Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Андрей Бузин
Член Совета движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

Незадолго до навешивания «Голосу» ярлыка «иностранного агента» армия штатных пропагандистов — от сенаторов до квазиученых — в качестве артподготовки к этому событию цитировала (как могла) мое высказывание о «нелегитимности» выборов.

Вот, например, «специалист по критике буржуазных теорий» (было такое научное направление в СССР) Владимир Шаповалов писал

«В документах комитета Европарламента по иностранным делам предлагается для расширения давления на Россию задействовать „методы поощрения для усиления демократических тенденций внутри России“.
Практически синхронно руководитель движения „Голос“ Андрей Бузин месяц назад публично заявил, что выборы в Государственную думу будут нелегитимными. Еще не была завершена процедура регистрации кандидатов, не до конца было известно, кто из политиков будет конкурировать в конкретных избирательных округах, а „объективный и непредвзятый эксперт“ уже начал выносить свой вердикт». 

Утверждения о том, что выборы нельзя оценивать до того, как пройдет голосование, раздавались из уст организаторов выборов и обслуживающих их пропагандистов и раньше. Между тем, мне трудно предположить, что вся эта братия не знает, что выборы — это не только день голосования, что дню голосования и подведению итогов посвящена не самая большая часть как российского, так и международного законодательства о выборах.

Российские избирательные законы содержат строгие запреты на вмешательство иных государственных органов в деятельность избирательных комиссий, на использование административного ресурса с целью поддержки какой-либо политической силы, а также требование равенства кандидатов и избирательных объединений. 

Международные избирательные стандарты (описанные, например, в ратифицированном Россией Документе Копенгагенского совещания Конференции по человеческому измерению СБСЕ) включают в себя четкое разделение между государством и политическими партиями, независимость судей, право «отдельных лиц и групп создавать в условиях полной свободы свои политические партии или другие политические организации, отсутствие юридических или административных барьеров для доступа к СМИ и т. д.

Перечисленные требования относятся не к процедурам голосования и подсчета голосов, и если эти требования не выполняются, то выборы будут далеки от их конституционного предназначения быть «высшим непосредственным выражением власти народа», они будут нелегитимными.

Наши пропагандисты всеми силами стараются внушить гражданам, что для легитимности выборов достаточно, чтобы все граждане могли переместить свой бюллетень с места получения в кабинку для голосования, и вложить его в избирательный ящик. Такое внушение нужно для того, чтобы отвлечь внимание от тех этапов избирательной кампании, которые сейчас существенно больше влияют на результат выборов, чем подсчет голосов.

Ужесточение избирательного законодательства, введение новых, антиконституционных ограничений на пассивное избирательное право, драконовские условия регистрации кандидатов стерилизуют избирательный бюллетень, который при таких условиях не может представлять политический спектр российского общества.

Восприятие гражданами института выборов в демократических странах радикально отличается от нашего. Западноевропейские комментаторы обычно всерьез задают вопросы и о шансах тех или иных партий, и о шансах выиграть то или иное дело в суде. Они плохо представляют себе партийную систему, в которой партии являются декорациями, а суд — одним из подразделений действующей власти.

Раньше иностранцы не особенно вникали в то, что творится на первых стадиях наших выборов, и были откровенно шокированы в 2007-2008 году, разглядев массовые фальсификации на федеральных выборах. Но постепенно до них начало доходить, что дело не только в фальсификациях. В этом году мы их доконали, изъяв из выборов большую часть политически активных граждан. И они справедливо решили, что наши выборы — не совсем то, что у них называют выборами.

И даже отказались наблюдать за завершающей стадией — голосованием и подсчетом голосов (здесь, конечно, имеются в виду квалифицированные международные наблюдатели, а не любимые нашим ЦИК электоральные туристы из Туркмении, Белоруссии, Польши, США и т. д.).

Дефекты на стадии выдвижения и регистрации кандидатов уже бросились в глаза нашим зарубежным оппонентам. Менее заметно для них то, что происходит на стадии агитации. Движение «Голос» проделало на этих выборах важнейшую работу: проследило за объемом и качеством «информирования» в российских СМИ о партиях, участвующих в выборах. В период, когда агитация в СМИ запрещена (а он длился с 17 июня по 21 августа), наши сильно огосударствленные СМИ обрушили на граждан волну «информирования» о достижениях «Единой России» и выдвинутых ей кандидатах. Эта волна, впрочем, сейчас, в период разрешенной агитации в СМИ, утихнет.

Приём этот не нов, и я наблюдаю его в Москве аж с 1997 года: в «запрещенный» период государственные СМИ за бюджетные деньги «информируют» избирателей об административных кандидатах до полного насыщения, а в «разрешенный» период, когда агитационные материалы должны снабжаться сведениями об оплате из избирательного фонда, агитация почти входит в рамки закона.

Если говорить по-простому: главный участник выборов — администрация — проводит массированную агитацию с использованием административных ресурсов (то есть, за деньги избирателей) за своих кандидатов. Избиратель агитирует себя самого за свои же деньги. Нонсенс, но это — традиция имитационных выборов.

Если говорить юридическим языком, то нарушаются три положения закона:

  1. Проводится агитация не за счет средств избирательного фонда, а за счет бюджета;
  2. Агитацию проводят государственные средства массовой информации;
  3. Агитация в СМИ проводится в период, когда агитация в СМИ запрещена.

Как же так? 

Как может так быть, чтобы столь очевидные нарушения сразу нескольких пунктов закона не были пресечены органами, которые призваны обеспечивать и защищать избирательные права граждан? Ответ на этот вопрос прост: принадлежность всех ветвей власти к единой «властной вертикали», иначе говоря — отсутствие разделения властей. И избирательные комиссии, и суды являются блоками единой властной пирамиды, на вершине которой стоит исполнительная власть, администрация со своими электоральными интересами.

Избирательные комиссии и суды, осуществляя защиту избирательных прав администрации, придумывают разные доводы для отрицания описанных нарушений, но в основном эти доводы сводятся к главному утверждению: это — не агитация, а информирование.

Вариации этого довода могут быть разными:

  • в публикациях нет цели побудить избирателей голосовать за кандидата (со ссылкой на Постановление Конституционного суда РФ);
  • в материалах нет упоминания о том, что идут выборы, а фигурант публикации — кандидат;
  • материал посвящен служебной и должностной деятельности фигуранта — депутата, премьер-министра, губернатора, президента (со ссылкой на пункт закона, который устанавливает, что ограничения на агитацию «не должны препятствовать осуществлению депутатами, Президентом Российской Федерации своих полномочий и выполнению ими своих обязанностей перед избирателями»);
  • нельзя ограничивать свободу слова и устанавливать цензуру;
  • и вообще: причем здесь кандидат?

Первым и самым важным тезисом, на котором основано утверждение о грубом нарушении закона, является то, что публикуемые материалы являются агитационными. В законе дано какое-никакое определение агитации и агитационных материалов, в частности, агитацией признаются:

  • распространение информации, в которой явно преобладают сведения о каком-либо кандидате (каких-либо кандидатах), избирательном объединении в сочетании с позитивными либо негативными комментариями;
  • деятельность, способствующая созданию положительного или отрицательного отношения избирателей к кандидату, избирательному объединению, выдвинувшему кандидата, список кандидатов.

Можно ли при этом не признать агитацией еженедельное, из газеты в газету (причем на одной и той же полосе) упоминание о деятельности и достоинствах только одного избирательного объединения и только одного кандидата?

Можно! Квалификация материала как агитационного является прерогативой избирательных комиссий и судов. И те, и другие фактически «висят» на вертикали власти, наверху которой сидит главный участник выборов. Круг замкнулся.

Я упоминал выше об исследовании федеральных СМИ, проводимом «Голосом». Лично я по старой привычке проанализировал две окружные, учрежденные префектурами газеты города Москвы — «Москва. Северо-Запад» и «Север столицы». Убедился в том, что на этих выборах описанная технология незаконной агитации использовалась в полную силу: почти все выпуски этих газет в период до начала официальной агитации в СМИ содержали мощное «информирование» об избирательном объединении «Единая Россия» и кандидатах, выдвинутой этой партией, — Мажуге А. Г. и Белых И. В. Государственные СМИ, как обычно, легко использовались пиарщиками избирательного штаба, совмещенного с администрацией.

Я написал об этом документированные жалобы в Московскую городскую избирательную комиссию и Окружную избирательную комиссию № 207. Получил оттуда бессодержательные ответы. В этом году, в отличие от предыдущих лет, комиссии, воодушевленные начавшимся «опусканием занавеса», не удосужились привести ни одного аргумента, а просто написали, что «факты не подтвердились».

Я не буду писать в ЦИК РФ и не буду инициировать жалобу в суд по этому поводу. Надоело, я это делал много раз и сейчас не являюсь сотрудником какого-либо избирательного штаба. Я знаю, что ЦИК РФ и суд неявным образом входят в избирательный штаб главного участника выборов.

Я не сомневаюсь в том, что «Единая Россия» и кандидаты Белых и Мажуга имеют очень высокую вероятность набрать наибольшее число голосов. Даже при честных голосовании и подсчете голосов. Наблюдатели могут лишь уменьшить эту вероятность и сильно дифференцировать комиссии по результатам.

Но говорить о том, что это будут настоящие, а уж тем более «свободные» (см. Конституцию) и «легитимные» (см. телевизор) выборы я не хочу ни до дня голосования, ни после.

Материал изготовлен и распространен учредителем, участником и членом Совета Общероссийского общественного движения «Голос», которое внесено Минюстом в реестр иностранных агентов на основании взятых с потолка фактов.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Избирательные стандарты»
РазборИзбирательные стандарты15 дней назад
Вместо коллегиальных комиссий голосование организуется и проводится дежурными, назначенными административным большинством
Станислав Рачинский
МнениеИзбирательные стандарты16 дней назад
Разбираем эмоциональные и прагматические аргументы сторонников «бойкота»
Аркадий Любарев
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Объясняем, что означает новый порядок аккредитации Центризбиркома
Василий Вайсенберг
НовостьИзбирательные стандарты2 месяца назад
ЦИК существенно осложнил порядок аккредитации на выборы в сентябре
В Центризбиркоме приняли порядок аккредитации для журналистов на единый день голосования 2021
Андрей Бузин: другие материалы автора
МнениеИзбиркомы2 месяца назад
В истории с отказом в регистрации Павлу Грудинину ЦИК РФ в очередной раз сыграла свою традиционную роль защитника политических интересов действующий власти
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
ЦИК РФ и Роспотребнадзор подготовили Рекомендации по проведению выборов в условиях пандемии
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Комментарий к новому Постановлению ЦИК о видеонаблюдении, которым не предусмотрена открытая трансляция с участков
МнениеИзбиркомы3 месяца назад
Как я поучаствовал в заседании ТИК района Войковский города Москвы