Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»
Аркадий Любарев

С 8 по 22 марта я совершил туристическую поездку в Израиль. И в силу профессионального интереса не мог не уделить внимания проходившим 17 марта выборам в Кнессет 20-го созыва. Об этих выборах – мои заметки.

Избирательная система

В Израиле действует пропорциональная система, во многом похожая на ту, которая использовалась на выборах в Государственную Думу в 2007 и 2011 годах. Вся страна является единым 120-мандатным избирательным округом. Списки выдвигают партии и блоки. Списки закрытые, то есть избиратель голосует за список целиком и не может высказать предпочтение отдельным кандидатам из списка. В этом – сходство с российской системой и отличие от большинства европейских стран. Но, в отличие от России, списки не разбиваются на территориальные группы, а представляют единую последовательность кандидатов.

Заградительный барьер в этот раз установлен на уровне 3,25% – в случае его преодоления список получает не менее 4 мандатов. Раньше долгое время (с 1951 по 1988 год) барьер был 1%, перед выборами 1992 года его повысили до 1,5%, перед выборами 2006 года – до 2%. Последнее повышение произошло перед нынешними выборами.

По мнению ряда экспертов, главным результатом повышения барьера стало объединение четырех арабских партий в единый блок – «Объединенный арабский список». Эти партии в Кнессет 19-го созыва избирались тремя списками (один объединял две партии) и получили в 2013 году 11 мандатов – два по 4 мандата и один – 3. Но лишь один из них получил тогда более 3,25%, и при тех же результатах сейчас два списка из трех пролетели бы. Зато объединившись, они завоевали 13 мандатов, получив третью по величине фракцию.

Партийная система: исторический экскурс

Во всех созывах Кнессета были представлены от 10 до 15 партий и блоков. При этом ни разу ни одна партия не получала более половины голосов и/или более половины мандатов.

Первые десятилетия явным лидером была социал-демократитическая партия, название которой неоднократно менялось: МАПАЙ (Рабочая партия Земли Израиля), Маарах (Блок), позже – Авода (Труд). В 1949–1961 годах МАПАЙ получала 32–38% голосов и 40–47 мандатов, ее лидеры (Д. Бен-Гурион и М. Шарет) возглавляли правительство. Партии, занимавшие второе место, получали более чем вдвое меньше голосов и мандатов.

С 1955 года главной оппозиционной партией стало движение Херут (Свобода) во главе с М. Бегином. На выборы 1965 года Херут вышел в блоке с Либеральной партией и впервые получил достаточно высокий результат – 21,3% и 26 мандатов. С этого момента можно говорить о сложившейся двухпартийности, которая продержалась до 1999 года. Хотя партий по-прежнему было много и правительства получались коалиционными, претендентами на лидерство оставались две партии – Маарах, позже Авода и блок Херут–либералы, позже партия Ликуд (Консолидация). Остальные партии получали значительно меньше голосов и мандатов.

В 1965, 1969 и 1973 годах продолжал лидировать Маарах: в 1965 году он получил 36,7% голосов и 45 мандатов, в 1969 году (после весьма успешной для Израиля Шестидневной войны) – 46,2% голосов и 56 мандатов (единственный случай получения лидером более 40%), в 1973 году – 39,6% голосов и 51 мандат. Правительство возглавляли его лидеры Л. Эшколь, Г. Меир и И. Рабин.

Но уже в 1973 году Ликуд получил 30,2% голосов. В 1977 году он стал лидером с 33,4%, а Маарах получил лишь 24,6%, и М. Бегин возглавил правительство.

Выборы 1981, 1984 и 1988 годов – пик двухпартийности. Ликуд и Маарах получали более 30%, а партии, занявшие 3-е место, – менее 5%. В 1981 году лидерство сохранил Ликуд, и премьером остался М. Бегин, затем его сменил И. Шамир. В 1984 году Маарах получил 34,9% голосов и 44 мандата, а Ликуд – 31,9% голосов и 41 мандат. Лидеры ни той, ни другой партии не смогли создать коалиционное правительство, и в конечном итоге возникло правительство национального единства, которое первые два года возглавлял лидер Маараха Ш. Перес, а следующие два года – И. Шамир. В 1988 году Ликуд получил 31,1% голосов и 40 мандатов, а Маарах – 30,0% голосов и 39 мандатов. И. Шамир вновь возглавил правительство национального единства, но в 1990 году оно распалось, и И. Шамир сформировал коалицию с религиозными партиями.

На выборах 1992 года лидировала Авода (34,7% голосов, 44 мандата), и правительство возглавил И. Рабин, а после его убийства – Ш. Перес. В 1996 году впервые прошли прямые выборы премьер-министра, победу на которых одержал лидер Ликуда Б. Нетаньяху. Но на одновременно прошедших выборах в Кнессет Авода немного опередила Ликуд (27,5% против 25,8%).

В 1999 году на парламентских выборах лидировал левый блок «Исраэль Ахат» («Единый Израиль») с 20,3% голосов (26 мандатов), и его лидер, Э. Барак, победил на прямых выборах премьер-министра. Ликуд получил всего 14,1%, третье место заняла религиозная партия ШАС (13,0%). Таким образом, с этого момента израильская партийная система утратила черты двухпартийности.

В 2001 году прошли последние прямые выборы премьер-министра, победу на которых одержал новый лидер Ликуда А. Шарон. Эти выборы не были совмещены с парламентскими.

На парламентских выборах 2003 года лидировал Ликуд (29,4% голосов, 38 мандатов), и А. Шарон сохранил пост премьера. Второе место занял блок Авода–Меймад (14,5% голосов, 19 мандатов), третье – «Шинуй – партия светских людей и среднего класса» во главе с Й. Лапидом (12,3% голосов, 15 мандатов).

В 2005 году премьер-министр А. Шарон покинул Ликуд и создал партию Кадима (Вперед). На выборах 2006 года эта партия лидировала, получив 22,0% голосов и 29 мандатов. Второе место занял блок Авода–Меймад (15,1% голосов, 19 мандатов), третье – ШАС (9,5% голосов, 12 мандатов), а Ликуд оказался на четвертом месте (9,0% голосов, 12 мандатов). Однако еще до выборов у А. Шарона случился инсульт, и он впал в кому, из которой не выходил до самой своей смерти в 2014 году. Правительство возглавил его заместитель Э. Ольмерт.

На выборах 2009 года Кадима, которую возглавила Ц. Ливни, сохранила лидерство (22,5% голосов, 28 мандатов), второе место занял Ликуд, который вновь возглавил Б. Нетаньяху (21,6% голосов, 27 мандатов), на третьем оказалась партия «Наш дом – Израиль» (НДИ) во главе с А. Либерманом, ориентированная на русскоязычного избирателя (11,7% голосов, 15 мандатов). Авода оказалась на четвертом месте (9,9% голосов, 13 мандатов). Однако Ц. Ливни не смогла сформировать правительственную коалицию, и в итоге премьером вновь стал Б. Нетаньяху.

На выборах 2013 года Ликуд объединился в блок с НДИ, и они вместе получили 23,3% голосов (31 мандат). Второе место заняла новая партия Еш Атид (Есть будущее), популистская и антиклерикальная, которую возглавил Я. Лапид, сын Й. Лапида (14,3% голосов, 19 мандатов). Третье место заняла Авода (11,4% голосов, 15 мандатов), четвертое – Байт Йехуди (Еврейский дом), религиозно-сионистская партия, отстаивающая в том числе интересы поселенцев (9,1% голосов, 12 мандатов).

Ц. Ливни к этому времени покинула Кадиму и создала свое движение А-тнуа, которое получило 5,0% голосов и 6 мандатов. Сама Кадима едва преодолела 2-процентный барьер и получила 2 мандата.

Правительство вновь сформировал Б. Нетаньяху на основе коалиции, в которую вошли Ликуд, НДИ, Еш Атид, Байт Йехуди и А-тнуа.

Следует отметить, что в Израиле сложилось деление партий на правые и левые, существенно отличающееся от классического. Главные разногласия между ними касаются не социально-экономических вопросов (хотя такие разногласия тоже существуют), а палестинской проблемы. Левые (Авода и другие) готовы на значительные уступки в этом вопросе, правые (Ликуд и другие) занимают более жесткую позицию. Любопытна также наблюдающаяся миграция в левый лагерь бывших правых (А. Шарон, Ц. Ливни и др.).

Назначение выборов

Выборы в Кнессет 20-го созыва проводились досрочно в связи с распадом правящей коалиции – после того как премьер Б. Нетаньяху уволил в отставку лидеров партий Еш Атид (Я. Лапид, министр финансов) и А-тнуа (Ц. Ливни, министр юстиции). Решение о самороспуске было принято Кнессетом 8 декабря 2014 года. В соответствии с законом выборы должны быть проведены через 100 дней после роспуска. Таким образом днем голосования стало 17 марта, вторник.

Следует отметить, что в Израиле выборы проводятся в будний день. Выходные дни здесь – пятница и суббота, и в эти дни по религиозным соображениям проводить выборы невозможно.

Партии и блоки, участвовавшие в выборах

Всего в выборах участвовало 26 списков. Однако всерьез на прохождение заградительного барьера могли претендовать только 11. Забегая вперед, скажем, что 14 списков получили 0,11% и меньше, один список – 1,12%. Из 11 претендентов на прохождение в Кнессет только один (новая ультраправая религиозная партия Яхад) немного недотянул до барьера, получив 2,97% голосов.

Ликуд и НДИ в этой кампании пошли порознь. В левом лагере, напротив, произошло объединение: Авода и А-тнуа объединились в блок «Сионистский лагерь». Как отмечалось выше, единым блоком «Объединенный арабский список» пошли четыре арабские партии (точнее, одна из четырех партий – смешанная еврейско-арабская). Этот блок обычно также относят к левому крылу.

Левее «Сионистского лагеря» партия МЕРЕЦ. На правом фланге – Байт Йехуди (Еврейский дом) и религиозные партии ШАС (партия религиозных сефардов), Яхуд ха-Тора (партия религиозных ашкенази) и Яхад.

Две партии считались центристскими. В своих программах и агитации они делали упор на социально-экономических вопросах, стараясь меньше затрагивать проблемы войны и мира. Это Еш Атид и новая партия Кулану (лидер – М. Кахлон, бывший министр связи, успешно демонополизировавший рынок мобильной телефонии).

Предвыборная агитация

Поскольку я оказался в Израиле только за 9 дней до выборов и не владею ивритом, мне трудно было составить полное представление об агитационной кампании. Я лишь обратил внимание на бедность уличной агитации. Заметны были баннеры на магистралях и растяжки над железнодорожными путями, довольно много агитации было на автобусах. А на улицах ее почти не было. Не часто попадались и люди, раздающие листовки.

Эти мои наблюдения подтвердили и израильские эксперты. Вот что написал один из них:

«По оценкам многих обозревателей нынешняя избирательная компания в рекламно-пропагандистском плане несколько отличалась от предыдущих. Практически исчезли со стен домов рекламные плакаты, так густо заклеивающие города в предыдущие годы. Нет листовок, практически не видно детей, раздающих проспекты, и почтовых ящиков, забитых агитационным материалом. Сегодня в основном вся агитация на страницах газет и в Интернете».

Разумеется, была агитация также на радио и телевидении.

Конечно, агитация велась в основном на иврите и арабском языке (в местах компактного проживания арабов). Но не были забыты и русскоязычные граждане Израиля. Считалось, что от их голосов результаты выборов зависят в значительной степени, и потому все основные партии вели агитацию также на русском языке. Я видел газеты на русском языке блока «Сионистский лагерь», партий Ликуд, Еш Атид, Байт Иехуди, Кулану и НДИ. Рекламные ролики этих партий крутили на русском радио.

Особенность Израиля – отсутствие полного запрета на агитацию в день голосования. В этот день агитация по телевидению, радио и в газетах уже не велась (она велась еще накануне). Запрещена была агитация и ближе 50 метров от избирательных участков. Однако 50 метров – это, по-видимому, как раз расстояние от входа на территорию школы (или иного места голосования) и до входа в само здание. И перед входом на территорию каждой школы можно было видеть массу предвыборных плакатов (которых не было еще накануне) и людей, раздающих агитационные материалы.

Что касается содержания агитации, то эксперты жаловались на ее примитивный уровень: «Практически вся избирательная компания проходит под двумя идентичными лозунгами. Лозунг левых: «Только не Биби», и в противовес ему лозунг правых: «Или мы или они»».

Если судить по радиороликам, самая бессодержательная реклама была у «Сионистского лагеря».

Голосование

Голосование на обычных избирательных участках проводилось с 7 до 22 часов. Максимальное число избирателей на участке – 800 человек. Участковые комиссии состоят всего из трех человек – председателя, заместителя и секретаря. При этом секретарь нанимается государством по контракту (он отвечает за оформление протокола), а должности председателя и заместителя распределяются между представленными в Кнессете партиями пропорционально численности их фракций.

Избирательные бюллетени в Израиле – отдельные у каждой партии (аналогичные правила действуют в некоторых европейских странах, например, в Чехии и Швеции). Размер бюллетеня – всего 7 х 10 см. На нем крупными буквами печатается символ партии (от одной до трех букв еврейского алфавита) и более мелкими – название партии (название может также дублироваться на арабском). И все.

Избиратель получает у членов комиссии конверт. Затем заходит за ширму, где в ячейках коробки лежат бюллетени разных партий. Берет нужный бюллетень и кладет в конверт. Затем он заклеивает конверт и опускает его в урну.

Кроме бюллетеней с названиями партий в коробке лежат и чистые бюллетени. Избиратель может положить в конверт чистый бюллетень (это аналог нашего голосования «против всех»), а может написать на чистом бюллетене символ партии (если не найдет в коробке нужный бюллетень).

Такая система, на мой взгляд, хуже защищена от манипуляций, чем используемая в России и многих других странах, где в одном бюллетене размещены названия всех партий. Когда у каждой партии свой бюллетень, практически невозможна проверка баланса бюллетеней, и это создает благоприятные условия для вбросов. Однако в Израиле в этом отношении, по-видимому, благополучно. Но и здесь остаются проблемы. Так, одна из главных задач наблюдателей – следить, чтобы в коробках лежали бюллетени их партии.

Ход кампании, опросы и результаты выборов

В ходе кампании отмечалась устойчивость электората в приверженности к основным стратам – правой, левой и центристской. Изменения, фиксируемые опросами, были связаны в основном с переходами избирателей внутри каждой страты.

На старте кампании Сионистскому лагерю предсказывали 22–24 мандата, Ликуду – 20 мандатов, Байт Йехуди – 15–17 мандатов, НДИ – 10–11 мандатов, Кулану – 10–13 мандатов, Еш Атид – 9–10 мандатов, МЕРЕЦ – 6 мандатов.

В январе–феврале отмечалось, что «в левом политическом углу постоянно находится где-то около 40–42 мандатов, в центре – 16–18 мандатов и в правом углу 60–62 мандата». При этом Ликуд и Сионистский лагерь шли примерно вровень.

Однако важно было, кто займет первое место, поскольку именно партии–лидеру предоставляется вначале право сформировать правительственную коалицию, и только в случае ее неудачи это право переходит к партии, занявшей второе место.

Последние опросы показали лидерство Сионистского лагеря, по этим опросам он должен был получить 25–26 мандатов, а Ликуд – 21–22. Далее шли Объединенный арабский список (12–13 мандатов), Еш Атид (12–13 мандатов), Байт Йехуди (11–12 мандатов), Кулану (8–10 мандатов).

Однако некоторые эксперты отмечали, что телефонные опросы могут оказаться не вполне точными, так как плохо учитывают предпочтения ультраортодоксальной, арабской и русской общин, представители которых часто отказываются участвовать в опросах.

Следует также отметить, что Б. Нетаньяху в последнюю неделю проявил весьма высокую активность, что заметно повлияло на исход выборов.

Экзит-полы дали Ликуду и Сионистскому лагерю равные результаты – по 27 мандатов. Однако и они оказались сильно не точны. Согласно результатам, обнародованным после подсчета всех бюллетеней, Ликуд получает 30 мандатов, Сионистский лагерь – 24, Объединенный арабский список – 13, Еш Атид – 11, Кулану – 10, Байт Йехуди – 8, ШАС – 7, НДИ и Яхуд ха-Тора – по 6, МЕРЕЦ – 5.

Таким образом, правый лагерь (Ликуд, Байт Йехуди, ШАС, НДИ, Яхуд ха-Тора) вместе с Кулану получает 67 мандатов, что достаточно для формирования правительства.

Видно также, что успех Ликуда состоялся главным образом из-за перетока голосов от других правых партий – НДИ и Байт Йехуди, у которых значительная часть избирателей голосовала за Ликуд, чтобы не допустить лидерства левых.

Стоит также отметить, что после почти 20-летнего перерыва вновь ведущие правая и левая партии сильно отрываются от остальных. Означает ли это возвращение прежней двухпартийности – покажет время.

Любопытны оценки голосования русскоязычного населения. Согласно одной из них, если раньше оно голосовало в основном за правых, то на этих выборах такой выбор сделали около 60% (из них примерно 30% за НДИ и 20% за Ликуд), около 30% голосовало за центристов и около 10% за левых.

Автор выражает благодарность Юрию Бочарову за неоценимую помощь в изучении различных аспектов израильских выборов.

24 марта 2015 года

Другие записи по теме «Выборы за рубежом»
МнениеВыборы за рубежом7 месяцев назад
Как действуют особые санитарно-электоральные режимы
Виталий Аверин
МнениеВыборы за рубежом8 месяцев назад
Журналисты издания «Время» наблюдали за первым туром голосования
Иван Суров
МнениеВыборы за рубежом8 месяцев назад
Явка на досрочном голосовании уже составила 40%
Виталий Аверин
МнениеВыборы за рубежом10 месяцев назад
Борису Овчинникову удалось реконструировать процесс
Борис Овчинников
Аркадий Любарев: другие материалы автора
РазборИзбирательные стандарты2 месяца назад
Движение «Голос» сделало неофициальный перевод заключения
МнениеИзбирательные стандарты3 месяца назад
Какие способы повлиять на политику эффективны
МнениеИзбиркомы3 месяца назад
Общее впечатление — принципиально ничего не изменилось
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
О постановлении Конституционного Суда РФ по жалобе Сергея Цукасова