Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
МнениеМосква05 июля 2019, 13:19
Василий Вайсенберг
Эксперт по краткосрочному наблюдению движения «Голос» // Twitter автора

Несмотря на то, что я не являюсь членом окружной комиссии ни с правом решающего, ни с правом совещательного голоса, мне удалось попасть в состав рабочей группы по проверке подписей в 26 окружной комиссии. Как я смог это сделать — отдельная история. Сразу скажу, что на проверку подписей административного кандидата Кирилла Щитова я прийти не смог.

Мы проверяли подписи, поданные за выдвижение Светланы Анисимовой. Все подписи госпожа Анисимова сдала в 10 или 11 папках, в среднем в каждой папке было по 500 подписей. На листе пять подписей, итого 100 листов. Если вы нормально собираете подписи, то не рискнете делать лист на пять подписей: достаточно одной ошибки заверяющего в подвале листа, чтобы его можно было отнести на помойку.

Деньги

Первый финансовый отчёт Анисимовой не опубликован, поэтому нельзя точно сказать про ее затраты на сбор подписей. Но можно предположить, что они сопоставимы с затратами других партийцев от «Коммунистов России»: от 1400 до почти 60 тысяч рублей. Отмечу, что минимально на сбор нужно 1 млн рублей, при условии, что есть хорошая поддержка в округе.

Проверка

Все формальные требования к подписям в моей папке были соблюдены. За три часа я проверил только половину книги, и нашел только одну подпись, которая не соответствовала требованиям закона. Если честно, то я особо и не сомневался, что все формальные требования будут в порядке. Я сосредоточился на поиске одинаковых дат внесения подписей. По закону, избиратель сам должен внести дату и подпись, все остальное может сделать сборщик. Сверять подписи — дело совсем неблагодарное, поэтому я пытался сверять даты.

В нашей группе был приглашенный графолог из МВД. По началу я бегал к ней чуть ли не с каждой подписью, но она была непоколебима: непохоже. Тогда я стал искать вот прям убойные примеры. И нашел. На страницах 5 и 6 я нашел две даты, похожие друг друга как две капли воды. Тут графолог дрогнула и согласилась, что сходство есть. Я бросился искать дальше. В итоге на четырех страницах (5,6,35 и 64) я нашел одну и туже дату, которая даже графолога поставила в тупик. 

Через некоторое время я обнаружил и сборщика, который проставил это число. Разброс по номерам страниц от 5 до 64. Понятно, что почерк был очень необычным, поэтому взгляд и зацепился. С почерками попроще все намного сложнее и доказать что-либо практически невозможно.

Технология

Теперь о том, почему моя находка важна. В моей книге было полтора десятка сборщиков, и все они шли вперемешку. Цель понятна — усложнить проверку и сверку. Раз мне удалось найти четыре одинаковых даты в совершенно разных местах книги, а потом в пятом месте обнаружить и сборщика, то это говорит только об одном: сидели и рисовали, а потом друг другу проставляли подписи и даты.

Что в итоге 

Не приходится даже сомневаться, что Светлана Анисимова будет зарегистрирована, и бог с ней. Но тогда давайте зарегистрируем и всех остальных, кто подает подписи. Не будем звать орды графологов на проверку оппозиционных кандидатов. А проверим только формальные критерии, и не будем придираться к особенностям почерка. К слову сказать, на проверке подписей за Анисимову даже самые ужасные фамилии с точки зрения написания признавались нормальными. Ну почерк такой, что поделать.

Читайте также:


donate2-copy-2Поддержать борьбу «Голоса» за честные выборы рублём.





Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Василий Вайсенберг: другие материалы автора
МнениеДеньги на выборахмесяц назад
Что мы узнали о выборах в Башкортостане
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Как региональные избиркомы перенимают практику красивой отчетности
МнениеАгитация2 месяца назад
Кто и зачем путает карты перед днем голосования
Мнение3 месяца назад
Как прошло заседание ЦИК по жалобам Гудкова, Соболь, Русаковой и других незарегистрированных кандидатов в Мосгордуму