Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Дарья Гаврилова
Корреспондент издания «Молния»

Дружной командой мы стояли на страже голосов избирателей на УИК № 2053. Сразу скажу спасибо Даниилу, который воспитывал комиссию в течение девяти дней на досрочном и, не менее героически, выстоял ещё три дня голосования.

Утро 11 сентября началось с того, что я не обнаружила схемы участка на информационном стенде — а когда мне её предоставили, оказалось, что составлена она неправильно и противоречит принципам открытости и гласности при работе комиссии. 

Стол секретаря с документами УИК находился не на участке, а в соседнем помещении, и не был доступен взору наблюдателей. Устное требование переставить стол удовлетворили частично — открыли двойную дверь, а стол подвинули к дверному проёму. Стало лучше, но всё же ещё противоречило закону. 

Повторное устное требование не возымело эффекта, следом я написала жалобу и сделала несколько звонков в ТИК, но без успеха. Уже под вечер приехал аморфный представитель ТИК, но после часового разговора стол остался стоять на своем месте. Ну ладно, подумала я, буду чаще наведываться к секретарю. Но на следующий день — о, чудо! —  стол телепортировался на участок.

Отдельного внимания заслуживает досрочное голосование на придомовой территории и процесс его проведения.

Представление, а не голосование

Просто ступор от осознания абсурдности момента, каждые 15 минут я себя спрашивала — это действительно происходит? Сказать, что я в шоке — ничего не сказать.

«Голосование на придомовой территории облегчает нам работу и избирателям дает больше возможностей отдать свой голос», — подчеркнула председатель моего участка. Только почему-то она не отметила того факта, что когда комиссия на выезде, участок закрывают, и люди, пришедшие туда, не могут отдать голоса.

Получается, что классическое место, которое все знают, простаивает, в то время как на придомовых территориях старшие домов тянут пенсионеров, которые традиционно правильно голосуют, а закрытый участок отбивает электорат помоложе и более оппозиционно настроенный.

Эта гипотеза подтвердилась и при подсчете. Большинство проголосовавших 13 сентября отдали голоса за оппозиционного кандидата, но вот при подсчете досрочного с придомовых территорий — перевес оказался в сторону единороса.

Видна разница: участок — более оппозиционный, а придомовое — провластное, для этого и придумали «скверное» голосование и делают на нём упор.

На придомовом голосовании были моменты, когда приходили люди с ксерокопией паспорта, с временной пропиской, а аргументом у членов комиссии с ПРГ было не то, что они по закону не могут выдать бюллетень, а то что «надзиратели-наблюдатели» присутствуют. По их логике, если бы не было наблюдателей, они бы выдали бюллетень?

Такое большое количество нарушений и жалоб на работу участковых избирательных комиссий говорит о некомпетентности и об отсутствии понимания тонкостей избирательного процесса у людей, которые там работают.

Зато фальсифицировать мастера

Немного интересных моментов с других участков. УИК № 2052 номера в актах не совпадали с индивидуальными номерами на сейф-пакетах. Все бюллетени из них аннулировали. На УИК № 2059 были процессуальные нарушения и недочеты в оформлении документов. По итогам подсчета на участке победу одержала оппозиционный кандидат, что стало решающим для всего округа. Но комиссия в буквальном смысле зарубила бюллетени, отрубив топором левый нижний угол, и сделав их неустановленной формы.

Все три дня комиссия участка № 2053 вела себя пассивно-агрессивно, была несговорчива. На моём участке был антиковидный инспектор с паранойей, который требовал надеть маску и на улице, но, невзирая на постоянные придирки по соблюдению социальной дистанции, сам её нарушал.

Несмотря на все конфликты за всё время голосования, комиссия участка № 2053 провела подсчет практически идеально: этапность не нарушали, бюллетени считали и пересчитывали перекладыванием, увеличенную форму протокола заполняли сразу и т.д. За восьмой раз моего наблюдения такое впервые — не пришлось ругаться на подсчете. У меня в голове случился диссонанс: все три дня были склоки и нарушения, а подсчёт словно по волшебству прошёл, как требует того закон. А обо всех нарушениях я тут же писала на «Карту нарушений».

Мы засекли, что кто-то отправлял некорректные сообщения, тем самым пытался дискредитировать «Карту нарушений». Памфилова уже назвала её помойкой, а выборы в России самые честные и проходят без нареканий.

Кстати, Краснодарский край был лидером по нарушениям на выборах.

Явка в Краснодаре и в Ейске была самая низкая по краю благодаря организованному плотному наблюдению.

Как показывает опыт, просто нахождение наблюдателя на участке снижает явку на 15%, а если он ещё и активен и знает хорошо закон, то на все 50%.

Ушли с участка в 03:30 очень уставшие и с протоколами на руках. Сейчас через время кажется, что всё было просто, но в реальности это 2 дня по 12 часов и 1 день в 12 часов + подсчет, а где-то он продолжался до 6 утра следующего дня. Физически и эмоционально это вымотает любого.

Наблюдение за выборами можно сравнить с тренингом личностного роста и отработкой навыков отстаивания своих прав. Так что, записывайтесь! Не пожалеете.

Меня радует, что многие наблюдатели сказали, что хотят ещё и что будут агитировать идти наблюдать своих друзей и знакомых.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Наблюдатели»
МнениеНаблюдатели13 часов назад
Рассказ тульского наблюдателя
Алексей Кузнецов
НовостьНаблюдатели3 дня назад
Дискуссия по итогам ЕДГ: главные тезисы выступлений
Движение «Голос» вместе с Общероссийским гражданским форумом провело экспертную встречу, где обсуждались итоги прошедших выборов и предстоящие выборы в Госдуму
МнениеНаблюдатели9 дней назад
Удобной избирательной технологией оказалась технология «От двери к двери»
Андрей Бузин
РепортажНаблюдатели13 дней назад
«Тем, кого не зарежут, Тыва понравится»
Станислав Шевченко