максимальное число бюллетеней, получаемых на этом участке — четыре. 

Оксана смогла заполучить эти бюллетени, разоблаченная «избирательница» поспешно покинула помещение для голосования и больше на нём не появлялась.

19.09.21 вброс на участке № 22 в Балашихе, школа № 27

Когда я прибыл на место, я незамедлительно связался с координатором, который в свою очередь передал информацию видеонаблюдателям от партии «Яблоко», которые нашли на видео этот отрывок и выложили его в сеть интернет. 

Далее я сообщил о происшествии в ТИК Балашихи и в полицию, поскольку сотрудники полиции, присутствовавшие на территории школы, отказались помогать. Нарушителей удалось идентифицировать с помощью директора школы № 27, Натальи Антонюк, которая показала мне фотографии всех членов комиссии. Выдавала бюллетени Ольга Герасимова, учитель физкультуры, которая уже попадалась на нарушении 17 сентября, а получала и вбрасывала бюллетени Наталья Деева, учитель музыки. 

После того, как на участок прибыл член ТИК Балашихи с правом совещательного голоса, я покинул участок и отправился на свой, № 3667. 

На тот момент мне казалось, что все проходит штатно, а после двух беспокойных дней комиссия вряд ли решится на какие-то фальсификации, но я ошибался... 

Через некоторое время мне пришлось спуститься, чтобы дать интервью по поводу недавнего вброса. Не успел я вернуться, как мне вновь пришлось спуститься и дать комментарий прибывшему наряду полиции, который приехал практически через три часа после вызова. К тому времени в помощи полиции уже никто не нуждался. Я написал объяснение и вернулся на свой участок. 

В это время на участке уже было неспокойно: двое избирателей были возмущены тем, что они отсутствовали в книгах списков избирателей. По неведомым мне причинам председателю понадобилась срочная медицинская помощь. Я помог избирателям написать жалобу в ТИК Балашихи и отправил их на «Карту нарушений». 

После визита скорой помощи к председателю УИК подошел кандидат в депутаты Госдумы Олег Зверев, предложил покинуть помещение, открыть окна и проветрить. Для того, чтобы книги избирателей и бюллетени не сдуло, их собрали и сложили в сейф, с чем я согласился. 

После проветривания члены комиссии вернулись в помещение и продолжили работу. Олег Зверев обратился ко мне и попросил выйти в коридор, чтобы задать вопрос относительно вброса на УИК № 22. Я вышел с ним, но никакого существенного вопроса от него не поступило, я понял, что это была попытка отвлечь мое внимание. Когда я вернулся в помещение и увидел, что члены комиссии столпились таким образом, чтобы закрыть от меня сейф с документацией — однако я обратил внимание на то, что председатель что-то брала или убирала в сейф.

Подмена книг списка избирателей

Когда книги избирателей разложили по столам, они показались мне новыми, титульные листы некоторых книг были очень гладкими, как новые, что подозрительно, поскольку данными книгами пользовались в течении двух предыдущих дней. Я подошел к столу и посмотрел на склейки сшивок книг списков избирателей — на некоторых книгах отсутствовали подписи председателя комиссии, хотя 18 сентября я проверял целостность склеек, и все подписи были на месте. 

Я заявил о своих подозрениях председателю — в ответ на это она собрала в охапку все книги и не давала мне с ними ознакомиться, несмотря на то, что согласно п.22, п.23 ст. 29 67-ФЗ я имел на это полное право. 

Председатель категорически отказалась предоставить мне книги и сказала звонить неким юристам, я в свою очередь объявил о том, что вызываю мобильную группу, состоящую из членов ТИК Балашихи.

19.09.21 г. Балашиха, УИК № 3667, председатель не даёт ознакомиться с книгами списков избирателей

Председатель лично объявила о приостановлении работы УИК № 3667, но после давления кандидата в депутаты Госдумы Олега Зверева было объявлено о возобновлении работы комиссии, и голосование продолжилось. Данному процессу я ни в коей мере не препятствовал.

После приезда членов ТИК Балашихи председатель УИК № 3667 попросила у меня предоставить решение партии «Яблоко» о моем назначении членом комиссии № 3667 с ПСГ. В этот момент обнаружилось несоответствие паспортных данных в решении парти — серия паспорта отличалась на одну цифру. На этом основании я покинул помещение для голосования. 

Через некоторое время я получил на руки решение о моем назначении членом УИК № 3667 с ПСГ от кандидата в депутаты Госдумы Антона Виноградова. С данным решением я вновь прибыл на участок и был внесен в реестр лиц, присутствующих в помещении для голосования. 

Далее председателю комиссии членами ТИК Балашихи было предложено взять медотвод на основании плохого самочувствия и факта вызова скорой медицинской помощи. Хочу отметить, что к тому моменту председатель комиссии вела себя очень эмоционально, долго плакала. Тем не менее, председатель отказалась от такого решения проблемы.

Иск в суд

После моего прибытия и включения в комиссию по решению Антона Виноградова на участок УИК № 3667 прибыло много людей, среди них депутат совета депутатов Балашихи, член ТИК Балашихи с ПРГ, члены ТИК Балашихи с ПСГ. По прошествии времени председатель УИК объявила о начале заседания об административном исковом заявлении в отношении меня.

19.09.21 г. Балашиха, УИК № 3667, заседание УИК по поводу составления искового заявления в отношении меня

На заседании было единогласно принято решение о составлении административного искового заявления, после чего мне незамедлительно было вручено административное исковое заявление, составленное«в целях удаления из помещения для голосования (наблюдателя, членом участковой избирательной комиссии)» (орфография и пунктуация сохранена), который был составлен заранее, что говорит о том, что решение было принято еще до заседания комиссии. 

В данном заявлении были описаны действия, якобы совершенные мной, не соответствующие действительности, содержались ссылки на видео, которое не было прикреплено к заявлению, а также прилагались жалобы от членов УИК № 3667, большинство из которых были написаны на иное имя и не были рассмотрены комиссией, заседания не проводились, на исковом заявлении отсутствовала дата его составления. 

Несмотря на все нарушения, иск был отправлен в суд и принят им на рассмотрение. Через некоторое время мне предоставили повестку в суд, в которой дело было названо гражданским и отсутствовал его номер. 

Я отказался расписываться в получении данной повестки. В 19:55 меня позвали в коридор, не уточнив с какой целью. Когда я вышел, мне предложили расписаться в получении копии судебного решения, на которой отсутствовала подпись судьи, вынесшей данное решение. 

Тем не менее, ввиду большого количества журналистов, снимавших процесс получения мной данного решения, и троих полицейских, я принял решение расписаться в получении, получить решение и покинуть участок № 3667. 

Чтобы не устраивать потасовок и не подавать повода для провокаций со стороны полицейских и иных лиц, присутствовавших на территории школы № 27, я решил покинуть здание школы и поехать домой. 

Спустился на первый этаж и начал вызывать такси, однако неизвестный мужчина, предоставивший мне судебное решение, настоял на том, чтобы я вызывал такси на крыльце школы, несмотря на то, что на улице шёл дождь. Вместе со мной на улицу вышли три сотрудника полиции, которые пробыли там до тех пор, пока я не сел в машину такси.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдатели2 дня назад
Игорю Гришину и Роману Иванову предъявили надуманные обвинения
Инна Карезина
ОтчетНаблюдатели6 дней назад
ЕДГ-2021 в Кирове: административный нагон и списки соцзащиты
Отчет регионального отделения движения
МнениеНаблюдатели6 дней назад
Сочетание «единого дня голосования», многоуровневых выборов на протяжении трёх дней и ручного подсчёта — это адская нагрузка как для общественных контролёров
Андрей Фетаев
МнениеНаблюдатели7 дней назад
Как нам удалось помочь комиссии соблюдать закон на выборах в Березовском в Кемеровской области
Сергей Веселов