Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах ЕДГ 2018 Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах
Cover

Эффект камер: как видеонаблюдение повлияло на явку

На 43256-ти избирательных участках, образованных для выборов президента РФ в 2018 году, были установлены устройства видеонаблюдения (онлайн-видеокамеры или видеорегистраторы), позволяющие осуществлять видеонаблюдение за процессом голосования и подсчета голосов. Это число составляет примерно 44% от общего числа УИК. По официальным сообщениям на обустройство видеокамерами УИК, а также 2768-ми ТИК ушло на этот раз около 3-х миллиардов рублей. (Вопрос о странности этой цифры на фоне 25 миллиардов, якобы истраченных на установку примерно вдвое большего числа видеоустройств в 2012 году я оставляю решать журналистам и ФБК).

Видеонаблюдение на наших выборах действительно является важным фактором открытости и гласности, которого так не хватает нашим выборам, и оно достаточно эффективно позволяет фиксировать нарушения избирательного процесса.

Есть ли у этого мероприятия — обустройства избирательных комиссий видеокамерами — какие-либо другие задачи, помимо повышения открытости и гласности? Несомненно, видеонаблюдение может служить инструментом анализа исполнения избирательных процедур. Пожалуй, это все, за исключением еще двух не очень полезных для общества задач: распила госзаказа и бюрократического рапортофильства.

Распределение ограниченного числа технических устройств по избирательным участкам должно осуществляться, исходя из тех задач, которые они должны решать. Например, очевидно, что устройства автоматического подсчета голосов — КОИБы и КЭГи — должны распределяться по участкам, исходя из количества избирателей на этом участке. Что, собственно и было сделано на этих выборах: КОИБы, которых было достаточно для покрытия 10,5% участков были распределены на участки, к которым приписан 21% избирателей. (Заметим, что это — хороший результат; можно было добиться и более высокого результата в 24%, но существуют еще транспортные ограничения). 

Устройства видеонаблюдения имеют другие задачи, и было бы правильно распределять их не из соображений максимального покрытия списка избирателей, а из соображений репрезентативности. Ведь, видеокамеры никак не влияют на производительность избирательных комиссий при проведении голосования и подсчета голосов. Вместо этого распределение систем видеонаблюдения было осуществлено по тому же принципу, что и распределение КОИБ и КЭГ: был покрыт почти максимальный объем списка избирателей — 72% от всего списка (максимум составляет 76%).

И видеонаблюдение получилось не репрезентативным! Как я уже писал раньше, на избирательных участках, где не были установлены системы видеонаблюдения, явка в среднем по России превысила явку на участках с видеонаблюдением на 9,9% (для КОИБ эта разница составила 6,8%).

Конечно, можно предположить, что в эту разницу внесло вклад уменьшение фальсификаций из-за наличия видеокамер. Вероятно, так оно и есть, однако представляется, что этот вклад был меньше, чем влияние нерепрезентативного распределения: камеры устанавливались в крупных УИК, которые, в свою очередь, по большей части находятся в городах, где и явка обычно ниже. Подтверждением этого тезиса является и тот факт, что доля голосования вне помещения для голосования, на которое видеонаблюдение должно влиять мало, также сильно различается — на 4,6%.

Существуют различия и в других показателях. Наибольшее различие среди них можно отметить в голосовании за победителя: на участках с видеонаблюдением за Путина проголосовало на 4,9% меньше, чем на участках без видеонаблюдения.

Еще хуже с репрезентативностью обстоят дела, если сравнивать результаты голосования с виденаблюдением и без оного в субъектах Федерации. Ниже, представлена таблица, характеризующая эффект видеонаблюдения по субъектам Федерации. Регионы упорядочены по доле УИК, в которых были установлены системы видеонаблюдения (кстати, эта доля тоже характеризует отсутствие репрезентативности).

 

Регион

Число УИК

Доля УИК с видеонаблюдением

Доля избирателей в списках УИК с камерами

Разница между явкой без видео и с ним

Республика Тыва

183

11%

16%

4%

Ненецкий автономный округ

51

12%

22%

3%

Республика Алтай

242

18%

50%

7%

Республика Дагестан

1911

20%

40%

8%

Чукотский автономный округ

55

22%

55%

13%

Архангельская область

948

23%

47%

-2%

Еврейская автономная область

184

25%

42%

0%

Тамбовская область

926

26%

54%

18%

Забайкальский край

942

27%

61%

2%

Чеченская Республика

475

28%

38%

-6%

Республика Башкортостан

3436

29%

61%

16%

Курская область

1163

29%

64%

9%

Орловская область

730

30%

62%

15%

Чувашская Республика - Чувашия

1177

30%

63%

18%

Республика Саха (Якутия)

806

30%

60%

7%

Курганская область

994

30%

63%

8%

Рязанская область

1027

30%

61%

8%

Республика Калмыкия

251

30%

61%

22%

Республика Мордовия

785

30%

63%

20%

Брянская область

1113

30%

62%

8%

Республика Бурятия

841

31%

58%

4%

Оренбургская область

1754

31%

62%

4%

Камчатский край

317

32%

78%

9%

Республика Ингушетия

137

32%

39%

3%

Омская область

1790

32%

70%

8%

Костромская область

600

33%

68%

2%

Псковская область

638

33%

65%

8%

Кировская область

1178

33%

64%

7%

Саратовская область

1891

33%

58%

16%

Тюменская область

1130

33%

60%

10%

Республика Татарстан (Татарстан)

2817

33%

65%

21%

Сахалинская область

482

34%

76%

8%

Пензенская область

1102

34%

61%

16%

Амурская область

772

34%

70%

10%

Красноярский край

2202

34%

67%

6%

Тверская область

1218

37%

70%

2%

Приморский край

1580

37%

70%

4%

Белгородская область

1263

37%

61%

12%

Вологодская область

1000

37%

75%

1%

Томская область

778

38%

71%

2%

Иркутская область

1916

39%

71%

-1%

Магаданская область

105

39%

74%

6%

Воронежская область

1717

39%

64%

17%

Смоленская область

803

39%

75%

4%

Липецкая область

911

40%

71%

16%

Удмуртская Республика

1204

40%

71%

7%

Новгородская область

544

40%

73%

2%

Алтайский край

1831

40%

72%

6%

Республика Крым

1206

41%

62%

6%

Карачаево-Черкесская Республика

251

41%

56%

4%

Калужская область

732

41%

73%

8%

Ульяновская область

989

42%

75%

15%

Республика Марий Эл

530

42%

67%

6%

Новосибирская область

2029

42%

74%

6%

Республика Коми

660

45%

78%

4%

Республика Хакасия

391

46%

74%

6%

Владимирская область

984

46%

72%

3%

Кемеровская область

1750

47%

71%

10%

Хабаровский край

854

47%

75%

3%

Пермский край

1844

47%

76%

5%

Республика Северная Осетия - Алания

372

48%

64%

4%

Тульская область

1136

48%

76%

9%

Волгоградская область

1539

48%

78%

8%

Ростовская область

2627

49%

73%

13%

Ленинградская область

985

50%

65%

4%

Нижегородская область

2263

50%

78%

11%

Республика Карелия

470

51%

80%

-5%

Мурманская область

596

52%

85%

8%

Московская область

4238

52%

63%

3%

Республика Адыгея (Адыгея)

264

52%

76%

13%

Ярославская область

869

53%

80%

3%

Челябинская область

2305

54%

81%

4%

Самарская область

1789

55%

79%

16%

Астраханская область

579

57%

79%

1%

Ивановская область

783

57%

79%

10%

Краснодарский край

2790

60%

76%

10%

Калининградская область

577

60%

82%

4%

Свердловская область

2541

60%

83%

2%

Ямало-Ненецкий автономный округ

228

70%

77%

5%

Ставропольский край

1294

71%

87%

8%

Кабардино-Балкарская Республика

354

77%

90%

0%

Ханты-Мансийский автономный округ

709

78%

87%

9%

город Севастополь

182

79%

90%

2%

город Санкт-Петербург

2052

87%

95%

12%

город Москва

3617

94%

98%

21%



Разница между долей покрытия списка избирателей и долей покрытых УИК во всех регионах положительная. Это означает, что большинство систем видеонаблюдения было установлено в крупных УИК, то есть в городах. Значительная разница в явке наблюдается во многих регионах и свидетельствует по меньшей мере о нерепрезентативности распределения видеокамер по региону.

Лишь в четырех регионах эта разница отрицательна. При этом в Карелии, Иркутской и Архангельской областях можно предположить, что она объясняется более равномерным распределением видеокамер по региону. Природа отрицательной разницы в Чеченской Республике требует дополнительного исследования.