Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Новость12 мая 2014, 04:57
Андрей Бузин
Сопредседатель движения «Голос»

Репортаж сопредседателя движения «В защиту прав избирателей «Голос» и корреспондента газеты «Гражданский голос» Андрея Бузина с референдума в Донецке

Часть I

Итак, цитирую «Временное положение о местном референдуме в Донецкой области» (в названии есть изъян: ведь если авторы объявили себя Республикой, то и референдум должен быть республиканским):
П.1 гл.5: «В случае возникновения непредвиденных обстоятельств, повлекших за собой невозможность заблаговременной подготовки и передачи на отдельные участки списков участников референдума, списки участников референдума составляются в день голосования такой участковой комиссии самостоятельно.» П.2 гл.5: «Избиратели, прибывшие в день голосования на такие участки, включаются в списки избирателей по предъявлении паспорта гражданина Украины» (во как: даже не по регистрации в Донецкой народной республике!).
Ну, понятное дело, в связи с «возникновением непредвиденных обстоятельств, повлекших за собой невозможность заблаговременной подготовки» (ну, например, власти Украины не предоставили реестр избирателей) отдельные участки превратились во все. Догадайтесь, какая должна быть явка?
А вот результат референдума определяется так (п.4 гл.7): «Вопрос, вынесенный на референдум, считается одобренным (утвержденным), если в поддержку вопроса проголосовало более половины голосов участников референдума, принявших участие в голосовании» (стиль авторский). И, между прочим (п.3 гл.8): «Результаты референдума являются окончательными, не требуют утверждения или одобрения любыми органам власти и являются обязательными для выполнения гражданами Украины (во как!), соответствующими органами государственной власти Украины».
Может, ребята со Старой площади именно этой белиберды испугались?
Но! Большинство людей, тусующихся в этом огромном доме, верят! Вера штука сколь иррациональная, столь и серьезная. Когда люди руководствуются соображениями «революционной целесообразности» (а председатель ЦИК ДНР Роман Лягин сегодня примерно так и сказал про себя) им нипочем право. Правда, Лягин еще напирал и на соответствие Положения международным нормам, но уж тут он был совсем бессодержательным.
Какой будет у такого референдума результат – нетрудно догадаться. Нетрудно также предположить, что послужит он совсем не тому, о чем заявляют его устроители (пусть даже просто веруя): он не послужит умиротворению.

Часть II

Организаторы народного референдума в Донецке близки к сдаче экзамена на вхождение в Россию.
Посетил 3 избирательных участка (здесь это не так просто, ибо список избирательных участков не опубликован и их приходится искать буквально методом опроса) и территориальную комиссию Ворошиловского района. И плюс к тому хожу пешком денег на машину нет.
В ТИКе имел обстоятельный разговор с членами (подробности – позже). Потом председатель ТИКа объявил, что у них будет заседание и попросил посторонних (то бишь, меня) покинуть помещение. Понятно что моя ссылка на Временное положение о том, что комиссии работают «открыто и прозрачно» (так в Положении) действия не возымело, и я пошел дальше. Около 15 часов был в УИК №7 (председатель –Комарницкая И.С.). По словам председательницы на 14 часов проголосовало около 3,5 тысяч человек. «Явка составила примерно 35%».
А в кавычках – вот почему. Донецкие комиссии, в которых я побывал, все-таки имеют некий предварительный список избирателей, составленный из списков избирателей с прошлых выборов тех территорий, на которые распространено действие нынешних УИК. Насколько я понял – примерно по 3 старых УИК на одну нынешнюю. Если человек попал в этот список, – хорошо, не попал – пожалуйста, – в дополнительный. Соотношение исходных и дополнительных списков выяснить нигде не удалось, но на вид допсписки очень внушительны. Явка считается от исходного списка, так что в принципе и 146% явки тоже вполне возможны.
Понятное дело, поинтересовался у Ирины Сергеевны, могу ли я прийти на подсчет голосов. Этот вопрос поставил ее в тупик. Сначала она искала ответ во Временном положеиии, но его там нет. Потом спросила у авторитетного члена УИК Сергея, который уверенно заявил, что «нет, конечно – только наблюдатели». Естественно, я попросил сослаться на какой-нибудь нормативный акт. Потом Ирина Сергеевна позвонила в Ворошиловский ТИК, в котором ей сказали, «пусть Бузин не мутит воду» (то есть, надо понимать, что мои вопросы в ТИК запомнились…После чего, Ирина Сергеевна – видимо решив меня успокоить – обещала не пустить на подсчет не только меня, но и вообще журналистов, Вот я и говорю, что организаторы референдума в Донецке уже готовы войти в Россию.

Часть III

Поговорил на улице с двумя художниками. Ну что с художников взять? Один сказал, что никто из его подъезда на референдум не пойдет (наверное – художественная метафора), а сам он, если и пойдет, то будет голосовать против. Второй просто не пойдет: неинтересно ему это.
В 17:20 посетил УИК №1 (ул.Щорса, 64). Рядом – разгромленное здание СБУ: разбитые стекла, выломанные двери (позже выложу фото). Там сейчас расположились самоборонцы. С ужасом представил себе такую картину на Лубянке…
В УИК №1 председателя не было, а секретарь сообщить мне информацию о числе проголосовавших отказалась. Но голосуют уже в нормальном российском темпе, очередей нет.
19 часов. УИК №4 (ул.50 лет Октября, 104). Любезный председатель Юрий Анатольевич. Проголосовало около 6000 человек. В предварительных списках числилось 8900. Разделение на тех, кто в списках дополнительных, а кто в предварительных – неизвестно. На первый взгляд подписей в предварительных списках – процентов 15.
Зашел в кафе – поговорил с пятью посетителями. Один оказался киевлянином; даже и говорить не буду, что он обо всем этом думает. Двое других – из Макеевки. На рефередум не ходили. Злы на всех. Еще двое – донецкие. Насколько я понял, референдум поддерживают. Ссылаются на огромные очереди, которые показывали сегодня по российскому телевидению.
21 час (официальное время закрытия участков – 22 часа). Пытался найти участок по адресу ул.Артема, 17. Все закрыто, темно.
21:40 (решил здесь попытать счастья попасть на подсчет голосов). Хожу вокруг школы №9, участок на которой я посещал в 19 часов. Темно. Стучусь в окошко. Открывает бабушка-охранница.
– Видишь, милый, какая обстановка: на участки совершено нападение, поэтому было указание срочно все перевести в Ворошиловский райисполком (там, где ТИК, который я утром посещал).
– А на ваш участок нападение было?
– Нет, на наш, слава богу, не было.
Иду в Ворошиловский райисполком. Перед райисполкомом столпились журналисты. (Замечу, что председатель ТИК Косолапов Владимир Сергеевич утром меня заверял, что после 22-х пустит в ТИК). Через несколько минут выходит председатель ТИК и пацан-боец в защитке. Председатель такой уставший-уставший, а боец такой агрессивный-агрессивный. Больше всех возмущается команда ОРТ, на которую боец по-пацански наезжает. Но председатель ТИК его сдерживает.
Пропускают какую-то съемочную группу с символикой ДНР на груди, потом – Первый канал российского телевидения, что ОРТ, РЕН-ТВ и Звезду, естественно, задевает. Но боец доходчиво так, в стиле отрицательных героев сериалов ОРТ объясняет, что в ТИКе мест нет. Вот, говорит, выйдут первые, вы зайдете. Я понимаю, что мне путь в ТИК заказан: обстановка-то «сами видите какая». Рухнула мечта посмотреть на подведение итогов в ТИК…
ОРТ связывает по телефону Косолапова с важным членом ЦИК Литвиновым (член Правительства ДНР), после чего председатель ТИК объясняет, что получено указание бюллетени на участках не считать, а свозить все в ТИК и тут-же упаковывывать, а считать будут на следующий день в ЦИКе. Поэтому смотреть, мол, в ТИКе нечего. (Правда, вышедщая УИК №2 сообщает, что она свои бюллетени в ТИКе подсчитала). Но обещает пропустить операторов ОРТ и РЕН-ТВ при подъезде следующего УИК.
Заодно председатель сообщает, что голосование закончено раньше, поскольку горисполком попросил освободить школы. Бабушка-то, видать меня дезинформировала.
Тут как-раз подъезжают две машины. Из одной выскакивают бойцы с оружием, из другой выносят прозрачные такие урны с бюллетенями. Под прикрытием бойцов урны бегом несут ко входу, причем один боец с автоматом успевает крикнуть кому-то из снимающих что «щас как камеру разнесу!». За урнами в ТИК пропускают обещанных операторов. Что они там сняли – см. российское телевидение.
Через десять минут бойцы в таком же телевизионном жанре выскакивают из здания и занимают круговую оборону вокруг машин, стоящих рядом с райисполкомом. Нападающих, правда, не видно…
А «Звезду» так и не пустили. Но ее корреспондент сказал, что они скажут, что проходил референдум активно и нормально. А свое мнение про бардак и явку, которое было высказано устно, они говорить не будут, поскольку «все и так очевидно».
Итак, несмотря на провокации, вопреки желанию киевской хунты и их западных покровителей, в Донецкой народной республике при небывалом энтузиазме жителей прошел народный референдум, который показал, всенародную поддержку …. Ну, а то, что были отдельные недостатки и проверить всю эту поддержку никак нельзя, так это, как пишут некоторые мои комментаторы – издержки фронтовых

Андрей Бузин: другие материалы автора
МнениеИзбирательные стандарты2 месяца назад
Кто же выиграл выборы в Москве?
Мнение9 месяцев назад
Усовершенствует ли электронное голосование избирательный процесс?
Мнение9 месяцев назад
Как суд рассматривал дела о пересчете голосов на участках со странными протоколами КОИБ
Мнение10 месяцев назад
Что показал анализ 316 видеозаписей из 22 регионов