Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover
Валентин Коновалов. Фото: 24СМИ

Были ли в Хакасии выборы?

Блог | Аркадий Любарев
Член Совета движения в защиту прав избирателей «Голос», член экспертно-консультационной группы при председателе ЦИК России

Мне казалось, что выборы в Хакасии не требуют подробного комментария. Но вчера вечером я прочел пост уважаемого мной политолога Кирилла Рогова, где в коротком тексте было извращено почти все. И я понял, что комментарий нужен.

Для начала три цитаты из поста Рогова:

«Во втором туре по указанию Москвы Зимин снял свою кандидатуру… Победителем выборов должен был быть признан Коновалов… Но нет, московский штаб фальсификаций имени Памфиловой назначил новые выборы».

«Легитимная победа Коновалова в прошлых выборах превращается в квази-легитимную победу во вторых».

«Здесь, собственно, абсолютно прозрачны главные принципы системы. Главное – не фамилия того, кому достанется победа, Ищенко, Коновалов, Кожемяко, важно, что бы процедура была не-правовой (извращенно правовой) и неконкурентной. Важно, чтобы не было права и выбора(ов). Остальное неважно».

Что здесь не так? Да практически все.

1. Все четыре решения о назначении повторного голосования принимались (не «московским штабом», а Избирательной комиссией Республики Хакасия) в строгом соответствии с законом. Не только хакасским, но и федеральным. А норма федерального закона была фактически продиктована решением Конституционного Суда 2002 года.

Уже этого достаточно для понимания того, что прошедшее повторное голосование неграмотно назвать «не-правовой (извращенно правовой)» процедурой.

Кстати, неграмотно и используемое Роговым понятие «новые выборы». Поскольку это не новые выборы, а, выражаясь юридическим языком, повторное голосование на все тех же выборах, или, как это часто называют политологи, второй тур все тех же выборов. И это принципиально.

Конечно, можно критиковать закон. Но я считаю, что закон вполне логичен и последователен. Рогов полагает, что в случае снятия кандидата, вышедшего во второй тур, другого надо автоматически объявить победителем. Но ведь закон не случайно предусматривает систему абсолютного большинства: для легитимности необходимо, чтобы за избранного кандидата проголосовало более 50%. А признавать избранным кандидата, за которого проголосовали 44% – это не лучший вариант.

Конечно, мировая практика знает разные модели. Например, в ряде латиноамериканских стран победу сразу присуждают кандидату, получившему в первом туре более 40% при условии его отрыва от основного соперника более чем на 10%. Одно время я с интересом присматривался к таким моделям. Но это было связано с тем, что раньше у нас во втором туре явка была значительно ниже, чем в первом, и в этом случае легитимность результатов второго тура была под вопросом. Теперь, начиная с иркутских выборов 2015 года, явка во втором туре выше, чем в первом, и в такой ситуации второй тур желателен.

2. Не могу пройти мимо словосочетания «московский штаб фальсификаций имени Памфиловой». Нет, я не отрицаю существования «московского штаба», хотя для корректности назвал бы его «московским штабом обеспечения нужных результатов выборов» (поскольку для этого не всегда требуется прибегать к прямым фальсификациям). Но называть такой «штаб» именем нынешнего председателя ЦИК – кощунство.

И вообще не надо искать этот штаб на Большом Черкасском. При всей моей нелюбви к Владимиру Чурову я бы и его именем эту структуру не назвал. Точнее всего, наверное, назвать штаб именем Владислава Суркова, чьи заветы пока живут и побеждают (к счастью, побеждают не всегда).

Действия этого «штаба» на выборах в Хакасии мы видели. Три кандидата последовательно, в строго отведенное им время сняли свои кандидатуры. То есть, обращаю внимание, сняли не вместе, а так, чтобы оттянуть повторное голосование на максимально поздний срок (вот тут, пожалуй, нормы закона не вполне удачны). Оттянуть для того, чтобы можно было развернуть как можно более масштабную кампанию контрагитации.

Насколько я знаю, были и попытки уговорить Валентина Коновалова тоже сняться с выборов. А когда это не получилось, появился иск о его снятии по абсолютно надуманному основанию. Помните, кто первый отреагировал и назвал такие действия недопустимыми? Элла Памфилова. Хотя она была в отпуске и могла бы сделать вид, что ее это не касается. Фактически она предотвратила уже кем-то санкционированное снятие коммуниста, что повлекло бы назначение повторных выборов.

Да, в логике Рогова получается, что прокуратура и хакасский избирком (и те, кто за ними стоял) хотели провести новые конкурентные и легитимные выборы, а «штаб Памфиловой» вынудил проводить «не-правовое» голосование по безальтернативной кандидатуре Коновалова.

У меня нет инсайдерской информации, но по своему опыту и некоторым просачивавшимся данным могу выразить уверенность, что и снятия подряд трех кандидатов, и попытки снятия Коновалова, и беспрецедентная агитационная кампания против «безальтернативных» выборов, развернувшаяся в Хакасии, – дело рук все того же «штаба», который придумал муниципальный фильтр и сейчас всеми силами противится его отмене или смягчению.

Отказывая тому, что происходило 11 ноября в Хакасии, в праве называться выборами, называя победу Коновалова «квази-легитимной», Рогов фактически подыгрывает этому «штабу».

3. А теперь о самом главном. Было ли голосование 11 ноября безальтернативным, и легитимна ли победа Коновалова?

Есть в Фэйсбуке группа, где собрались действующие политтехнологи. И вот в этой группе перед 11 ноября прошло голосование с вопросом: чем закончится голосование? Так вот, 54 участника прогнозировали поражение Коновалова и только 20 – его победу. По-моему, это достаточно красноречиво говорит о непредсказуемости результата. Наверное, Рогову не надо объяснять, что непредсказуемость и есть главное свойство подлинных выборов.

Когда Рогов писал свой пост, он еще не знал и не мог знать итогов голосования. Но мы теперь их знаем. И все становится на свои места.

57,6% голосов за Коновалова и 41,2% против – достаточное свидетельство накала борьбы.

Явка составила 45,7% – она по сравнению с первым туром выросла почти на 4%. Тоже показатель: избиратели понимали, что дело серьезное.

Наконец, Коновалов получил во втором туре 101 тыс. голосов, а в первом туре у него было около 72 тысяч. Поэтому смешно говорить о том, что его победа в первом туре была легитимной, а во втором – «квази-легитимной»

Постскриптум. Тут мне напомнили, что решения хакасского избиркома о принятии заявлений кандидатов о снятии были сомнительными с точки зрения буквы закона. Действительно, закон за такой срок разрешает сниматься только по конкретным вынуждающим обстоятельствам, а таковых, по-видимому, не было.

Но с точки зрения конкурентности и легитимности и эти решения были правильными. Проведение голосования по кандидату, который официально отказался от борьбы, превращало бы такое голосование в имитацию.

Более того. Если голосование по кандидатурам Коновалова и Зимина выглядело нормально, то Филягин или Мяхар были бы типичными спарринг-партнерами. И с точки зрения конкурентности, с точки зрения интересов избирателей гораздо правильнее и честнее был выбор: Коновалов или новые выборы (с участием со стороны власти Михаила Развозжаева или Николая Булакина).

И победа Коновалова над кандидатом «против Коновалова» в таком разрезе наиболее легитимна. 

«Голос» вел хронику дня голосования 11 ноября