Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Виктор Рау
Общественный деятель, независимый наблюдатель за выборами
Коллаж: Ксения Тельманова

Самарка — приличное село Рубцовского района Алтайского края с асфальтированными дорогами и зарплатами доярок до 30 тысяч рублей. Население — порядка 1030 жителей.

20 июня там прошли дополнительные выборы депутата сельсовета.

Мы с ребятами подъехали к 7 часам утра к УИК № 1436, который располагался в местном Доме культуры. Еще по пути мы настраивались на тихие и ничем не примечательные выборы. Однако с самого начала нас ждали различные «приключения». Начнем с нюансов.

Среди нас был один курящий, и он вышел из машины покурить. Уже через несколько минут появился член комиссии, и повесил лист бумаги с информацией о запрете курения в 15-метровой зоне. Понятно, что до этого там этой таблички никто не видел. 

В 7:30 я пошел в УИК приступать к своим общественным обязанностям — наблюдать за процедурой выборов как представитель СМИ. В зале мне преградила путь хрупкая девушка, председатель УИК Евгения Павлова. После небольшого, но шумного скандала, с моими документами все же ознакомились, и меня зарегистрировали.

Далее я стал знакомиться с информацией о проходящих выборах.

Всего 69 избирателей.

Кандидаты:

  1. Белянова О. П.,1986 г. р. ЛДПР, вр. неработающая, в данном селе не проживает. Судя по всему технический кандидат, как бывает чаще всего для легализации выборов. Дружелюбно выставленный любой одной из дружественных парламентских партий.
  2. Свиридова Т. А.,1982 г. р., «Единая Россия», МБОУ «Самарская СОШ», учитель. Собственно запланированный кандидат.
  3. Софиенко В. А.,1972 г. р., «Справедливая Россия-Патриоты-За правду», водитель СПК «им. Кирова», с. Самарка. Для разнообразия партий.

Досрочно проголосовали четыре избирателя.

В 9-м часу подошла наблюдатель от Общественной палаты Алтайского края, местный медик. Ответственный человек, правда со стула ни разу не встала, чтобы поинтересоваться происходящим на УИКе. Ну и концу дня видно было, что уже и не рада была, что ввязалась в это «наблюдение». Нигде, никогда наблюдению не обучалась.

После изучения списка кандидатов обнаружил, что на информационном щите отсутствовали состав членов УИК, график дежурства, как проголосовали досрочно. Попросил закрепить информацию.

Когда стал получать отказы на мои предложения осуществить исправления по допущенным недочетам, понял, что избирательная система решила «дать бой» общественному наблюдению. Наблюдатели-общественники стали ездить на выборы любого уровня в крае, задают нелицеприятные вопросы, делают замечания по фактам нарушений, опубликовывают происходящее на выборах. Видимо, подумали — почему бы не встретить их жестко и не «надавать им по рукам». Или кто-то за них решил. 

В это время сопровождающие меня активисты, изучающие правила проведения выборов, решили пройти на УИК, но были встречены председателем, которая потребовала покинуть УИК. На вопрос: «На основание чего?», вразумительного ответа не было. Здесь «в битву» вступил местный участковый, капитан Руслан Шинкарёв. Он поднял крик на активиста, который смеет перечить и требует предоставить основания — почему нельзя находиться в зале для голосования? А затем стал предъявлять претензии... почему он в шортах? С жалобой на незаконное поведение участкового позвонил дежурному ГУ МВД по Алтайскому краю. 

Около 10 часов поехал с выездной комиссией на надомное голосование: из 16 надомников, дома «поймали» только 11. Двоих, уезжающих в Рубцовск, остановили прямо на дороге: на капоте автомобиля они и проголосовали. Кто-то пришёл с работы и оказался дома, сумел проголосовать, пятеро разъехались. Кого не застали дома, договорились объехать в обед.

Вернувшись в УИК, мы стали обсуждать с председателем допущенные ими нарушения, что нужно их исправить. Она ничего не признавала, а заместитель постоянно перекрикивала меня, со своим криком в работу комиссии и наши споры вмешивался также участковый Шинкарёв. После криков с «желающими поприсутствовать» и споров с комиссией по фактам нарушений и нежеланием их исправлять, я сел писать официальные замечания по нарушениям.

В 12:10 появились первые вопросы в обращении:

Отсутствует информация о членах комиссии, их дежурстве в период досрочного голосования, датам голосования досрочно.

В связи с чем председатель не хочет поделиться информацией о смете затрат на выборы, «не раскрывает» своё основное место работы?

Участковый Шинкарёв Р. А. ведёт себя грубо и вмешивается в работу комиссии, негативно и безосновательно, высказывается об одежде присутствующих.

Посоветовал исправить нарушения.

К тому времени возле УИКа уже было четыре автомобиля полицейских, и еще одна машина из администрации города Рубцовска.

Позже получаю отписку, что замечания не воспринимаются и не исправляются.

Параллельно председатель «втихую» вывешивает список членов комиссии с полными их персональными данными, нарушая законодательство, запрещающее их разглашение. Оно предусматривает наказание вплоть до уголовной ответственности.

От меня вопрос: «А почему вывешен список из пяти членов комиссии, когда работает семь человек?»

Вновь меняется список, но здесь только ФИО.

Задаю вопрос комиссии: «А кто кого представляет?» Никто не знает, представляет ли он партию или выдвинут собранием граждан. Возникает вопрос о легитимности комиссии.

В то время пока я ходил «до ветру», от меня сбежала выездная комиссия, хотя я предупреждал и председателя УИКа, и заместителя председателя Елену Доля, которая возглавила надомное голосование, что снова поеду. Дошёл в последний дом на Кирова 38, где мы закончили первый «заход», хозяин приехал, но сказал, что никого не было.

Вернулся в УИК и продолжил писать жалобы по происходящим нарушениям на выборах.

Вторая жалоба: 

  • О том, что не взяли на второй заход надомного голосования.
  • О неразберихе со списками членов УИК, их заменой, но по прежнему отсутствии информации, кто кого представляет.

Третья жалоба об отсутствии ответа по существу:

  • По прежнему отсутствие данных о представительстве членами комиссии.
  • О графике дежурства.
  • О выставление персональных данных.
  • О не пресечении вмешательства участкового в работу комиссии.
  • О незнании членами комиссии, кого они представляют.

В связи с тем, что в процессе работы комиссии выяснилось, что она создана фиктивно, предложил её распустить.

Председатель комиссии Евгения Павлова заявила, что первая жалоба не подписана «жалобой», и значит таковой не считается. Я заявил, что все мои обращения нужно считать жалобами. Требую исправить нарушения.

Председатель УИКа соглашается, что комиссия не права и удивительно заявляет: «Мы сдаёмся. Что нам дальше делать?» Мой ответ: «Действуйте по закону».

Как показало дальнейшее поведение руководства УИКа, их признание своей некомпетентности было просто провокацией, и они продолжили череду нарушений, а уже допущенные так и не исправили.

Причины были: председатель УИКа и её заместитель были просто работниками сельсовета, к ним неоднократно захаживал и председатель. Волновались за выполнение установки по победе своего кандидата, и осознанно стеснялись открыть своё основное место работы.

Новая жалоба: 

  • Прошу удалить сотрудника полиции Р. Шинкарева с УИКа, т. к. он не может участвовать в работе комиссии в период подсчета голосов после 20 часов.

На все жалобы получаю отписки и отказы.

Все ответы готовились в закрытой комнате председателем Павловой и замом Доля, затем заносились в зал и зачитывались. Когда я сделал замечание, что другие члены УИКа никак не участвуют, начали голосовать, комиссия безропотно голосовала.

Кандидат от «Единой России», посетившая УИК ещё днём, вновь пришла на участок после 21 часа. Результат был для нее шокирующим.

При явке 33 избирателя из 69 (47,8%) за «Единую Россию» проголосовали 14 человек, ЛДПР — один, «Справедливую Россию» — 17 чел. Очередное протестное голосование. Неожиданно победил рабочий, водитель. Софиенко.

Какие тут можно сделать выводы? При явке 50% и выше никакие админресурсы, подобранные надомники и прочее, — не помогут «Единой России» избраться.

В конце выборов председатель озвучила беспрецедентное решение комиссии: Жалоб было пять, на все ответили, но на результаты голосования могла повлиять одна жалоба, поэтому они посчитали, что жалоба была одна (!).

Если краевой избирком не заметит произошедшую вакханалию на данных выборах, придется обращаться в ЦИК.

Р. S. А весь день телеграм-канал «Наблюдатель 22», созданный Общественной палатой Алтайского края совместно с Алтайским РАНХиГС, выдавал в эфир бравурные отчеты о проходящих выборах в Самарке, и как там всё прекрасно. И контроль ОП ведётся, и жалоб нет. Только вот к концу дня сообщили, что присутствующий там Виктор Рау вопросов много задаёт не по теме. Вот какое огорчение.

Выборы будут честными, если будет реальный общественный контроль и мы все пойдем на выборы.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдатели3 дня назад
Кто может попасть в реестр и откуда Минюст (или другие государственные органы) могут узнать о получении гражданином средств от иностранных источников?
Аркадий Любарев
РазборНаблюдатели5 дней назад
«Нужно выстраивать горизонтальные связи»: главное с дискуссий «Голоса» на ОГФ 2021
Общероссийский гражданский форум 2021 прошел 27 ноября
РепортажНаблюдатели9 дней назад
Репортаж с выборов депутатов горсовета Камня-на-Оби в Алтайском крае
Наталья Бирюкова
МнениеНаблюдатели11 дней назад
Независимая наблюдательница прошла подготовку в столичной ОП
Анна Онимова