Движение в защиту прав избирателей. Наша цель — свободные и честные выборы в России. RU EN
Карта сайта Регионы Сервисы EN
Все о выборах президента Частые вопросы
Частые вопросы
Ход кампании
Ход кампании
Матрикул выборов
Матрикул выборов
Охотники за админресурсом
Охотники за админресурсом
Хроника дня голосования
Хроника дня голосования
Результаты
Результаты
Карта нарушений
на выборах

«Голос» обнаружил таинственное исчезновение участников референдумов в Пермском крае

23 апреля в Кишертском муниципальном районе Пермского края прошли 3 местных референдума по самообложению: в Усть-Кишертском, Осинцевском и Посадском сельском поселении. По их итогам все они были признаны состоявшимися при подавляющем большинстве голосов «да».

Однако электоральный анализ и сопоставление итоговых данных с референдумов в сравнении с выборами 18 сентября 2016 года дает основания подозревать в возможных манипуляциях в списках участников референдумов и злоупотреблении при голосовании вне помещений. 

В единый день голосования на 6 участках этого Усть-Кишертского сельского поселения в списках на выборах в Госдуму было 5035 избирателей. Проголосовало 2075, из них 240 (11,6%) на дому и 33 (1,6%) по открепительным. Явка составила 41,2%. 

В тот же день на выборах в Законодательное Собрание Пермского края в списках было 5027 избирателей и проголосовало 2067, из них 239 на дому (11,6%) и 26 (1,3%) по открепительным. Явка 41,1%. Т.е. по Госдуме на 8 избирателей больше, но там было на и 7 больше открепительных. Также можно отметить, что на выборах депутатов Совета депутатов Усть-Кишертского сельского поселения первого созыва 8 сентября 2013 года в списках было 5183 при явке 25,9%. Убыль за 3 года на 150 человек вполне естественна.

Стоит посмотреть, что было в этом поселении 23 апреля на референдуме. В списках оказалось лишь 4727 человек. Даже если от 18 сентября вычесть всех по открепительным, то непонятно, куда делись еще 275. Это очень много для людей, выбывших всего за 7 месяцев. Проголосовало 2507 участников референдума, из них досрочно, включая «удаленные территории», 252 (10,1%) и 577 (23,%) — вне помещения для голосования. Таким образом, явка составила 53%.

Это значит, что по сравнению с федеральными и региональными выборами, явка на местном референдуме выросла почти на 12%, но более чем на 6% стало меньше людей в списках. В 2,4 раза стало больше желающих голосовать на дому. При 10% досрочно.

Теперь о голосовании в труднодоступных районах. В Законе о перечне труднодоступных и отдаленных местностей на территории Пермского края при проведении выборов и референдумов указано, что в Кишертском районе к ним относятся деревня Частые, разъезд и поселок Тюриково.

На основании обращения территориальной избирательной комиссии Кишертского муниципального района, ходатайств Администрации Усть-Кишертского сельского поселения от 30 марта 2017 года № 84, Совета депутатов Усть-Кишертского сельского поселения от 30 марта 2017 года № 24 Избирательная комиссия Пермского края приняла постановление разрешить с 14 апреля по 22 апреля 2017 года провести досрочное голосование отдельных групп участников референдума, включенных в список участников местного референдума на соответствующих участках местного референдума и находящихся в значительно удаленных от помещения для голосования местах, транспортное сообщение с которыми отсутствует или затруднено, на местном референдуме по вопросу введения самообложения граждан в сельских поселениях Кишертского муниципального района. Среди населенных пунктов, включенных в этот список, оказались деревни Махали, Саламатово и Чирки, относящиеся к участку № 1521. Для всех этих деревень примерное расстояние до участка было оценено в 5 км. Однако изучение карты дает четкое представление, что оно составляет всего 2-3 км. 

Таким образом, они не подпадают под ст. 2 Закона Пермского края, где отдаленный населенный пункт — это населенный пункт, расположенный на расстоянии более 5 км от районного центра, базового населенного пункта и(или) центра избирательного участка, не имеющий регулярного транспортного сообщения. Всего досрочно таким образом проголосовало 34 участника, что 0,88% от всех. Кроме того, как сказала председатель УКР 1521, в случае получения заявки на голосование вне помещения из этих населённых пунктов в день референдума, переносная урна бы вновь туда была отправлена.

Еще больше электоральные аномалии прослеживаются в двух других поселениях, где прошли 23 апреля референдумы.

В Осинцевском сельском поселении 18 сентября в списках было 1917 избирателей, а 23 апреля оказался лишь 1721 участник референдума, что уменьшение на более 10%. Если в сентябре вне помещения проголосовало 205 избирателей, то сейчас их стало 377 — это на 45% больше. Одновременно с этим, количество бюллетеней в стационарных урнах стало меньше: было 788, стало 621, куда входят 163 бюллетеня с досрочного голосования. Общая явка в этом поселении возросла с 51,8% до 60%.

В Посадском сельском поселении также зафиксировано значительное уменьшение людей в списках. Если 18 сентября было 1338, то 23 апреля стало 1210. Это падение на 9,6%. Количество голосующих на дому увеличилось на 72,8%: с 37 до 136. А вот в стационарных ящиках и здесь стало меньше бюллетеней на 18 штук, с 520 до 502. Явка была повышена с 41,6% до 52,7%.

Сравнительная таблица

Вывод:

Уменьшение числа участников референдума по спискам, возможно за счет намеренного исключения оттуда не проживающих в сельском поселении, в совокупности с аномально большим количеством голосующих на дому, досрочное голосование с сомнительным решением организовать его в труднодоступных населенных пунктах, которые ими не являются, дает основания подозревать, что общая задача была  —  любой ценой преодолеть итоговую явку в 50% для признания всех трех референдумов состоявшимся.

Стоит отметить, что в 2017 году в Пермском крае прошли еще 7 референдумов по самообложению в Ильинском, Кудымкарском и Пермском муниципальных районах. Изучение их результатов не выявило серьезных отклонений по спискам. Ситуация в Кишертском районе выделяется на общем фоне и ставит под сомнение законность результатов референдумов 23 апреля.  

Александр Грезев,

Координатор движения "Голос" в Свердловской области, эксперт по выборам