Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover

Кто что думает о муниципальном фильтре

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

На заседании рабочей группы по вопросам совершенствования избирательного законодательства и процесса, которое прошло 19 февраля, нам раздали отчет ВЦИОМ о результатах опроса граждан по муниципальному фильтру. Отчет этот доступен по ссылке. Опрос был общероссийским, проведен 1 февраля 2019 года, объем выборки — 1600 респондентов в возрасте 18 лет и старше, метод — телефонное интервью.

Нельзя сказать, что на заседании к результатам опроса отнеслись серьезно. Все понимали, что граждане недостаточно знают о муниципальном фильтре, чтобы составить компетентное мнение.

Правда, в отчете написано, что перед вопросом респонденту была зачитана информация о муниципальном фильтре. Но не вполне полная. А спрашивать людей, что они знали о мунфильтре до телефонного звонка, по-видимому, не стали.

Мне, например, были бы интересны и другие знания респондентов. Известно ли им, как регистрируются кандидаты на других выборах? И как регистрировались кандидаты на губернаторских выборах до 2004 года? А также могут ли респонденты назвать своего муниципального депутата, того самого, которому они якобы доверяют решать вопрос, кто будет кандидатом в губернаторы?

Но вот первый вопрос: «Как Вы в целом относитесь к тому, что кандидаты в главы региона должны пройти муниципальный фильтр?» Скорее положительно — 63%, скорее отрицательно — 13%, безразлично — 21%, затруднились — 3%. Информации о том, как отвечали на этот вопрос те, кто ходят или не ходят на выборы, ВЦИОМ не предоставил.

Тем, кто относятся к фильтру положительно, задавался вопрос: «Почему?». 20%, по-видимому, от всех опрошенных, затруднились объяснить причину положительного отношения. У 12% ответы «близость к народу» / «мнение людей учитывается». У 11% ответы «это возможность лучше узнать кандидата» / «формируется доверие к кандидатам». Лично мне такие объяснения кажутся неубедительными — это явные ответы наобум. Вот у 10% ответ более осмысленный: «достойных оставляют» / «отсеивают недостойных» / «фильтрация». И еще у 5% нечто похожее: «качественный отбор кандидатов» / «проверки».

Да, кстати, вот еще что я бы спросил у респондентов: «Могут ли они назвать кандидатов, которые фильтр преодолели, и тех, кто отсеялся. А то «достойных оставляют» / «отсеивают недостойных» — это такая идеальная модель. А кто из опрошенных знает, как она работает на практике?

Ах, да. Следующая группа вопросов это проясняет. Выберите утверждение, которое в наибольшей степени соответствует вашему мнению.

  • «Муниципальный фильтр могут пройти представители любых партий, даже мелких» — 60%. 
  • «Муниципальный фильтр могут пройти представители только крупных партий» — 31%. 

Вот думаю, как бы я на него ответил? Ведь в теории должен быть второй ответ, а на практике — первый. Но при этом оба неточны. Вот если бы респондентам предложили такую формулировку: «Муниципальный фильтр могут пройти представители любых, самых мелких партий, если это угодно власти и одновременно могут не пройти представители крупной оппозиционной партии». Интересно, сколько бы подтвердило, что это так и есть?

  • «Муниципальный фильтр позволяет отсеивать случайных кандидатов» — 55%. 
  • «Муниципальный фильтр не позволяет отсеивать случайных кандидатов» — 22%. 

Мне интересно, кого считают «случайными кандидатами» как опрашиваемые, так и опрашивающие? Андрея Ищенко, Вячеслава Мархаева, Евгения Ройзмана, Вадима Соловьева, Олега Виноградова, Ольгу Ефимову, Оксану Дмитриеву, Олега Хараськина, Владимира Буланова, Дмитрия Гудкова и т.п., которые не смогли преодолеть фильтр? Или, может быть Илью Клейменова, стоматолога из подмосковных Химок, успешно преодолевшего муниципальный фильтр на выборах губернатора Тверской области? А может Александра Подзорова, первого секретаря Волгоградского обкома одной из мелких партий, успешно преодолевшего фильтр на выборах губернатора Омской области? Или может быть тех кандидатов, которые при голосовании получили меньше 2% голосов избирателей?

И еще одна похожая, но более осмысленная пара утверждений: 

  • «Пройти муниципальный фильтр и участвовать в выборах могут только кандидаты, имеющие реальную поддержку на местах» — 51%. 
  • «Пройти муниципальный фильтр могут даже кандидаты, не имеющие реальной поддержки на местах» — 36%. 

Опять вопрос на «теоретические» знания респондентов. Но первое утверждение не соответствует практике. А второе, в общем-то верно, но не отражает всей картины. Ибо те, кто имеют реальную поддержку, могут не пройти, а те, кто не имеет — проходят.

Еще две пары утверждений я пропущу — они мне не очень интересны. А вот другие:

  • «Муниципальный фильтр не влияет на шансы действующего главы на победу на выборах» — 43%. 
  • «Муниципальный фильтр увеличивает шансы действующего главы на победу на выборах» — 44%.
  • «Муниципальный фильтр не создает препятствий дл участия в выборах неудобных для действующей власти кандидатов, представителей оппозиции» — 40%. 
  • «Муниципальный фильтр используется для недопуска к участию в выборах неудобных действующей власти кандидатов, представителей оппозиции» — 41%.

Когда задаются наиболее осмысленные вопросы, оказывается, что отрицательных ответов больше, чем положительных. Интересно, что авторы исследования в выводах эти не очень удобные для них ответы игнорируют.

А дальше — традиционный пустой вопрос: «Нужен или не нужен муниципальный фильтр?». Кому нужен — непонятно. 

  • «Определенно нужен» — 29%, 
  • «Скорее нужен» — 40%, 
  • «Скорее не нужен» — 12%, 
  • «Определенно не нужен» — 12%. 
  • Затруднились — 7%. 

Ура! 29+40=69% — против 24%. То есть часть людей, которые только что признали, что фильтр работает на власть и против оппозиции, тем не менее, считают, что он нужен или «скорее нужен».

И тут авторы исследования решили добавить краски. Оказывается, уровень поддержки выше среди «электорально активных респондентов» — 72–73% в сравнении с 53–63% среди тех, «кто ходит на выборы реже». Хотя тут можно предположить, что те, «кто ходит на выборы реже» — это как раз те, кто бойкотирует неконкурентные выборы.

А вот ключевой вопрос: «С каким из экспертных мнений Вы в большей степени согласны?». 46% высказались за то, чтобы сохранить фильтр таким, как есть. 25% за то, чтобы облегчить процедуру прохождения фильтра. 19% за то, чтобы муниципальный фильтр отменить. 10% затруднились.

Опять ура! 46% против 44% (25+19). Ведь больше, не правда ли? А я бы на месте Сергея Владиленовича за голову схватился! 46% поддержки — это очень мало. Учитывая и пропаганду, да и то, что человеку, которого опросчики застали врасплох своим телефонным звонком, гораздо проще сказать: «Оставьте как есть». И даже в этих условиях не набралось половины поддерживающих. Впрочем, Сергей Владиленович, все-таки, согласился на смягчение.

Дальше пошли вопросы по смягчению фильтра, основанные на предложениях экспертов, в том числе и наших предложениях. Но, глядя на ответы, возникает большое сомнение, что респонденты понимали, о чем их спрашивают.

Вот одно из ключевых наших предложений — уменьшить требование 75% охвата муниципальных образований верхнего уровня. В опросе звучит так:

  • «Уменьшить количество муниципалитетов для сбора подписей» — 14%.
  • «Увеличить количество муниципалитетов» — 26%. 
  • «Оставить таким, как есть» (75%)» — 50%. 

Это что: 26% за ужесточение и так беспредельно высокой нормы?! Да они просто не поняли вопроса!

  • «Уменьшить количество подписей от всех депутатов» — 10%.
  • «Увеличить количество подписей» — 36%. 
  • «Оставить таким как есть (5–10%)» — 44%. 

А здесь за ужесточение аж 36%, что тоже можно объяснить только непониманием. Вероятно, рабочая группа тоже так считает, раз она предпочла одобрить тот вариант смягчения, который поддерживает всего 10%.

Да, другие варианты смягчения получили большую поддержку. 

  • «Ограничиться сбором подписей только среди депутатов муниципальных районов и городских округов» — 15%. 
  • «Предоставить кандидатам право выбора, чьи подписи собирать: или местных депутатов, или жителей региона» — 27%. 
  • «Разрешить депутатам ставить подпись за нескольких кандидатов» — 23%. 

Значит, все-таки более 20% кое-что понимают.

А вот за освобождение от прохождения фильтра кандидатов, выдвинутых парламентскими партиями, высказалось всего 3%, за освобождение депутатов Госдумы, избранных в одномандатном округе региона — 5%. Льготы у людей не популярны.

В общем, результаты опроса весьма любопытны. С одной стороны, понятно, что простые граждане мало знают о том, как реально работает муниципальный фильтр. Но интуитивно как минимум половина понимает, что работает он неправильно. И что с ним надо что-то делать.

И я уверен, что, если бы опрос был проведен более качественно, мы бы получили еще более убедительные данные на этот счет.

Реакция коллег и предложения оптимизации

Реакция коллег на мой анализ опроса была вполне адекватная: кто-то назвал исследование ВЦИОМа заказухой, кто-то отметил, что вопросы сформулированы неграмотно.

Все это так. Но некоторые коллеги тем не менее считают, что грамотный опрос граждан о муниципальном фильтре и других положениях избирательного законодательства был бы полезен. И в связи с этим хотелось бы обратиться к квалифицированным социологам и вообще ко всем, кто владеет методами социологических исследований. Как надо проводить такие исследования? Какие вопросы задавать? Может быть, нужно использовать не опрос, а другие методы, например, фокус–группы? Хотелось бы провести дискуссию на эту тему.

А пока я хочу с горечью констатировать, что обсуждение муниципального фильтра в течение всех последних лет было построено неправильно. Фактически нам навязали обсуждение в неправильном ключе, и мы клюнули. И точно так же ВЦИОМ навязал неправильное восприятие респондентам.

Стоит обратить внимание: какое из предложений получило наибольшую поддержку респондентов? «Предоставить кандидатам право выбора, чьи подписи собирать: или местных депутатов, или жителей региона». 27% — это совсем не мало.

То есть, когда людям напомнили, что возможен еще сбор подписей избирателей, они сообразили, что он может вполне стать заменой муниципальному фильтру.

В том-то и дело, что нельзя обсуждать муниципальный фильтр сам по себе и задавать вопросы типа положительного или отрицательного к нему отношения, «нужен» или «не нужен». А нужно спрашивать: «Муниципальный фильтр лучше, чем сбор подписей избирателей или хуже?», «Муниципальный фильтр лучше залога или хуже?». И так спрашивать надо не только рядовых граждан, но и экспертов.

У меня много претензий к системе регистрации по подписям избирателей. И это главная причина, почему я не выступаю как решительный сторонник полного отказа от муниципального фильтра.

Но я уже не раз отмечал: нельзя говорить просто об отмене муниципального фильтра. Надо сразу четко говорить что взамен. Избирательный залог? Это было бы замечательно, если бы нам удалось добиться его возвращения. Но пока мы этого не добились.

Подписи избирателей? Вот и давайте именно в этом ключе обсуждать: что лучше, подписи депутатов или подписи избирателей.

Кстати, при таком обсуждении сразу бросится в глаза разница между конкретным воплощением этих двух моделей.

Требуемый процент подписей: избирателей — 0,5–3%, депутатов — 5–10%. Почему такая разница?

Возможность подписываться более чем за одного кандидата: избиратели — да, депутаты — нет. Почему?

Географический охват: при сборе подписей избирателей на региональных выборах никакие географические ограничения не допускаются, на выборах в Государственную Думу нужно собрать подписи не менее чем в 29 регионах (34%), а в поддержку выдвижения кандидата в Президенты РФ не менее чем в 40 регионах (47%). А подписи депутатов муниципальных образований верхнего уровня нужно собрать не менее чем в 75% таких образованиях. Понимаете разницу?

Вот когда переходишь к таким аргументам, оппонентам обычно нечего сказать, или они начинают лепетать нечто маловразумительное.

Читайте также: