Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

Пока мы в совете «Голоса» обсуждали, какое выпустить заявление с критикой принятия Госдумой во втором чтении 15 июля законопроекта о трехдневном голосовании и крепостном праве для наблюдателей, я подумал: а может быть, наоборот, написать так, чтобы ОНИ из духа противоречия отказались? Но нет, такую мерзость поддерживать невозможно даже в порядке шутки.

А впрочем?

Как известно, если Бог хочет наказать, он лишает разума. Похоже, здесь тот самый случай. 

Спешно, в порядке спецоперации в законопроект, пролежавший на каких-то полках 8 лет, вносятся новеллы, не имеющие к первоначальному тексту никакого отношения. Зачем такая спешка? Ведь в уже идущей около месяца кампании ЕДГ-2020 эти новеллы все равно применяться не могут.

В спешке даже забыли удалить из свойств файла с текстом законопроекта имя его подлинного автора — Grishina. Конечно, Гришиных в России много, но мы знаем, что автором большинства избирательных законов является нынешний секретарь ЦИК Майя Владимировна Гришина. Так что на ЦИК лежит ответственность за законы не меньшая, чем на Госдуме, хоть они это предпочитают не признавать.

Обновление: После публикации информации об авторе файла по фамилии Grishina в свойствах файла, на сайте Госдумы подменили файл законопроекта и удалили оттуда метаданные.

Как это часто бывает, закон проходит только голосами «Единой России». Не помогла даже подачка лидерам оппозиционных партий в виде сомнительного с юридической точки зрения права отзыва членов избирательных комиссий с правом решающего голоса. Ради чего реанимировали давно забытый законопроект, внесенный еще президентом Медведевым.

Они, видимо, даже не успели прочитать, что у них получилось. Даже при первом прочтении видны ляпы типа пассивного избирательного права при проведении референдума. А уж задуматься о последствиях...

Расчет на то, что при трехдневном марафоне труднее контролировать голосование, а значит легче и незаметнее делать вбросы. С этой же целью ограничивается наблюдение: теперь наблюдателем на региональных и муниципальных выборах может быть только гражданин, зарегистрированный в соответствующем регионе (то есть кандидат может быть из другого региона, а наблюдатель — нет). Мы знаем, что есть регионы, где наблюдать местному жителю, мягко говоря, некомфортно, и приходится присылать туда жителей других регионов. 

Но вот чего они не учли. Члены УИК и ТИК — их опора. Это на них лежит основной груз работы и ответственности. Это они (не все, но, увы, очень многие) под давлением скрывающихся от посторонних глаз и ответственности представителей администрации фальсифицируют итоги голосования или как минимум закрывают глаза на манипуляции, творимые их коллегами. Иными словами, это они обеспечивают нужные власти итоги голосования. 

Но они — люди, и у них терпение не безгранично. Их теперь хотят заставить работать не день, а подряд три дня. На каждых выборах. Как минимум один из этих трех дней — будний. А может быть, и не один. Законопроект, кстати, ничего не говорит о том, как должны соотноситься три дня голосования, устанавливаемые верхним избиркомом, с тем единственным днем голосования, который назначает другой орган и который пока еще должен приходиться на воскресенье.

Уже появилось обращение, которое за короткий срок подписали около тысячи членов избирательных комиссий. Вот выдержки из него:

«Даже один день голосования — это тяжелый труд членов УИК и наблюдателей, который начинается еще до 8 утра и заканчивается ночью подсчетом голосов и подведением итогов. При этом у абсолютного большинства из нас есть основная работа, которая не останавливается в период выборов. Членам УИК и наблюдателям не полагается дополнительный отпуск. Многодневное голосование — это ухудшение условий и без того изнурительного труда, при этом оплата труда в комиссиях не увеличивается пропорционально. 

Большинство помещений для голосования в России находятся в образовательных учреждениях, а большинство членов УИК в России — преподаватели. Многодневное голосование неизбежно препятствует учебному процессу, отнимает пространство и время от регулярной работы школ, колледжей, университетов».

Людям, сидящим наверху, кажется, что семидневное голосование на недореферендуме — положительный опыт. Но они же сами без конца повторяли, что «общероссийское голосование» — уникальное действо. На него было брошено столько сил и ресурсов, которых не хватит для каждых выборов. Да и какой же он положительный?! Результат, конечно, получен, но миллионные фальсификации все равно, как ни пытались, скрыть не удалось. Весь мир этот знает и видит, и члены УИК, которых заставили заниматься фальсификациями, не испытывают от этого удовольствия.

Повторяю: их терпение не безгранично. И завтра они могут перестать выполнять незаконные команды сверху. И тогда вся конструкция «всенародной поддержки партии власти» рухнет. Будет как в Хабаровским крае, где «Единая Россия» год назад получила 2 мандата из 36.

Если у законопроекта такая цель, то, может быть, его принимают не зря.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Законотворчество»
МнениеЗаконотворчество3 дня назад
Навеяно очередными новациями избирательного законодательства
Андрей Бузин
МнениеЗаконотворчество11 дней назад
Хронология событий
Галина Культиасова
МнениеЗаконотворчество12 дней назад
Основных новелл закона — три, обсудим каждую в отдельности
Аркадий Любарев
РазборЗаконотворчество12 дней назад
Проверяем фактуру
Елена Лукьянова
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество12 дней назад
Основных новелл закона — три, обсудим каждую в отдельности
МнениеИзбиркомы25 дней назад
Я категорически против многодневного голосования и ряда других новаций, продемонстрированных нам в июне
МнениеИзбирательные стандартымесяц назад
Наша правота очевидна — во всяком случае в отношении выездного голосования
МнениеНаблюдателимесяц назад
Постоянно жалуясь, что Вам приписывают то, что Вы не говорили, не замечаете, что с нами поступают так же, но еще более грубо