Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
НовостьКалининградская область28 мая 2015, 06:36
Андрей Бузин
Сопредседатель движения «Голос»

В Балтийск (база ВМФ на Балтийском море) надо было ехать, также, как и в Балашиху; слишком уж скандальным получился там этап регистрации кандидатов. Более половины кандидатов были устранены в ходе «чистки», которую провела Избирательная комиссия муниципального образования «Балтийский муниципальный район» (далее – ИКМО) на этапе регистрации. Зарегистрированы были все кандидаты, выдвинутые «Единой Россией» и ЛДПР, большинство кандидатов от КПРФ. Основной удар пришелся по самовыдвиженцам (из 87 осталось лишь 20). Пострадали также «Патриоты России» и справедливороссы.

Упреждая события, отметим здесь одно принципиальное для наших выборов обстоятельство: результаты выборов окажутся прямо противоположными «выбору избирательной комиссии»; то есть, если бы не удалось отстоять исключенных комиссией кандидатов, состав представительного органа города Балтийска не отражал бы воли избирателей.

Об ИКМО стоит сказать пару слов отдельно. Эта замечательная комиссия была создана довольно неожиданно, поскольку обычной практикой является организация муниципальных выборов постоянно действующей территориальной комиссией (ТИК), которая, естественно, существовала и в Балтийске. Формирование ИКМО, половина членов которой было сотрудниками аппарата Избирательной комиссии Калининградской области (4 из 8), очевидно, было осуществлено для того, чтобы сделать выборы в балтийский совет более управляемыми из областного центра. О противостоянии областной и местной власти я писать не буду; об этом много написано до меня.

ИКМО принялась за работу слишком рьяно, отказав в регистрации большинству главных кандидатов. Основания для отказа и решения ИКМО об отказах, как это часто бывает в России, были незаконны и даже абсурдны (см. http://abuzin.livejournal.com/151864.html), что не помешало бы и дальше проводить «честные» выборы, если бы не специфика Балтийска: в этом маленьком (26 тысяч избирателей) полунемецком по архитектуре городе оказалась довольно сплоченная и не совсем обнищавшая оппозиция действующему губернатору (не действующей российской власти, а именно – действующей региональной власти). Эта оппозиция имела не только существенное представительство в местных органах власти, но и достаточно ресурсов, чтобы создать мощный единый избирательный штаб. (Опускаю рассуждения о том, откуда взялись спонсоры; об этом тоже много писали). Редкий случай для российских выборов: ресурсы административного штаба и оппозиционного оказались примерно равными.

Оппозиционный избирательный штаб сумел поднять вопрос о массовой незаконной отбраковке кандидатов на федеральный уровень. ЦИК РФ (не исключено, что с подачи аж администрации президента) высказала своё «фе» столь грубой работой облизбиркома, и государственная машина откатила назад: практически все отвергнутые кандидаты были зарегистрированы.

Был и другой важный эффект от медийного поднятия балтийских выборов на федеральный уровень. И ИКМО и ТИК в дальнейшем действовали, в основном придерживаясь закона. Более того, балтийские выборы после этого значительно отдалились от общероссийской практики и приблизились к своей конституционной характеристике. Потому что на этих выборах в большей степени, чем это обычно бывает в России, выполнялись принципы, установленные российскими законами и международными стандартами. Принципы открытости и гласности работы избирательных комиссий, принцип равноправия кандидатов, принцип невмешательства в работу комиссий со стороны администрации. Вот это я уже и наблюдал собственными глазами, будучи пару последних перед голосованием дней членом ИКМО и ТИК (с совещательным голосом).

После образования из «политических» соображений ИКМО, структура избирательных комиссий в Балтийске оказалась довольно громоздкой: ИКМО-ТИК-участковые комиссии (21 штука). При этом ТИК выполнял все технические функции и взаимодействовал с участковыми комиссиями, а ИКМО рассматривала, в основном «политические» вопросы – жалобы. Мне было совершенно очевидно, что ИКМО представляет собой избыточный орган; жалобы вполне мог бы рассматривать и ТИК, а вот ИКМО не мог взять на себя всю работу ТИК. Было занятно смотреть на то, как работает ИКМО: один из его членов явно имел там «решающий» голос, а остальные, в том числе и председатель, послушно следовали за ним. ИКМО принимал решения вполне в ритуально-административном стиле, рассматривал кучу ненужных вопросов, и сопротивлялся серьезному рассмотрению нарушений. Но отметим, - нарушений как с одной, так и с другой стороны. ТИК и ИКМО располагались, как и принято, в здании администрации. Но в отличие от обычной картины – строгих охранников на входе, которые охраняют власть от граждан и которым совершенно фиолетовы законы, а уж тем более всякие законодательные изыски по поводу открытости и гласности работы избирательных комиссий, в здание и в комиссии можно было пройти абсолютно свободно.

Обе комиссии были открыты для общения. Председатели и секретари всегда были на месте. На заседаниях рассматривались вопросы, предложенные членами с совещательным голосом. Голосования в ИКМО не были единогласными. Не видно было представителей администрации, по крайней мере они не маячили в комиссиях и не давали указаний. В общем, все не так, как обычно.

В день голосования на УИКах наблюдателей было больше, чем членов комиссий. Но ни одного удаления! Ни одного избиения! Жалобы принимались и рассматривались. (В день голосования была лишь одна жалоба в ИКМО на нерассмотрение жалоб). Комиссии, в основном соблюдали ритуалы, предписанные законом. Со списками избирателей разрешали знакомиться…

Полиции в городе было достаточно. На усиление к обычной и флотской полиции прислали машину омоновцев (ну еще-бы: в городе высадился десант «провокаторов из Москвы»!). Но большинство полицейских держались довольно далеко от помещений для голосования, а ОМОН весь день простоял в 50-ти метрах от здания администрации без дела.

Было бы неправильно утверждать, что все прошло гладко. Есть серьезные подозрения, что вне помещений для голосования осуществлялся подкуп избирателей. Увы, ни одного непосредственного подтверждения подкупа добыть не удалось. Были 400 военнослужащих, включенных в списки в последний день и проживающих в доме, которого нет.

Результаты, как известно, поразили всех. Кандидаты, выдвинутые «Единой Россией» и ЛДПР не получили ни одного мандата. Победили кандидаты, которых ИКМО первоначально отказалась регистрировать.

Ну, и наконец, самое важное. На этих выборах, чувствовалась конкуренция. Горожане говорили о выборах, а их мнения разделились. Даже несмотря на откровенно слабый состав единороссовских кандидатов, они в общей сложности набрали около трети голосов. Иначе говоря, они получили бы пять мандатов, если бы использовалась полностью пропорциональная система. Разрыв между победителем и вторым кандидатом составил в среднем около 20%, а в одном округе – всего 1%. И явка составила необычные для наших муниципальных выборов 48%.

Балтийские выборы в очередной раз доказали очевидный факт: победы администрации (в частности, – в лице «Единой России») лишь результат административного давления и несоблюдения принципов выборов. Если выборы будут такими, как они описаны в законе, то результат выборов может оказаться совсем другим.

Андрей Бузин: другие материалы автора
МнениеИзбирательные стандарты7 часов назад
Кто же выиграл выборы в Москве?
Мнение7 месяцев назад
Усовершенствует ли электронное голосование избирательный процесс?
Мнение7 месяцев назад
Как суд рассматривал дела о пересчете голосов на участках со странными протоколами КОИБ
Мнение8 месяцев назад
Что показал анализ 316 видеозаписей из 22 регионов