Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Cover
Первый заместитель руководителя администрации президента РФ Сергей Кириенко

Так называемый компромисс: репортаж с заседания рабочей группы

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

Заседание рабочей группы по вопросам совершенствования избирательного законодательства и процесса, которое прошло сегодня, 19 февраля, состояло из двух частей. Первая часть — обсуждение доклада Эллы Памфиловой. Элла Александровна сделала компромиссные предложения по трем вопросам:

  1. смягчить муниципальный фильтр, снизив с 10 до 5% требуемую долю подписей всех депутатов и с 10 до 7% — требуемую долю подписей депутатов верхнего уровня (городские округа, муниципальные районы, внутригородские МО городов федерального значения), а нижнюю планку убрать совсем;
  2. снять введенные в 2016 году ограничения на назначение наблюдателей аналогично тому, как это сделано в законе о президентских выборах (хотя ограничение — не более двух от одного субъекта — предлагается сохранить);
  3. передвинуть ЕДГ на третье воскресенье сентября (как в законе о выборах в Госдуму).

Первые два предложения, по-видимому, были уже согласованы, и представители «Единой России» и Администрации президента их поддержали.

По ЕДГ предложение не было поддержано. Представители оппозиции сочли, что неделя никакой роли не играет, они настаивали на переносе дня голосования на весну. Представители власти заявили, что ради одной недели менять закон не целесообразно.

В общем, участники констатировали, что достигнут компромисс. И это правда. Уже было ощущение, что не удастся добиться ничего — так жестко представители власти сопротивлялись любым предложениям. Но председатель ЦИК встретилась с президентом — и вот что в результате удалось. Не густо, но и этого добиться оказалось нелегко. Сделан шаг в правильном направлении, но шаг, конечно, не очень большой.

По муниципальному фильтру сохранились две очень гнусные нормы. Во-первых, остался запрет подписываться более чем за одного кандидата, благодаря которому в муниципальном фильтре застревают наиболее сильные соперники действующих глав. Во-вторых, сохранилось требование, чтобы подписи были не менее чем из ¾ муниципальных образований верхнего уровня.

Не планируется отменить ограничения на присутствие на избирательных участках представителей СМИ, которые также были введены в 2016 году.

И не удалось решить вопрос со сдвигом ЕДГ. При этом на заседании обсуждались результаты проведенного ВЦИОМом опроса, из которого делался вывод, что месяц, в котором проводится голосование, не имеет значения. По поводу этого опроса я как-нибудь напишу отдельно — это типичный пример манипулятивной социологии.

Даже не обсуждался вопрос о смягчении подписного фильтра (подписи избирателей), который важен, в том числе и с точки зрения выборов в Мосгордуму.

Вторая часть была посвящена четырем вопросам, по которым докладывал Николай Булаев. Обсуждения по ним не было: по-видимому, времени на обсуждение не осталось, и было сказано, что это не для обсуждения, а для информации.

Два вопроса там, действительно, не требовали обсуждения. Это информация о том, что перевод председателей ТИК на работу на штатной основе не потребует внесения изменений в законодательство, а будет решаться в рабочем порядке. И инициатива, чтобы Минюст не требовал от партий сведения, которые он прекрасно и с большей надежностью может получить у ЦИК.

Но было еще два вопроса. Один касался ручного пересчета при использовании КОИБов. Здесь ЦИК вроде бы пытается облегчить принятие решения о пересчете. Но что получится — не очень ясно, поскольку четких норм я не услышал. Нам ведь важно, чтобы пересчитывали там, где есть сомнения. А пока получается скорее наоборот.

И еще один вопрос, который на самом деле включал два. Два эксперимента, которые готовят в Москве. Один — по цифровым участкам. Здесь уже готов законопроект. Смысл его в том, чтобы жители других регионов, находящиеся в день голосования в Москве, могли проголосовать на своих региональных выборах. Для этого предполагается создать в Москве 30 так называемых цифровых участков. Для включения в список на таком участке будет использована уже опробованная система «мобильного избирателя». Против такого эксперимента у меня принципиальных возражений нет.

А второй — это тот самый эксперимент о проведении дистанционного электронного голосования на выборах в Мосгордуму. Против которого я категорически возражаю (см. мой прошлый пост). Но, как я уже написал, обсуждения не было, и я не смог по этому вопросу ничего сказать.

В общем, ощущение двоякое. Хорошо, что хоть что-то сдвинулось, но плохо, что сдвинулось так слабо.

Но ведь мы все тоже виноваты. Без давления на власть, без широкой общественной кампании ничего и не может получиться. А кампанию поднимать не захотели. Заранее махнули рукой: все равно, мол, ничего не выйдет. Естественно, при таком отношении и не вышло.

Один очень активный редактор и общественный деятель потратил силы на пробивание сомнительной идеи эксперимента с дистанционным электронным голосованием. И уже почти добился. Может быть, примени он свои силы для борьбы за сдвиг ЕДГ и за смягчение муниципального фильтра (на словах он ведь был за такие изменения), а также за смягчение подписного фильтра (о чем его просили московские активисты), в этих направлениях тоже были бы подвижки.

Я много слышал от членов избирательных комиссий жалоб на ЕДГ в сентябре. Почему они не выступили против него единым фронтом? Почему никто из них на встрече с президентом в октябре не сказал, что их лишили одновременно летнего и сентябрьского отпуска? Мне кажется, такие аргументы действуют.

И никто из оппозиции не захотел договориться о единой позиции по сдвигу ЕДГ. Все упорно предлагали и продолжают предлагать разные даты. А власть такой разнобой вполне устраивает, она потирает руки и говорит: нет консенсуса.

Грустно...

Читайте также: 

Станислав Андрейчук: Изменения без изменений: что значит решение «Единой России» поддержать снижение «муниципального фильтра»;

Закрепощение наблюдателей: мнения членов Центризбиркома разошлись.