Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Характерная черта российских выборов

Блог | Андрей Бузин
Сопредседатель движения «Голос»

Здесь я напишу о том, что все знают. О том, что обессмысливает идею выборов, но повторяется из года в год последние полтора десятилетия. О том, что противоречит законодательству (по крайней мере, — его духу), но никак не пресекается ни правоохранителями, ни правоприменителями, ни судами.

Толчком к написанию этой заметки стало то, что я, вернувшись из Екатеринбурга (где присматривался к местным выборам), вытащил из своего почтового ящика два еженедельника «Вечерняя Москва» общим объемом 88 страниц. Заметим, что эта замечательная газета — с набором желтых признаков — распространяется бесплатно и довольно назойливо. И посмотрел на них глазами избирателя, а также электорального аналитика (см. фото).

Российское законодательство содержит положение о том, что любая агитация должна оплачиваться из избирательного фонда. Признаки агитации и агитационных материалов наше законодательство тоже содержит: в частности, агитационными должны признаваться материалы, которые описывают возможные последствия в случае избрания кандидата; в которых преобладают сведения о каком-либо кандидате; а также способствующие созданию положительного отношения избирателей к кандидату.

Обращаю особое внимание читателя, что эти нормы закона (в отличие от некоторых других) имеют вполне определенную цель, направлены на то, чтобы обеспечить равноправие кандидатов: если ты хочешь создать у избирателя положительный образ, чтобы он за тебя проголосовал, то будь добр, постарайся для этого сам, вложи в это СВОИ ресурсы. И законодатель, вписавший эти нормы, хорошо понимал, что агитация — это не просто слова, а то, что влияет на результат выборов — выражение воли народа (Конституция РФ, ч.3 ст.3).

Эти нормы закона соответствуют смыслу и цели выборов, но игнорируются одной политической силой (и, соответственно, её кандидатами). Эта политическая сила не оформлена в виде партии, как это принято в государствах, где есть реальные выборы, но имеет партийный придаток. Эта политическая сила является главным, хоть и не формальным участником выборов, и она доминирует в политическом пространстве (как раньше КПСС, которая, впрочем, была формализована и даже записана как доминирующая в Конституции страны). Эта политическая сила — администрация в разных ее проявлениях.

И эта политическая сила, этот участник выборов смело, нахально и давно (в Москве это наблюдается с 1996 года, в России — с 2002-го) игнорирует эти положения закона и проводит агитацию избирателей не из избирательного фонда, а за счет самих же избирателей. Поскольку средства массовой информации, проводящие такую агитацию, содержатся и распространяются, в основном, на деньги самих избирателей. Увы, два государственных института, которые должны были бы этому препятствовать — избирательные комиссии и суды — слишком сильно подконтрольны этой же политической силе, чтобы признать нарушение закона. Отговорка при рассмотрении жалоб на это нарушение проста и лукава: это — не агитация, это — информирование.

Итак, газета «Вечерняя Москва». Учредитель и издатель — АО «Редакция газеты „Вечерняя Москва“». Доля государства в уставном капитале — 100%. Субсидии на 2017 год — 635 миллионов рублей. Кстати, оказывается, есть еще и «Москва Вечерняя» с той же редакцией, долей в уставном капитале и субсидией в 248 лимонов. Тираж каждого из двух возбудивших меня выпусков 786 940 экземпляров — каждому десятому московскому избирателю (пусть завидуют «Ведомости», РБК, «Независимая» и «Новая» вместе взятые).

По содержанию — типично государственная газета, рекламирующая деятельность московской администрации. Что, в общем-то естественно и не противоречит закону. Но, вот наступает избирательная кампания, и реклама административного кандидата, и раньше не сходившая со страниц государственной или муниципальной прессы (и с экранов такого же телевидения), превращается в агитацию, которую по закону надо оплачивать из избирательного фонда. И вообще-то запрещается размещать раньше, чем за 28 дней до дня голосования (в этот раз — 11 августа). Но администрации закон не писан, она знает, что те, кто этот закон (точнее конституционные избирательные права граждан) должен защищать, висят на построенной ею вертикали. Она ехидно тратит деньги избирателей на агитацию этих же избирателей.


Неравенство объема агитационных материалов в СМИ бросается в глаза. У КПРФ вошло в традицию после каждых федеральных выборов жаловаться в Верховный суд РФ на это неравенство. Но ЦИК РФ резонно возражает: вот есть материалы, оплаченные из избирательных фондов. Они и есть агитационные, и они равны по объему! Все остальное — не агитация, а информирование. В частности — о деятельности администрации, как без этого?

Наблюдая за этим уже 20 лет не только на территории Москвы, но и на территории всей страны, и на большинстве выборов, должен заметить, что подход КПРФ действительно безнадежен. И переубедить власть, что она не должна в управляемых ей СМИ агитировать за себя родную — невозможно. Не бывает так, чтобы власть не хотела остаться у власти. И всякая власть будет в своих СМИ агитировать за себя. Проблема в том, что эти «свои» СМИ покрывают почти всех избирателей, назойливо и за их же деньги. И никакое антимонопольное ведомство здесь не поможет. (Заметим в скобках, что ситуация лишь немного отличается от советской ситуации брежневских времен: как и сейчас, тогда существовали мелкие щели для интеллигенции типа «Литературной газеты» или Радио «Свобода».)

Проблема, заключающаяся в традиции игнорировать избирательный закон методом массированной агитации под видом информирования, не решается законодательным путем. Необходимым условием ее решения является политическая диверсификация СМИ. А политическая диверсификация невозможна без экономической (даже в России такое было в 90-е годы). Так что здесь речь не о совершенствовании избирательного законодательства и даже (в отличие от многих других проблем наших выборов) не о совершенствовании правоприменительной практики, а о более глубоких проблемах государственного устройства.