Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Коллаж: Ксения Тельманова

Среди документов ЦИК России есть один очень маленький и не привлекающий внимания большинства экспертов документ: требования к технологическим, программным и лингвистическим средствам обеспечения пользования сайтами избиркомов. Первая его редакция действовала десять лет — с 2010 по 2019 годы. 

Редакция 2019 года отличалась от прежней практически единственным, но очень существенным изменением: было исключено требование, по которому сайты должны «предоставлять пользователям возможность поиска и получения информации, размещенной на сайте ЦИК России и официальных сайтах ИКСРФ, средствами автоматизированного сбора данных в сети Интернет, в том числе поисковыми системами». Я писал про это два года назад. Через короткое время после принятия постановления 2019 года на сайте ЦИК появилась капча, единственным назначением которой была борьба со сбором данных для последующего анализа.

И вот в сентябре 2021 года появляется новая редакция этих требований. Можно констатировать, что ЦИК России делает очередной шаг, причем весьма значительный, в сторону дальнейшего закрытия избирательной системы.

Что изменилось? 

Вместо «возможности поиска и копирования фрагментов текста» на сайтах избиркомов — теперь только «возможность просмотра». Изъято требование размещать нормативные акты и иные документы «в формате, обеспечивающем возможность их сохранения на технических средствах пользователей и допускающем после сохранения возможность поиска и копирования произвольного фрагмента текста средствами соответствующей программы для просмотра („документ в электронной форме“)» и, дополнительно, в виде графических образов. 

В 2019 году было изъято требование обеспечивать возможность автоматизированной обработки — а в 2021 появилось требование защищать сайты избиркомов от средств автоматизированной обработки. За два года анализ информации избиркомов перешел из разряда поддерживаемой деятельности в статус вредоносной активности.

И, наконец, вишенка на торте

В требованиях появился новый пункт, аналогов которого не было в прежних редакциях. 

«5. До определения результатов выборов в органы государственной власти, референдума Российской Федерации и референдума субъекта Российской Федерации данные об участии избирателей, участников референдума в выборах, референдуме, о предварительных и об окончательных итогах голосования должны быть оперативно доступны в режиме „только чтение“ пользователям информационно-телекоммуникационной сети „Интернет“ только на сайтах».

Я прочел эту фразу очень много раз. Я пытался рисовать логические соотношения между входящими в ее состав словосочетаниями. Но я всё равно не смог однозначно истолковать ее смысл. В ней продемонстрировано безукоризненное отсутствие юридической техники и элементарной логики. У меня есть с десяток разных толкований — но ни одно из них не ложится на этот текст лучше других, они все одинаково корявы и беспомощны.

Некоторые обороты вообще невозможно понять. Почему вдруг режим «только чтение»? Много ли на сайтах избирательных комиссий контента, доступного пользователям в других режимах? Что такое «только на сайтах», если у нас здесь и есть требования именно к сайтам комиссий? Что означает «до определения результатов данные должны быть оперативно доступны» — что после определения результатов выборов данные становятся доступными, но не оперативно? Или вообще становятся недоступными?

В общем, фантазии есть где разгуляться, а фраза в целом претендует на попадание в анналы юриспруденции.

Пока у меня есть предположение, что ЦИК собирается заменить публикацию протоколов участковых комиссий пресс-релизами на сайтах комиссий — по крайней мере, до утверждения результатов (определения победителей выборов). Это звучит ужасающе, но нам расскажут примерно то же, что говорят про видеонаблюдение: что в большинстве стран нет и такого, и в нашей замечательной стране всё равно всё гораздо лучше, чем в так называемых демократических государствах.

[UPDATE: в версии с отменой публикации протоколов УИК все-таки, кажется, нашлись нестыковки, чему я очень рад.]

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Избиркомы»
НовостьИзбиркомы7 дней назад
Члена Совета «Голоса» Андрея Бузина выдвинули в Мосгоризбирком
Новый состав комиссии должен быть сформирован в ноябре
НовостьИзбиркомы21 день назад
«Голос» запросил результаты проверок информации с «Карты нарушений»
В 2016 году ЦИК сделал «Карту решений» с ответами на сообщения «Карты нарушений», но затем ее работа прекратилась
РазборИзбиркомымесяц назад
В сеть попали видео из ТИК Таштагольского района Кемеровской области
Григорий Мельконьянц
НовостьИзбиркомымесяц назад
Политологи просят Эллу Памфилову не мешать им исследовать российские выборы: открытое письмо
Мы, избиратели, политологи, политики и представители общественности, возмущены и озабочены тем, что ЦИК России создала серьезные препятствия для анализа электоральной статистики
Станислав Рачинский: другие материалы автора
РазборИзбирательные стандарты2 месяца назад
Вместо коллегиальных комиссий голосование организуется и проводится дежурными, назначенными административным большинством
МнениеИзбиркомы3 месяца назад
«Методические материалы» ЦИКа не помогут, но запутают
МнениеИнновации5 месяцев назад
Продолжая дискуссию, начатую в докладе «Голоса» о тестировании дистанционного электронного голосования
МнениеЗаконотворчество10 месяцев назад
Как мэрия Москвы пытается использовать в своих интересах покойного Николая Губенко, делая вид, что он больше месяца после смерти был действующим депутатом