Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталья Масляева
Ревизор тульского регионального отделения движения «Голос»

Ноябрьск — второй по численности город Ямала, ему недавно исполнилось 45 лет. Молод даже по меркам человеческой жизни, что уж говорить о городах. Еще совсем недавно там не было ничего, только вагончики, а сегодня — город. Удивило, что при огромном бюджете (говорят, что более 15 миллиардов рублей при населении в 107 тысяч жителей), в городе немало бараков. 

Но, впрочем, я туда приезжала не для проверки расходования бюджета, а для контроля соблюдения выборного законодательства: в городе выбирали депутатов Законодательного собрания Ямало-Ненецкого автономного округа.

Наблюдение я вела в статусе члена участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса.

Помещение, в котором находились две участковых избирательных комиссии, встречало всех давно изобретенными «фишками» — параллельным голосованием за городские проекты и лотереей.

Пришла я на участок вечером в первый день досрочного голосования (11 сентября), и комиссия удивила меня уже проведенным досрочным надомным голосованием в количестве 238 человек и двумя переносными ящиками. Согласно актам, голосование на дому проводили два члена участковой избирательной комиссии без наблюдателей. На самом избирательном участке проголосовали в этот день 102 человека.

На стенде не было плана участка, и я попросила его повесить. Выяснилось, что участок оборудован не совсем по плану. Главное, что на плане не были отмечены многочисленные столбы, которые перекрывали обзор наблюдателям. А где любопытный наблюдатель что-то мог увидеть из-за столба, заботливо поставили большие растения, перекрывающие обзор совсем. Нарисованный план был невыполним в реальности, как избирательный участок принимал ТИК города, непонятно.

При ознакомлении со списками избирателей я обнаружила множество отметок карандашом, что запрещено законом. Я потребовала удалить отметки, председатель избирательной комиссии это сделала.

Однако председатель избирательной комиссии № 724 запрещала мне проводить фото-видеосъемку, ссылаясь на то, что наблюдателям это можно, а вот члену участковой избирательной комиссии с правом совещательного голоса нельзя. Абсурдное объяснение поддержал ТИК города Ноябрьск, а затем и окружная избирательная комиссия ЯНАО (город Салехард).

Вечером бюллетени были запакованы в пакет, но это не был сейф-пакет, рекламированный ЦИК РФ. Это был обычный пластиковый конверт «Почты России», на который комиссия сама лепила номер. Также надо учитывать, что ключи от сейфа председатель комиссии никуда под роспись не сдавала. К тому же сейф переместили из другой комнаты в помещение для голосования только после моей жалобы на его отсутствие в зоне видимости наблюдателей.

На следующий день (12 сентября) досрочного надомного голосования было ноль человек, а на участке проголосовали 9 человек.

Мне, члену участковой избирательной комиссии, не разрешали передвижение по участку, на мою жалобу по этому поводу ответили, что я, передвигаясь, всем мешаю. Также мне не выдавали запрашиваемые документы.

При попытке ознакомиться со списками избирателей на второй день, комиссия мне сразу начала противодействовать. Была написана жалоба в ТИК города, результатов это не дало. Мне дали ознакомиться с книгами только вечером, после закрытия участка. Сделано это было лишь для того, чтобы в ответе на мою жалобу написать, что решение об отказе в ознакомлении комиссией не принято — ознакомиться же дали. В книгах я опять обнаружила плохо стертые метки в большом количестве. И опять председатель по моему требованию их стирала. Было ясно, почему мне весь день противодействовали в ознакомлении с книгами, они там опять что-то «рихтовали».

На участке наблюдали представители от Общественной палаты ЯНАО, партий и кандидатов. По другому производить наблюдение на выборах сейчас и невозможно. Согласно закону, общественные организации не могут от себя назначать наблюдателей, это право у них отобрали в 2005 году.

Поэтому независимые наблюдатели, от кого бы они не наблюдали на выборах, отстаивают не партию или какого-то кандидата, а защищают избирательное право граждан, и от избирательных комиссий требуют четкого исполнения выборного законодательства.

Наблюдатели, находившиеся на участке, показали почти полное отсутствие понимания как основ наблюдения, так и желания их получить. Общественная палата обучением наблюдателей не занималась (хотя официально заявляла обратное): кому-то выдали стандарт наблюдения, составленный Общественной палатой Российской Федерации, у кого-то из них не было и этого.

Один наблюдатель мне сказал, что ему все равно. Другой молодой мужчина, наблюдающий от кандидата, даже сам ни разу не был на выборах в качестве избирателя. Девушка, наблюдающая впервые, заявила, что будет делать все, что скажет председатель комиссии. Ужасно, что наблюдатели не знают, что они председателю участковой избирательной комиссии не подчиняются.

Одно из СМИ региона смачно муссировало тему приезда наблюдателей из других регионов и даже напечатало якобы список приехавших «диверсантов» — именно так в статье было написано. Продуктивность этой газеты за дни голосования была огромной, статьи выходили пачками.

Мне печально видеть такие СМИ, они получают значительные дотации из местных бюджетов в виде грантов и вот так их осваивают. В статьях любят ссылаться на якобы экспертное мнение каких-то политологов, которые лишь транслируют мнение, нужное властям. И столь же охотно ссылаются на комментарии якобы уважаемых организаций.

В воскресенье с утра комиссия «с порога» была настроена на конфронтацию — за день к предыдущим трем жалобам добавились еще шесть.

Настало время закрытия участка и подсчета результатов голосования. Все это фиксировалось одним из наблюдателей на видео. Председатель приказала наблюдателям встать за два с половиной метра от стола. Пришлось пояснить наблюдателям, что они имеют право встать на то расстояние, с которого им видно все, что происходит на столе. На это председатель стала нервно говорить, что здесь она всем дает распоряжения. На что ей пришлось разъяснить, что она не руководит наблюдателями, в том числе и членами комиссии с правом совещательного голоса.

Комиссия пыталась показать правильность подсчета, но непрерывность и последовательность процесса подсчета голосов комиссией была нарушена. После работы с книгами, они никому не дали удостовериться в правильности подсчета. Не дали сделать это и мне, хотя я даже им подала такое заявление. А результат пренебрежения правом, которое эта комиссия показывала в течении нескольких дней, был закономерен — при вскрытии первого же сейф-пакета за первый день голосования, в нем обнаружили лишние бюллетени. Согласно закону, комиссия была обязана принять решение и признать все бюллетени из этого пакета недействительными. Но комиссия начала вскрывать остальные пакеты, а вскрытие другого сейф-пакета, когда не разобрались с предыдущим, запрещено. В итоге количество бюллетеней во втором пакете сошлось с числом в акте, а вот в третьем было меньше. Комиссия продолжила попытки пристроить куда-то лишние бюллетени и, в нарушение закона, вернулась к этапу подсчета данных книг. Испробовав все, комиссии ничего не оставалось делать, как признать весь пакет с лишними бюллетенями недействительным. Там было 205 бюллетеней.

В итоге подсчет затянулся до 7 часов утра следующего дня. После каждого этапа данные не вносились в увеличенную форму протокола, что также является нарушением. А картина голосования за третий, основной день 13 сентября была такой — надомного голосования было опять ноль человек, на участке в помещении проголосовали 116 человек.

Поставить свою подпись на упакованных бюллетенях участковая избирательная комиссия мне вновь запрещала. В выданном мне итоговом протоколе было отмечено только шесть жалоб, хотя их было девять.

Разброс между первым и вторым кандидатом/партией был многократным, что в принципе неудивительно и наводит на нехорошие мысли.

Нарушений выборного законодательства в городе Ноябрьск было выявлено и зафиксировано множество — значительных и незначительных. 

Посмотрим, сгустятся над Ямалом тучи и будет ли Элла Памфилова, как Зевс, метать гром и молнии на нарушения закона, как это было раньше. Или она будет делать вид, что все хорошо, как это сделал ТИК города Ноябрьск и окружная ИК ЯНАО.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдатели13 часов назад
Рассказ тульского наблюдателя
Алексей Кузнецов
НовостьНаблюдатели3 дня назад
Дискуссия по итогам ЕДГ: главные тезисы выступлений
Движение «Голос» вместе с Общероссийским гражданским форумом провело экспертную встречу, где обсуждались итоги прошедших выборов и предстоящие выборы в Госдуму
МнениеНаблюдатели9 дней назад
Удобной избирательной технологией оказалась технология «От двери к двери»
Андрей Бузин
РепортажНаблюдатели13 дней назад
«Тем, кого не зарежут, Тыва понравится»
Станислав Шевченко