Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах

Адрей Бузин о выступлениях на II Конгрессе Российской ассоциации политических консультантов

Автор говорит о спорных моментах в выступлениях политтехнологов, о том, какие темы и методы использовались при проведении ими избирательных кампаний и о попытках противостоять наблюдательскому движению на выборах.

Впечатления от II Конгресса Российской ассоциации политических консультантов

Во-первых, искренняя благодарность Игорю Минтусову. Вне зависимости от того, является ли это мероприятие пиар-акцией НИККОЛО М или нет, надо отдать ему должное: он собрал на площадке людей с разными политическими взглядами, разными взглядами на выборы и разными этическими принципами. В наше время это уже дорогого стоит; ЦИК и Госдума, например, перестали проводить подобные сборы и, в основном, собирают только тех, кого они хотят услышать.

Обо всех докладах говорить не буду; с моей точки зрения были вполне бессодержательные, но многое было информативно и интересно. И говорить я буду не о содержательных докладах, а о трех, очень, мягко говоря, спорных моментах в выступлениях.

Андрей Максимов модерировал секцию «Технологии организации массовых выступлений и мероприятий в избирательной кампании». Честно признаюсь, я давно знаю и люблю Андрея Максимова: он очень креативный и открытый человек. Поэтому он (со своим коллегой) и рассказал о том, как, проводя кампанию «Единой России» противостоять самодеятельному наблюдательскому движению. Надо просто перехватить инициативу по наблюдению: создать собственное наблюдательское движение, договориться с избиркомами и полицией и сымитировать общественное наблюдение. Провести встречу наблюдателей с кандидатом, поставить задачи, заплатить за наблюдение. Андрей понимает, что это на грани фола, но если работать на «ЕР», то, естественно, подкупом избирателей это не будет.

На этой же секции сильно резануло выступление Артура Хачатуряна. Он рассказывал, как он эксплуатировал тему патриотизма на выборах губернатора Симферопольского края. У меня было впечатление, что я смотрю телевизор: тут и укрофашисты, и Знамя победы, и бряцание оружием, и военно-патриотические игры, и подарки для школьников с патриотической символикой, и подарки ветеранам, и участники вооруженных конфликтов. Этакий патриотизм на крови. Патриотизм как любовь к Родине без мысли о том, что такая любовь может обернуться миллионами «любимых» человеческих жизней. Я не удержался от вопроса был ли Адольф Гитлер патриотом и получил в целом положительный ответ.

Потом была замечательная секция «Контроль процедур голосования и подсчета голосов», о которой я уже писал в предыдущем посте на ФБ. Из 4-х выступающих только Евгений Федин рассказывал о реальном общественном контроле – том, которым вынуждены заниматься граждане, поскольку государство не выполняет своих функций по честной организации голосования и подсчета голосов.

Три других выступающих были бесподобны.

Игорь Кудрявин (не худший представитель государственных организаторов выборов) рассказал, как Московская областная комиссия организовала «молодежное наблюдение на выборах в Московской области». Потому, что роль «Голоса» и «Сонара» «не ясна». «Твиттер», говорит, был переполнен «позитивными сообщениями о выборах». Вот такая государственная забота об общественном наблюдении.

Потом выступил Николай Кремлев. Он организует наблюдение с оплатой от заказчика. О, это мы проходили! Дорого, с непонятным результатом, но «наблюдение». Тут возникает именно тот упрек, который всегда возникает у организаторов выборов: если вам платят за наблюдение, то вы не являетесь объективными наблюдателями. На мой вопрос о том, что Николай подразумевает под «наблюдением» он откровенно ответил «удовлетворение интересов заказчика». Этот ответ, впрочем, намного честнее, чем демагогические рассуждения Игоря Борисова (этот государственный политтехнолог в конгрессе не участвовал) о целях общественного наблюдения.

В заключение мы услышали тезис директора института политического права и управления Алексея Васильева. Тезис был следующим: наблюдение бесполезно и не нужно. С моей точки зрения, в его словах, есть большая доля правды: эффективность общественного наблюдения на псевдовыборах действительно крайне мала. Какой толк от того, что честный наблюдатель приходит на участок, фиксирует там нарушение, а потом его изгоняют оттуда? Тем более, что мы знаем, что существует большое число псевдонаблюдателей? Он прав в том, что наблюдателями мы можем исправить 2% изъянов наших выборов, и проблемы выборов лежат в другой плоскости. Но вот, что я вам скажу Алексей: всегда будут находиться честные люди, которые плохо переносят вранье, особенно государственное. Так что, их вы не уговорите, пока у них есть возможность наблюдать.

В предложениях по исправлению ситуации у Алексея была одна здравая мысль, не доведенная им до конца (не считая замечательного пассажа пригласить организовывать наши выборы иностранных специалистов). Он считает, что надо отказаться либо от наблюдателей, либо от избирательных комиссий. Последнее правильно в той степени, что избирательные комиссии надо сделать не государственными, а общественными органами, состоящими из представителей участников выборов.

Ну, и наконец, чудесное выступление политконсультанта Дмитрия Гусева. В голову этого политконсультанта не пришла мысль, что тот факт, что он был нанят мэрией на время выборов, оплачен из бюджета для того, чтобы проводить избирательную кампанию, сам по себе является криминальным. Ибо это и есть использование административного ресурса в чистом виде, строго настрого запрещенное нашим (да и любым другим нормальным) избирательным законодательством. Он откровенно в этом признается. У этого политконсультанта, также, впрочем, как и у многих других, крепко сидит мнение, что у нас участниками выборов являются партии и кандидаты. Между тем, главным участником выборов, на которого, он, кстати, работал, является администрация, если хотите, – неформальная партия А. И все 10 «самовыдвиженцев», и еще 2 представителя партий «Родина» и ЛДПР, ставшие кандидатами – в действительности выдвиженцы одной партии – партии А. Потому что поддерживались в избирательной кампании именно этой политической силой за государственный счет, и, в частности, за счет тех денег, которые пошли на зарплату политконсультанта Гусева, работавшего в период избирательной кампании в мэрии.

Дмитрий Гусев рассказал о том, что заказ мэрии был на проведение честных и конкурентных выборов. Могу согласиться с тем, что на этот раз голосование и подсчет резко контрастировали с тем, что творилось в Москве в 2007–2011 годах. А вот насчет конкурентности – это миф, усиленно нам вдалбливаемый политическими экспертами, работающими за бюджетные гранты. Откуда ей взяться? От того, что основные оппоненты власти вообще не попали в бюллетень, и там оказались партийные кандидаты, которые не смогли в подавляющем большинстве округов составить реальную конкуренцию административным кандидатам? Может, о конкуренции говорит нам рисунок 1, иллюстрирующий разрыв между избранным депутатом и следующим за ним кандидатом? Он говорит о том, что лишь в 6 округах (из 45) этот разрыв составил менее 10%. И из этих 6-ти округов – 3 – это те, где администрация сама сняла своих ставленников, чтобы дать возможность поконкурировать допущенной к выборам «оппозиции».

Или, может о стараниях администрации говорит тот факт, что прямо перед выборами была введена полностью мажоритарная система? С рисунком 2 это как-то не согласуется.

Эти у и другие рисунки я показывал в своем выступлении. Но политконсультант, работавший на ставке в мэрии, почему-то говорит, что я не приводил фактов. Вы не знаете, почему он так говорит?