Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеДопуск кандидатовМосква18 июля 2019, 14:42
Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России
Фото: Андрей Морев

На портале ЦИК наконец-то появилась полная информация об итогах регистрации кандидатов на выборах в Мосгордуму. Зарегистрированы 233 кандидата, из них 130 от парламентских партий, имеющих льготу (44 от КПРФ, 41 от «Справедливой России», 45 от ЛДПР), и 103 по подписям. Отказано в регистрации 57 кандидатам. Остальные утратили статус выдвинутого кандидата, иными словами, они не подавали документы на регистрацию.

И вот наиболее важный вопрос: кого зарегистрировали и кому отказали? 

Конституционно-правовой смысл процедуры регистрации в том, чтобы отсеять слабых кандидатов, не имеющих поддержки избирателей и не имеющих шансов ее получить. Чтобы они не мешали конкуренции более сильных кандидатов. Тут, конечно, надо сразу оговаривать, что, когда кандидатов немного, никакой отсев не нужен. Но это — отдельная тема.

И вот на российских выборах постоянно встает вопрос: выполняет ли процедура регистрации свою конституционно-правовую роль, или она действует с точностью до наоборот, пропуская слабых и отсеивая сильных?


Насчет пропускания слабых — это мы увидим 9 сентября, когда появятся итоги голосования. Напомню, что на прошлых выборах 2014 года две трети кандидатов, зарегистрированных по подписям, получили меньше голосов, чем им зачли подписей.

Насчет отсева сильных — сложнее. Тут можно использовать разные критерии. Некоторые коллеги, например, оценивали частоту поисковых запросов в Яндексе, основываясь на логике: если кандидат реально собирал подписи, то немалая часть избирателей должна была поинтересоваться — кто он такой. Метод не бесспорный, но как рабочий инструмент вполне пригодный.

Можно попытаться оценить известность тех или иных кандидатов. А можно посмотреть, сколько они получили голосов и процентов на не очень давних выборах. 

Например, мы знаем, сколько получили на выборах в Госдуму 2016 года Андрей Бабушкин (13,9%), Юлия Галямина (14%), Дмитрий Гудков (19,7%), Сергей Митрохин (12,3%), Елена Русакова (11,9%), Константин Янкаускас (8,2%), сколько получили на выборах в Мосгордуму 2014 года Андрей Бабушкин (28%), Юлия Галямина (18,2%), Елена Русакова (25,6%).

И одновременно можно вспомнить, что Коммунистическая партия «Коммунисты России» получила в Москве в 2016 году всего 49 тыс. голосов (1,9%), а ее кандидат Максим Сурайкин в 2018 году — 33 тыс. голосов (0,72%). А сейчас зарегистрированы 32 кандидата от этой партии, которые в сумме должны были собрать около 150 тыс. подписей. Понятно, что возникает законный вопрос: как это у них так здорово получилось?

Есть, кстати, еще один метод: посмотреть затраты на сбор подписей. Но, к сожалению, по первому финансовому отчету еще сложно делать выводы: там пока не все расходы могут быть отражены.

Я попробовал применить метод, который мне кажется наиболее объективным. Всех кандидатов можно разделить на три категории: депутаты Мосгодумы, московские муниципальные депутаты (подмосковных и рязанских я не учитываю) и остальные. По всем политологическим меркам московские муниципальные депутаты (в целом как категория) должна быть более успешны, чем кандидаты, депутатами не являющиеся. У них связь с избирателями, у них уже есть определенная поддержка, у них есть опыт.

А что мы видим? Не считаем кандидатов, зарегистрированных по льготе, не считаем 16 депутатов Мосгордумы (которые все зарегистрированы; единственный депутат МГД, не поддержанный администрацией, выбыл, не сдав подписи).

Из остальных зарегистрированы 87, из них 18 муниципальных депутатов. Отказано 57, из них 15 муниципальных депутатов.

Таким образом, из 111 кандидатов, не являвшихся депутатами и сдавших подписи, зарегистрированы 69 (62%). Из 33 муниципальных депутатов, сдавших подписи, зарегистрированы 18 (55%).

Понятно, что депутат депутату рознь, что среди них немало административных кандидатов. Но это — для более глубокого анализа. А пока для меня достаточно того факта, что успешность прохождения подписного фильтра у муниципальных депутатов оказалась ниже, чем у кандидатов, не являвшихся депутатами.

Сделать более глубокий анализ оказалось несложно. Достаточно было посмотреть, кто выдвигал этих кандидатов на муниципальных выборах 2017 года (в одном случае – 2016 года). Оказалось, что 10 выдвигались «Единой Россией», из них 8 зарегистрированы и 2 получили отказы.

Если исключить эти 10, то получится, что из 23 муниципальных депутатов, избранных не от «Единой России», отсев составил более половины: зарегистрированы 10, а отказано 13.

А если еще исключить трех кандидатов, избранных от КПРФ и одного, избранного от «Единой России» – из них трое зарегистрированы и один получил отказ (исключить их можно хотя бы потому, что у них нет опыта сбора подписей)? Тогда получится, что из 19 муниципальных депутатов, избранных как самовыдвиженцы или от непарламентских партий, зарегистрированы 7 и отказано 12.

Это — абсолютно ненормально!

И вот вся совокупность фактов приводит нас к выводу:

  • либо вся процедура регистрации по подписям неадекватна,
  • либо при проверке подписей ОИКи проявили пристрастность,
  • либо имеет место и то, и другое (к чему я сам склоняюсь).

Выводы эти, конечно, не новые, но мне кажется, никогда еще они не были видны с такой наглядностью, как сейчас.

Немного истории

В заключение — небольшой исторический экскурс.

Так получилось, что я наблюдал и описывал все предыдущие выборы в Мосгордуму. Лишь о выборах 2005 года я не писал специально, это за меня сделал Андрей Бузин. Но и тем выборам я посвятил немалые куски в общих статьях.

Наши публикации:

О нынешних выборах я тоже когда-нибудь напишу. Не имею морального права не написать.

Но сейчас я просто хочу обратить внимание: недопуск сильных кандидатов — давняя московская традиция.

В 2001 году на стадии регистрации еще было вполне прилично, но зато потом нескольких сильных кандидатов сняли по суду.

В 2005 году снятия были еще в ограниченных масштабах (тогда, кстати, еще была возможность регистрироваться по залогу), но был очень яркий эпизод, когда трем кандидатам (среди них был депутат Мосгордумы Дмитрий Катаев) председатель ОИК сообщил неверный номер счета для внесения залога, а потом им отказали за то, что они внесли залог не на тот счет. Тогда и МГИК, и Мосгорсуд оказались на стороне ОИК, и только Верховный суд восстановил кандидатов, но уже в самом конце кампании (но при этом все трое сумели получить 14–17%).

А в 2009 году (залога тогда уже не было) отказывали в регистрации уже массово, и одной из самых распространенных претензий к подписям было отсутствие подстрочных указаний в подписных листах, что трактовалось как нарушение формы подписного листа. После этого законодателям пришлось специально отмечать в законе, что подстрочники указывать не обязательно. Но дело было сделано. Кстати, представители снятых кандидатов пытались проверить, были ли подстрочники у тех, кого зарегистрировали, но им такую возможность не дали.

В 2014 году многие кандидаты отсеялись, не сумев собрать нужное количество подписей, поскольку тогда правила были резко изменены перед самыми выборами (увеличение в шесть раз требуемого количества подписей, новая нарезка округов). Но два известных кандидата (Мария Гайдар и Ольга Романова) подписи собрали, и их им зарубили. А какова была успешность тех, кого по подписям зарегистрировали, я написал в начале.

И вот когда теперь представители МГИК заявляют, «что избирательные комиссии всегда трактуют все сомнения в подписях в пользу кандидата», это выглядит явным... (ладно, не буду употреблять крепкие выражения). История последних трех кампаний свидетельствует о противоположном подходе.

И пока этот подход изменен не будет, слово выборы придется брать в кавычки.

Читайте также:

donate2-copy-2Поддержать борьбу «Голоса» за честные выборы рублём.





Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Выборы в Мосгордуму

8 сентября 2019 года состоялись выборы в Московскую городскую думу. По мажоритарной системе избраны 45 депутатов. Чтобы стать кандидатом, необходимо было собрать 3 % подписей от списочного числа избирателей (от 4354 до 5315). От сбора освобождены кандидаты партий, представленных в Госдуме. В качестве кандидатов зарегистрировали 233 человека: из них 130 от парламентских партий, имеющих льготу (44 от КПРФ, 41 от «Справедливой России», 45 от ЛДПР), и 103 по подписям. 57 независимым кандидатам в регистрации отказали на основании проверки подписей. Это вызвало волну протеста и массовые акции.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Допуск кандидатов»
МнениеДопуск кандидатов18 дней назад
Без них партия власти могла лишиться большинства в Мосгордуме
МнениеДопуск кандидатовмесяц назад
Институт права и публичной политики представляет интересы незарегистрированного кандидата Анастасии Брюхановой
НовостьДопуск кандидатовмесяц назад
Москвич дошел до суда, чтобы подтвердить свою подпись за кандидата на выборах в Мосгордуму
Избирком считает, что экспертам виднее
МнениеДопуск кандидатовмесяц назад
Аркадий Любарев обнаружил аномалии в работе МГИК и ЦИК с подписями кандидатов
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество11 дней назад
Комментарии после просмотра трансляции
МнениеИзбирательные стандартымесяц назад
Итоги голосования на выборах в Мосгордуму показали: система регистрации по подписям неадекватна
МнениеИнновациимесяц назад
Насколько популярны электоральные новшества среди избирателей
МнениеДопуск кандидатовмесяц назад
Аркадий Любарев обнаружил аномалии в работе МГИК и ЦИК с подписями кандидатов