Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Мария Захарова
Журналист
Коллаж: Ксения Тельманова

В воскресенье, 4 апреля, в подмосковном Пушкине проходили выборы в муниципальный Совет депутатов. Более 80 наблюдателей присутствовали на избирательных участках, а на «Карту нарушений» пришло 41 сообщение. «Голос» активно освещал эти выборы, обо всех наиболее ярких моментах можно прочитать в хронике дня голосования.

Все комиссии справлялись со своей работой по-разному: кто-то безупречно, кто-то нарушал по глупости, а кто-то нагло и целенаправленно игнорировал закон. Именно такой оказалась УИК № 722 в Ивантеевке, поэтому она и заслуживает отдельного рассказа.

Реестр полный неопределенности

Участковая избирательная комиссия № 722 находится в здании средней школы № 2 по адресу улица Хлебозаводская, 18, председатель Сергей Сергеевич Чуклов, количество избирателей в списках — 2798. Одним из членов комиссии с правом совещательного голоса была Ирина Рудый. Она вместе с наблюдателями от КПРФ пыталась противостоять фальсификациям и беспределу на участке, но комиссия была непреклонна.

«Началось все утром, когда я обнаружила, что реестр для надомного голосования составлен с нарушениями. Туда были внесены 69 человек, примерно у 20 отсутствовала дата приема заявки и причина надомного голосования, — рассказала Ирина. — А по словам председателя, заявки принимали на личные телефоны — его и еще одного члена комиссии, а не на телефон УИКа. Я тут же отправила сообщение на «Карту нарушений», а один из членов комиссии стал вносить правки в реестр, после моих замечаний. Что происходило с этим документом дальше я не очень понимаю. Комиссия сделала какую-то выжимку из нее, и в итоге организовала три выезда для шести, семи и 13 избирателей. На один из выездов комиссия собралась так быстро, что ни я, ни наблюдатель от КПРФ не успели даже собраться и взять вещи. В итоге там оказался только член комиссии с ПСГ от “Единой России”».

В дальнейшем, документы именно после этого выезда подделает избирательная комиссия. 

Откройте, мы — наблюдали

«Но все же мне удалось  попасть в бригаду надомного голосования и стать свидетельницей инцидента, — продолжает Рудый. — Одна избирательница отказалась пускать всю комиссию в квартиру, мотивировав это тем, что у нее маленький ребенок. В итоге зашел только один (!) член УИКа вместе со всеми документами, в том числе пустыми бюллетенями и урной.  Дверь в квартиру заперли. Мы стучали, просили открыть, чтобы можно было хотя бы из подъезда наблюдать за тем, что происходит, но все тщетно».

Если наблюдателя не пустили в квартиру, голосование проводить нельзя, напоминает юрист Станислав Рачинский:

«Вправе ли избиратель отказаться впускать всю выездную группу в жилище? Конечно, вправе. Только следствием этого должно быть не голосование в присутствии единственного делегата, а невозможность голосования. Закон четко определяет, что при голосовании имеют право присутствовать все желающие наблюдатели и члены комиссий, а проведение голосования единственным членом комиссии с правом решающего голоса возможно лишь тогда, когда при этом присутствуют два наблюдателя или члена комиссии с правом совещательного голоса. Отказ избирателя впустить их в квартиру делает голосование невозможным».

«Вообще это надомное голосование вызывало много вопросов. Обычно комиссию приглашают пенсионеры, которым в силу возраста и болезней сложно прийти на участок, — рассказала Ирина. — Тут же, многие из голосовавших, были вполне молодые и, не очень похожие на больных, люди. Некоторые сильно удивлялись видя на пороге членов УИКа, некоторые отказывали голосовать, говоря, что сами придут на участок или, что никого не вызывали. И опять же вопрос — почему именно этих из 69 возможных избирателей выбрала комиссия? Председатель сам сказал, что по остальным ездить не надо».

Все три раза комиссия использовала одну и ту же урну, хотя были и другие переносные ящики. После каждого выезда наблюдатели просили показывать им все составленные документы, фотографировали их и просили копии. По словам Ирины Рудый, позже они обнаружили, что на копиях актов и ведомостей, выданных комиссией, нет синей печати, при этом все фотографии сделаны с оригиналов документов, которые давала смотреть секретарь.

Неоспоримая подделка

То, какую роль сыграли события дня и кривой реестр, стало понятно, когда уже на подсчете вскрыли переносную урну. В ней оказалось на 16 бюллетеней каждого вида больше, чем должно было быть согласно имевшимся документам. 

Тут поясним, что каждый избиратель получал по два бюллетеня —  за партию и за кандидата. Согласно актам, которые комиссия предъявила наблюдателям, выездные группы получили шесть, семь и 13 заявлений от граждан о голосовании вне помещения. Соответственно в урне должно быть максимум по 26 бюллетеней, но их почему-то оказалось 42.




«Мы начали разбираться, что произошло  и откуда по 16 лишних бюллетеней, — рассказывает Ирина. — И тут Сергей Сергеевич, председатель комиссии, достает нам ведомость, согласно которой во время одного из выездов, дома проголосовали 29 человек. На наше возмущение, мол как так, вы нам показывали документы, где не было такой цифры, вы подделали ведомость и прочее, он невозмутимо повторял, что вот документ, в нем 29 человек, все нормально, никаких лишних бюллетеней нет. Мы написали жалобы, но их, конечно, не удовлетворили. Комиссия нарушала этапы подсчета голосов, а в какой-то момент с участка вынесли книги избирателей. Чуклов меня игнорировал и на вопросы куда делись списки не отвечал, зато кандидат от “Единой России” убеждал в том, что все нормально и не стоит переживать».




Кандидаты за бортом

Около полуночи к школе, где помимо УИКа № 722, расположены еще три — 717, 723 и 725 приехали два кандидата в депутаты. Охрана учебного заведения отказалась пускать их даже внутрь здания. При этом отказ не был ничем обоснован. Примерно через полчаса к кандидатам присоединились член ТИКа Пушкина с правом совещательного голоса, а также два журналиста, в том числе главный редактор ИА «Время» Владимир Егоров. Никого из них внутрь здания не пустили. 

Отказ допустить на участок во время подсчета голосов — безусловное нарушение закона, отмечает юрист Станислав Рачинский:

«Вопрос о допуске во время подсчета лиц, которые по закону имеют право на нем присутствовать, с давних пор вызывает конфликты. Причины разные. Кто-то из председателей комиссий воспринял буквально слова „В 20:00 УИК закрывается“ еще в незапамятные времена, и никакие разъяснения ЦИК не доходят до его сознания. Кто-то хорошо понимает норму закона, но делает вид, что понимает, чтобы избавиться от лишних глаз на подсчете. Нужно отметить, что последняя серия правок избирательного законодательства включила в закон явное указание на то, что вход в помещение во время подсчета возможен. Поэтому недопуск в помещение, где происходит подсчет, — это безусловное нарушение избирательных прав».

«Я вызвал полицию, которая приехала примерно через час, — рассказал Егоров. — Впрочем опергруппу тоже в здание школы не пустили. Я написал заявление в полицию, потому что никто так и не смог внятно объяснить, почему нас не пускают. По одной из версий такое распоряжение дал ТИК Пушкина, по другой внутри находился представитель Мосолбизбиркома, который говорил, что пускать нас нельзя. При этом, как рассказал один из наблюдателей, в школе также был кандидат от «Единой России”, который беспрепятственно перемещался между УИКами».

«Я когда узнала, что к школе приехали кандидаты и их не пускают спросила у председателя на каком основании, почему их не пускают на участки? Но Сергей Сергеевич меня в очередной раз проигнорировал, а в ответ на жалобу, уже традиционно ответил отказом, — вспоминает Рудый. — Члены комиссии стали тянуть время. Они занимались чем угодно, но не подсчетом. Видимо чего-то ждали. В третьем часу ночи они все же досчитали бюллетени и выдали мне копию итогового протокола, где количество бюллетеней выданных вне помещения для голосования — 42».

Итоги

Согласно итогам голосования, опубликованным в системе ГАС «Выборы» наибольшее число голосов среди кандидатов получили пять представителей «Единой России». У каждого из них больше 100 голосов избирателей. При этом, у ближайшего конкурента, кандидата от КПРФ всего 37.

Зачем комиссии нужно было вбрасывать 16 бюллетеней и подделывать ведомость, если на результат это сильно не повлияло. Разрыв и так довольно существенный, и единороссы все бы избрались. Или все это в интересах одного конкретного кандидата?  На новые технологии фальсификаций — это тоже не похоже. Неправильно заполненные и составленные по неким списками из ЖЭКа, СОБЕСа и откуда угодно еще реестры тоже одно из топовых нарушений. Но больше всего меня все же поразили отчаянность и самообладание, с которыми комиссия совершала преступление, и полная их уверенность в том, что за это им ничего не будет.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Фальсификации»
НовостьФальсификации23 дня назад
Координатор «Голоса» в Перми добился возбуждения уголовных дел по фальсификациям
На семи участках города завышали явку — с 21,6% до 37,5%
РасследованиеФальсификациимесяц назад
Соучастники: как Российская Федерация защищает фальсификаторов
Больше двух лет Татьяна Якубова добивается расследования вброса на участке в Новом Уренгое. Татьяна Юрасова детально разобралась в этом деле
РазборФальсификации2 месяца назад
А также советы, к чему готовиться наблюдателям на предстоящих выборах
Виталий Ковин
РазборФальсификации6 месяцев назад
На № 3445 в Перми приписали 500 голосов, пропорционально реальности распределив их между кандидатами
Виталий Ковин
Мария Захарова: другие материалы автора
РазборИзбирательные стандартыдень назад
Что показали выборы в Псковской, Рязанской областях и Пермском крае, прошедшие 11 апреля
МнениеАгитация7 месяцев назад
Как кандидаты в депутаты Рязанской областной думы завлекают избирателей
МнениеДопуск кандидатов8 месяцев назад
Из кого будут выбирать рязанцы на сентябрьских выборах
МнениеСтатистика9 месяцев назад
Скромно и аккуратно, но результат все же нарисовали