Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Андрей Бузин
Член Совета движения «Голос»
Коллаж: Ксения Тельманова

Сверху, то есть на уровне регионов, можно было увидеть, что 7 дней голосования дают именно тот результат, который нужен инициаторам одобрения. При этом оказалось, что чем больше в регионе уровень «досрочного голосования» (то есть, голосования, которое проходило «до дня голосования»), тем выше уровень одобрения, а голосование 1 июля такую зависимость не проявляет. Иначе говоря, досрочно голосующие почему-то намного больше были склонны голосовать за поправки, чем те граждане, которые пришли на избирательные участки 1 июля.

Факт интересный, но для меня ожидаемый. Такой эффект я стал ожидать тогда, когда увидел разработанный ЦИК РФ протокол участковой избирательной комиссии об итогах общероссийского голосования по одобрению поправок в Конституцию РФ. В протоколе не было традиционных для выборов строк о числе проголосовавших досрочно и о числе проголосовавших вне помещения для голосования (грубо говоря — «на дому»). Я понял, что «досрочное голосование» будет главным на этих выборах.

Затем ЦИК расширил рамки досрочного голосования до беспрецедентных масштабов и форм: разрешил голосовать 6 дней не только на избирательных участках (что можно делать и на выборах), но также и вне помещения для голосования, причем не только дома и без объяснения причин, но и на «придомовых территориях» (к которым почему-то смело стали относить территории предприятий), а также в «местностях, с которыми затруднено транспортное сообщение».

В общем, стало ясно, что организаторы выборов устроят такое «досрочное голосование», которое покажет феноменальный и нужный результат. Что и случилось. Досрочно проголосовало по официальным данным 53,3% участников голосования, что значительно перекрыло и российские рекорды региональных выборов, и даже показатель белорусских выборов.

Конечно, можно легко сослаться на то, что фактически это было не досрочное, а обычное голосование. Но такая ссылка не все объясняет по причинам, указанным выше: досрочное голосование проводилось «где только можно» и «как только можно». Кроме того, общественный контроль досрочного голосования был практически невозможен: нельзя было выставить круглосуточных наблюдателей там, где такое голосование происходило и там, где хранились избирательные бюллетени досрочного голосования.

Что происходило с досрочным голосованием в эти шесть дней нам могли бы рассказать те, кто его проводил и организовывал, а также те, кто перекладывал бюллетени досрочного голосования из избирательных ящиков в «сейф-пакеты» и хранил их. Но вряд ли расскажут: «триумф» голосования вряд ли побудит их к этому. 

Многое можно было бы понять, если бы мы имели статистику этого голосования по избирательным участкам — по дням и по месту голосования. Эта статистика существует, поскольку кураторы УИК ее собирали (см. ниже). Она наверняка есть и у ЦИК РФ, но ЦИК РФ «стесняется» ее публиковать. Статистика есть только по числу досрочно голосовавших по регионам, причем без разделения на места голосования.

Подробную статистику досрочного голосования в УИК можно было узнать либо прямо в УИК (а их больше 96 тысяч), либо в ТИК (коих у нас около 2750). Как?

УИК составляет (точнее — должна составлять) ежедневные акты на каждое досрочное голосование — в помещении для голосования, вне помещения для голосования. В принципе (то есть, в соответствии с Постановлением ЦИК РФ) член УИК или наблюдатель может ознакомиться с этими актами. Кроме того, цифры из этих актов должны оглашаться при подсчете голосов. Увы, эти положения не всегда выполняются.

ТИК (а в действительности — кураторы выборов из местной администрации) имеет ежедневные сводки по досрочному голосованию на подведомственных УИК. И опять же — в принципе — с этими документами может ознакомиться член ТИК. Иногда это даже удается. Например, это удалось члену ТИК с правом решающего голоса Кириллу Трофимову из района Раменки города Москвы, и он сделал замечательные открытия по технологии досрочного голосования. Частично это удалось Михаилу Воронкову из района Отрадный в Москве. В конечном итоге после нелегкой борьбы удалось это и мне как члену ТИК Войковского района города Москвы с правом совещательного голоса.

Проблема заключается в том, что вопреки декларациям об открытости и гласности организаторы наших выборов крайне неохотно делятся с гражданами информацией.

И хотя никто из нас не видел, когда и как составлялись упомянутые акты и как добывалась статистика, сама статистика говорит о многом. Расскажу о собственном опыте.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Голосование по поправкам в Конституцию

Движение «Голос» наблюдает за голосованием и подсчетом голосов на общероссийском голосовании по Конституции в 42-х регионах. Досрочное голосование длится с 25 по 30 июня, основной день — 1 июля. В Москве и Нижнем Новгороде проходит эксперимент по дистанционному голосованию.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Законотворчество»
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
Навеяно очередными новациями избирательного законодательства
Андрей Бузин
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
Хронология событий
Галина Культиасова
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
Основных новелл закона — три, обсудим каждую в отдельности
Аркадий Любарев
РазборЗаконотворчество3 месяца назад
Проверяем фактуру
Елена Лукьянова
Андрей Бузин: другие материалы автора
МнениеНаблюдатели12 дней назад
Удобной избирательной технологией оказалась технология «От двери к двери»
МнениеИзбиркомымесяц назад
Главная задача, которую исполняет ЦИК РФ, — защита избирательных прав «одной из сторон». А у «Голоса» такой задачи нет
МнениеНаблюдателимесяц назад
Выборы оказались более-менее чистыми
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
«Населенными пунктами, транспортное сообщение с которыми затруднено» оказались некоторые улицы Иванова