Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Коллаж: Ксения Тельманова

Скачать .pdf

Оглавление

Введение 

Ключевые выводы 

1. Условия для свободного формирования воли избирателей 

2. Противодействие «Умному голосованию» 

3. Противодействие агитации   

4. Злоупотребление административным ресурсом при агитации и принуждение избирателей к голосованию

Приложение



Введение

Выборы, назначенные на единый день голосования 2021 года, проходят на фоне растущего давления на СМИ и отдельных журналистов, попыток помешать распространению информации об «Умном голосовании», массового принуждения избирателей и отдельно — к регистрации в сервисах электронного голосования и механизме «мобильный избиратель». В то же время, на протяжении многих лет растет значение более свободного пространства — социальных сетей — как альтернативного канала получения информации. Тому, как эти две противоположные тенденции влияют на нынешние выборы, и посвящен этот доклад.

Это уже шестой доклад движения «Голос» в рамках долгосрочного мониторинга избирательной кампании единого дня голосования 19 сентября 2021 года. Он предвыборной агитации и мобилизации избирателей. Предыдущие доклады были посвящены итогам выдвижения и регистрации кандидатов на основных региональных и местных выборах, итогам выдвижения и регистрации кандидатов на выборах депутатов Государственной думы России, поражению российских граждан в избирательных правах, правовым особенностям выборов депутатов Госдумы и политико-правовым особенностям региональных и местных выборов 19 сентября 2021 года. 

В основном тексте доклада конкретные примеры нарушений избирательных прав и инциденты приводятся кратко. Более подробное описание можно найти в Приложении с наиболее яркими примерами.



Ключевые выводы

  1. Несмотря на политические репрессии, с которыми в этом году столкнулись многие журналисты, ситуация с равенством освещения деятельности партий в СМИ неожиданно выглядит лучше, чем на предыдущих выборах депутатов Госдумы России в 2016 году. Тогда «Голос» на протяжении всей кампании фиксировал двукратный (и более) отрыв «Единой России» от КПРФ и других парламентских партий по числу упоминаний во всех федеральных и региональных СМИ. Сейчас же «Единая Россия» обгоняет КПРФ по упоминаемости всего на 21%, при этом в ярко выраженную тройку партий-лидеров по этому показателю входит еще и «Справедливая Россия — За правду». При этом в федеральных СМИ КПРФ в целом упоминается даже чаще, чем «Единая Россия».
  2. В то же время, положение дел в информационном поле нельзя признать удовлетворительным, поскольку существенный дисбаланс в освещении деятельности партий наблюдается в наиболее крупных и влиятельных СМИ. Например, на федеральных телеканалах неравенство партий имеет фантастические размеры — по числу упоминаний в эфире «Единая Россия» равна остальным партиям вместе взятым, а ближайших конкурентов из КПРФ обгоняет почти в 4,5 раза. Ситуация с уделенным партиям объемом эфирного времени — аналогичная. Анализ тональности также показывает предвзятое отношение телеканалов к партиям и, прежде всего — к КПРФ. По сути, федеральные телеканалы, оставаясь для крупных групп избирателей основными СМИ, сознательно искажают информационную картину выборов, не позволяя гражданам свободно сформировать и выразить свою волю. Именно они остаются оплотом антиконституционной системы государственной цензуры. Наблюдается колоссальный дисбаланс в освещении деятельности партий в региональных СМИ. Здесь уже с большим, почти двукратным, отрывом от КПРФ лидирует «Единая Россия». Коммунисты в региональных СМИ упоминаются даже реже «Справедливой России — За правду». Остальные партии отстают еще больше. В результате по «Индексу заметности» публикаций о партиях «Единая Россия» имеет трехкратный отрыв от КПРФ и остальных партий. 
  3. Усиливает информационное неравенство вовлечение государственных органов и органов местного самоуправления в агитацию за «партию власти». Анализ публикаций на сайтах таких органов показал, что по «Индексу заметности» такие публикации с упоминанием «Единой России» почти в семь раз превосходят публикации с упоминанием КПРФ, не говоря уже о других участниках выборов. Если упоминания всех партий на сайтах госорганов в значительной степени связаны с публикациями избирательных комиссий, то в случае с «Единой Россией» ситуация выглядит иначе — здесь много материалов с рассказом о деятельности партии, ее «проектах» и участии в жизни соответствующих населенных пунктов. Фактически, система публичной власти России отбросила наложенные на нее Конституцией России обязанности по защите прав и свобод человека и равному подходу к политическим партиям, и выступила на стороне одного из участников предвыборной гонки.
  4. Дополняет эту систему государственного контроля за формированием воли избирателей принуждение к голосованию, попытки воспрепятствовать агитации оппозиционных кандидатов и партий, незаконная агитация со стороны должностных лиц (не только на сайтах соответствующих организаций, но и в офлайне или соцсетях).
  5. В то же время, в коммуникационном поле России в последние годы сформировалась и другая, более свободная информационная среда, в основе которой находятся социальные сети и оставшиеся независимые СМИ. Несмотря на то, что по числу упоминаний «Единая Россия» имеет существенное преимущество и в соцсетях — оно имеет несколько иной характер. Такие посты часто инициированы сторонниками других партий или самими политиками, которые определяют свои интересы как противоположные интересам «партии власти», поэтому они содержат большую долю негатива. По показателю суммарной вовлеченности у постов (то есть суммы разных реакций) вообще нет большой разницы между «Единой Россией» и КПРФ, которые идут достаточно близко друг к другу и с большим отрывом от всех остальных. 
  6. Анализ распространения информации об «Умном голосовании» делает еще более очевидным свободу социальных сетей в сравнении с подконтрольными властям СМИ. Если сравнить частоту употребления словосочетания «Умное голосование» в социальных сетях, показатели потенциальной аудитории и вовлеченности у таких постов с употреблением названий политических партий, то окажется, что за последние две недели (с 30 августа по 12 сентября) «Умное голосование» вышло на третье место по упоминаемости (сразу за КПРФ), на второе по потенциальной аудитории (обогнав КПРФ) и на первое по вовлеченности (с почти двукратным отрывом от «Единой России»). 
  7. Социальные сети, оставаясь наиболее свободным информационным пространством, тем не менее тоже подвергаются попыткам воздействия со стороны государства. Для этого используются аккаунты крупных прогосударственных СМИ, имеющих большое число подписчиков, а также крупных сообществ, находящихся на премодерации. Фактически — эти два типа авторов в социальных сетях, похожие по своему устройству на СМИ, являются проводниками цензуры в интернете. Однако само по себе продвижение с помощью цензурируемых агентов в соцсетях имеет ограниченный эффект. Об этом, в частности, говорит соотношение числа реакций на пост (и тем более — на потенциальную аудиторию), которое у КПРФ существенно лучше, чем у «партии власти». 
  8. Таким образом, в информационном поле России на данный момент сложились две разных информационных среды, которые оказывают непосредственное воздействие на формирование воли избирателей. Первая — сформировавшаяся система государственной цензуры и пропаганды, основу которой составляют крупнейшие телеканалы и другие связанные с государством СМИ (особенно на региональном уровне), сайты органов власти и местного самоуправления, а также информационные ресурсы бюджетных учреждений. Эта система существует давно (в той или иной степени с середины 2000-х годов). Но теперь кроме нее существует и набирает вес вторая, более независимая среда. В нее входят оставшиеся независимые СМИ и социальные сети. Эта среда позволяет доносить до избирателей более разностороннюю информацию.
  9. Именно эти особенности в информационном обеспечении выборов делают их отличающимися от предыдущих в сторону более равного присутствия партий в информационном поле. Это отнюдь не является заслугой государства, на которое Конституцией России возложена обязанность по защите прав и свобод граждан — сами изменившиеся условия влияют на постепенное снижение эффективности государственной пропагандистской машины. Похоже, именно этим обусловлено внедрение со стороны властей все более репрессивных практик при управлении информационным пространством.



1. Условия для свободного формирования воли избирателей

Как справедливо указал Конституционный суд России, выборы могут считаться свободными, только когда реально гарантированы право на информацию и свобода выражения мнений. Поэтому законодатель обязан обеспечивать права граждан на получение и распространение информации о выборах, соблюдая баланс ценностей — права на свободные выборы и свободы слова и информации, не допуская неравенства и несоразмерных ограничений.

Признанные Российской Федерацией международные избирательные стандарты гласят о том же: необходимым условием не только для выражения свободной воли граждан, а для ее формирования является соблюдение свободы выражения мнений, свободы собраний и объединений. Причем обязанность по предоставлению гарантий соблюдения этих свобод лежит на государстве.



1.1. Давление на СМИ

Особое место в свободе выражения мнения принадлежит средствам массовой информации, которые на протяжении всех последних лет находятся под огромным давлением со стороны государства, стремящегося в нарушение своих конституционных обязанностей перед гражданами к фактическому введению цензуры. Не случайно в Индексе свободы прессы от международной организации «Репортеры без границ» Россия в 2021 году находится на 150 месте среди 180 стран. 

Полагаем, что эти позиции, в связи с усилением давления на СМИ, в будущем ослабнут еще сильнее. Основанием для этого должно послужить массовое включение в реестры СМИ-иноагентов как редакций, так и отдельных граждан, а также признание некоторых из них нежелательными организациями, что фактически означает запрет на распространение их материалов на территории России. 

С 28 декабря 2020 года, когда в России появились первые физические лица, признанные СМИ-иностранными агентами, соответствующий реестр Министерства юстиции России увеличился с 12 пунктов до 47 — в четыре раза (кроме редакций, в него включены в индивидуальном порядке 25 человек). Только за период избирательной кампании СМИ-иностранными агентами были признаны 27 лиц, включая 20 журналистов в индивидуальном качестве, а также такие значимые СМИ, как «Медуза»* и телеканал «Дождь»*. При этом, одним из оснований для включения «Дождя»* в реестр стало, например, распространение материалов других СМИ-иноагентов.

При этом признание иностранными агентами — не самая сильная мера воздействия на СМИ и журналистов, которая в течение избирательной кампании применялась государством. Так, 15 июля 2021 года издание «Проект»** было признано нежелательной организацией, что автоматически поставило под запрет распространение любых материалов издания на территории России, а также сотрудничество с ним российских граждан. Издание было вынуждено прекратить работу. 

Кроме того, в начале августа Роскомнадзор заблокировал популярные сайты, связанные с политиком Михаилом Ходорковским — сайты «МБХ Медиа» и «Открытые медиа» (не имели лицензии СМИ). Они также прекратили свою работу.



1.2. Освещение выборов в СМИ

Все это не может не сказываться на работе СМИ в период выборов — на качестве и объективности информации, которую получают избиратели. 

Согласно принятым стандартам, СМИ должны выполнять социальную функцию информационного обеспечения выборов в России, которая призвана способствовать осознанному волеизъявлению граждан, гласности выборов. Пользование свободой массовой информации налагает на СМИ особые обязанности и особую ответственность. Представители этих организаций должны занимать этичные и взвешенные позиции, и освещать избирательные кампании справедливым, сбалансированным и беспристрастным образом, в т. ч. обеспечивая равноправие кандидатов в доступе к средствам массовой информации. 

Об этом, в частности, гласит российское законодательство: согласно ч. 2. ст. 45 Федерального закона № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», «содержание информационных материалов, размещаемых в средствах массовой информации..., должно быть объективным, достоверным, не должно нарушать равенство кандидатов, избирательных объединений», а ч. 5 той же статьи гласит, что «в информационных телепрограммах... сообщения о проведении предвыборных мероприятий... должны даваться исключительно отдельным информационным блоком, без комментариев... В них не должно отдаваться предпочтение какому бы то ни было кандидату, избирательному объединению, ... не должна допускаться дискриминация (умаление прав), в том числе по времени освещения их предвыборной деятельности».

Однако в реальности ситуация совсем иная.

С помощью системы «Scan Интерфакс» движение «Голос» проанализировало освещение деятельности политических партий в средствах массовой информации. В мониторинг попали 19 570 федеральных и региональных СМИ: телевидение, радио, газеты, журналы, ленты информагентств, сайты СМИ, блоги СМИ. В некоторых, указанных ниже случаях, также собирались данные по упоминанию названия партий на сайтах государственных и муниципальных учреждений и органов власти и местного самоуправления, а также на сайтах организаций. Из мониторинга были исключены агрегаторы СМИ, отраслевые порталы, блоги компаний и персональные блоги. Также вне поля зрения остались зарубежные СМИ, поэтому в него не попал ряд значимых ориентированных на российскую аудиторию, но зарегистрированных за рубежом изданий, таких как «Медуза»*, «Настоящее время»* и т. п. Срок мониторинга — с 22 июля по 10 сентября 2021 года. Исключались также копии публикаций.

Данные, представленные на рис. 1, показывают, что по общему числу упоминаний за анализируемый период явно выделяются несколько групп партий (анализировались только партии, принимающие участие в федеральных выборах). Первая состоит из трех лидеров: «Единой России», КПРФ и «Справедливой России — За правду», получивших более 10 тысяч упоминаний каждая. «Единая Россия» занимает первое место по упоминаемости среди всех политических партий и обгоняет ближайших преследователей из КПРФ почти на 21%. 


Рис. 1


Вторая группа партий состоит из ЛДПР и «Яблока» — обе получили около 8,5 — 9 тысяч упоминаний, они существенно отстают от тройки лидеров, но и также заметно отличаются от партий, расположившихся ниже.

Третью группу составили партии, получившие более 3 тысяч, но менее 5 тысяч упоминаний: «Родина», «Новые люди» и Партия Роста. 

В четвертую группу вошли оставшиеся участвующие в выборах шесть партий, которые почти незаметны на общем информационном поле: «Коммунисты России», «Зеленые», Партия пенсионеров, «Гражданская платформа», РПСС и «Зеленая альтернатива».

В целом, ситуация с равенством партий выглядит значительно лучше, чем это было во время предыдущих выборов депутатов Госдумы России в 2016 году. Тогда «Голос» на протяжении всей кампании фиксировал двукратный (и более) отрыв «Единой России» от КПРФ и других парламентских партий (данные тогда собирались и анализировались с помощью другой системы — «Медиалогия»).

При этом в нынешней кампании упоминаемость КПРФ в федеральных СМИ оказалась даже выше, чем у «Единой России», отрыв же последней был обеспечен за счет колоссальной разницы в упоминаемости в региональных СМИ (см. рис. 2).

Рис. 2

На региональном уровне неравенство партий становится более заметным. Здесь уже с большим, почти двукратным, отрывом от КПРФ лидирует «Единая Россия». Коммунисты в региональных СМИ упоминаются даже реже «Справедливой России — За правду». Остальные партии отстают еще больше. 

Намного чаще в региональных СМИ в сравнении с федеральными упоминаются «Единая Россия» (в 2,5 раза), «Справедливая Россия — За правду» (в 2,7 раза), «Яблоко» (в 2 раза), Партия Роста (в 2,6 раза), «Новые люди» (в 5,3 раза), «Коммунисты России» (в 2,9 раза), Партия пенсионеров (в 4,2 раза) и «Гражданская платформа» (в 2,4 раза). При этом «Новые люди» по упоминаемости в региональных СМИ заняли шестое место — сразу за парламентскими партиями и «Яблоком». При этом заблокированный Роскомнадзором сайт «МБХ Медиа» писал, что многие из этих публикаций были оплачены, хотя не имели рекламной пометки и, соответственно, оплачивались не с избирательного счета партии (копия этой статьи есть здесь).

Таким образом, несмотря на усиливающееся давление государства на СМИ и даже отдельных журналистов и заметный дисбаланс в освещении партий региональными СМИ, ситуация с равенством партий по числу упоминаний в средствах массовой информации в целом оказалась значительно лучше, чем во время предыдущих выборов в 2016 году. 

В то же время, положение дел в информационном поле нельзя признать удовлетворительным. Во многом это связано с существенным разрывом в упоминании «Единой России» и остальных партий на сайтах государственных органов, органов местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждений (см. рис. 3). 

Рис. 3


Если упоминания всех партий на сайтах госорганов в значительной степени связаны с публикациями избирательных комиссий, то в случае с «Единой Россией» ситуация выглядит иначе — здесь много постов с рассказом о деятельности партии, ее «проектах» и участии в жизни соответствующих населенных пунктов. Фактически, система публичной власти России отбросила наложенные на нее Конституцией России обязанности по защите прав и свобод человека и равному подходу к политическим партиям, и выступила на стороне одного из участников предвыборной гонки.

Как это происходит, видно на конкретных примерах из разных регионов. Так, в инстаграм-аккаунте администрации Павловского района Алтайского края использовались даже угрозы — после того как в одном из округов на прошедших в этот период местных выборах самовыдвиженец вдвое обошел по голосам представителя «Единой России». Администрация обращается с вопросом к жителям этого округа: «Может быть, в селах Новые Зори и Стуково всё действительно хорошо и селам в принципе не нужна поддержка из района? Не секрет, что все представители, которых мы поддерживаем, ведут за собой линию власти и финансирование на развитие наших сел. Примером могут служить практически все села района, кроме Новых Зорь, где сельская власть дистанцировалась от района, пытается самостоятельно что-то сделать, упуская возможности получения значительных финансовых средств» (см. приложение, карточка № 1).

На ряде сайтов администраций жителей также призывали вносить предложения в «Народную программу «Единой России» (см. приложение, карточка № 2), а в Коломне детские сады в своих аккаунтах делали репосты материалов кандидата Никиты Чаплина (см. приложение, карточка № 3).

В Рязани же специальным распоряжением управления образования и молодежной политики от руководителей школьных групп в соцсетях потребовали назначить модератором некий технический аккаунт «Сергей Правочкин», после чего в группах стали появляться посты как об указах президента, так и о деятельности Елены Шмелевой — руководителя центра для одаренных детей «Сириус» и одновременно кандидата в Госдуму от партии «Единая Россия» (см. приложение, карточка № 4).

Значение таких публикаций хорошо показывает «Индекс заметности», рассчитываемый системой «Scan Интерфакс». «Индекс заметности» показывает заметность упоминаний выбранной партии за выбранный период времени с учётом влиятельности источников и количества упоминаний партий в текстах публикаций. На рис. 4 хорошо видно, насколько существенный прирост в «заметности» дают «Единой России» такие, оплаченные налогоплательщиками, публикации. 


Рис. 4


Кроме того, на рис. 4 обращает на себя внимание более чем трехкратный отрыв в заметности «Единой России» в СМИ от КПРФ и остальных партий. И это несмотря на близкие показатели двух партий по общему числу публикаций. Это значит, что наиболее крупные СМИ, как правило государственные или связанные с государством, отдают очевидное предпочтение одной партии. Остальные же средства массовой информации освещают партии более равным образом, но их влияния не хватает для того, чтобы выровнять этот дисбаланс.

Искажение информационного поля, вызванное административным контролем над СМИ, не сможет в конечном счете не сказаться на волеизъявлении избирателей.

Отметим еще один момент, влияющий на «заметность» партий в информационном пространстве, хотя и не связанный с деятельностью средств массовой информации. На рис. 5 хорошо видно, насколько большой отрыв в Индексе заметности есть у «Единой России», когда речь заходит о сайтах организаций. Как правило, это сайты самих политических партий и их региональных отделений. Фактически можно говорить о существовании в «Единой России» своей медиа-империи, состоящей из десятков, если не сотен, связанных с партией сайтов, индекс заметности которых превосходит многие СМИ. Остальные партии таким ресурсом в сопоставимом объеме не обладают. 


Рис. 5



1.3. Освещение выборов на телевидении

Телевидение для значительной части россиян является одним из основных источников информации. В период избирательной кампании влияние телевидения на формирование у большинства избирателей отношения к выборам и кандидатам часто имеет решающее значение.

На протяжении всей избирательной кампании движение «Голос» осуществляло еженедельный мониторинг федеральных телеканалов, цель которого — на регулярной основе выявлять и предупреждать случаи нарушения равенства прав партий в освещении их избирательной кампании по объему эфирного времени и тональности подачи информации.

Для проведения медиамониторинга было отобрано пять федеральных телеканалов, входящих в первый мультиплекс и пользующихся наибольшей популярностью у телезрителей — Первый канал, «Россия 1», НТВ, Пятый канал, Рен-ТВ.

На каждом из пяти телеканалов анализировались новостные выпуски, доступные в видеоархивах телеканалов. Мы проанализировали каждый выпуск новостей на наличие в нем сюжетов о партиях, выдвинувших своих кандидатов на выборах депутатов Государственной думы России. 

В связи с тем, что выборы были назначены поздно вечером 17 июня, в четверг, первая неделя считается расширенной (1-я неделя+) и включает в себя данные мониторинга с 19 по 27 июня. 

В отличие от СМИ в целом, неравенство партий на федеральных телеканалах имеет какие-то фантастические размеры — по числу упоминаний в эфире «Единая Россия» равна остальным партиям вместе взятым, а ближайших конкурентов из КПРФ обгоняет почти в 4,5 раза (см. рис. 6).


Рис. 6


За «Единой Россией» идет плотная группа из четырех партий — три парламентских и примкнувшие к ним «Новые люди». Последние оказались в этой группе в значительной степени усилиями Первого канала.

Ситуация с уделенным партиям объемом эфирного времени — аналогичная (см. рис. 7).


Рис. 7


Здесь также хорошо виден лидер и следующая за ним с большим отрывом группа из тех же самых четырех партий. Все остальные участники выборов практически не получили эфирного времени — за одиннадцать недель они получили ничтожное количество времени (от менее чем двух минут у РПСС до почти 15 минут у Партии пенсионеров).

Анализ тональности также показывает предвзятое отношение телеканалов к партиям и, прежде всего — к КПРФ (см. рис. 8).

Рис. 8


КПРФ оказалась единственной партией, которая примерно половину избирательной кампании находилась в зоне отрицательного рейтинга тональности, то есть количество негативных упоминаний о ней превышало количество позитивных. Это особенно характерно для завершающего этапа выборов. Из других партий в эту зону лишь однажды, в самом начале, погружалась ЛДПР. Зато «Единая Россия» и «Новые люди» стабильно находятся вверху, имея явное информационное благоприятствование со стороны федеральных телеканалов. 

По сути, федеральные телеканалы, оставаясь для крупных групп избирателей основными СМИ, сознательно искажают информационную картину выборов, не позволяя гражданам свободно сформировать и выразить свою волю. Именно они остаются оплотом антиконституционной системы государственной цензуры. 



1.4. Отражение выборов в социальных сетях

Гигантский дисбаланс в освещении деятельности участников выборов в сторону «партии власти» представители телеканалов часто оправдывают тем, что другие партии не производят достойных информационных поводов. Для того, чтобы понять, насколько сильно реальность телеканалов расходится с реальностью более свободного пространства социальных сетей, насколько сами граждане видят или не видят интереса в деятельности разных политических партий, движение «Голос» проанализировало посты пользователей социальных сетей и реакцию на них. 

Для проведения исследования использовалась система «Brand Analytics». Мониторинг осуществлялся по названиям партий (в некоторых случаях включены также сокращенные или неформальные названия — КПРФ, «эсеры», «единороссы» и т. п.). 

Отчеты по всем партиям проходили регулярную выборочную проверку на предмет выявления постов, попавших в мониторинг по ошибке. Поскольку отчеты по партиям «Зеленые», «Новые люди», «Родина» и «Яблоко» изначально содержали большое число таких ошибочных постов, то на протяжении долгого времени они проходили полную проверку с целью отсева лишних публикаций. До конца мониторинга полный контроль за отчетами сохранялся для постов с упоминанием РЭП «Зеленые». 

Мониторинг начался за два месяца до единого дня голосования, 20 июля, и продолжался до 12 сентября. Сбор данных осуществлялся в социальных сетях сетях (ВКонтакте, Одноклассники, Instagram, Facebook, YouTube, TikTok, Twitter), блогах, форумах, сервисах карт, публичных каналах и чатах Telegram.

На рис. 9 заметно, что по упоминаемости в соцсетях «Единая Россия» также, как и в СМИ, является явным лидером. Однако это лидерство носит несколько иной характер. Во многом оно обеспечено в последние две — три недели, в то время как большую часть кампании «Единая Россия» и КПРФ шли близко друг к другу. Самый существенный вклад в этот отрыв внесло участие президента России Владимира Путина в фактически агитационном съезде партии под конец кампании, а также обещание с его стороны финансовой помощи крупным группам избирателей (пенсионерам, военнослужащим). Другие партии были вынуждены реагировать на это событие, а за ними в обсуждение втянулись и избиратели. 

Рис. 9

Такое обсуждение «Единой России» со стороны других партий и их сторонников — вторая составляющая столь значительного отрыва. Партии и политики, позиционирующие себя в качестве реальной оппозиции, вынуждены отталкиваться от своих главных оппонентов из «партии власти». Поэтому значительная часть постов с упоминанием «Единой России» носит негативный характер. Например, заметна большая доля постов, оценивающих новые меры финансовой поддержки в качестве попытки подкупа избирателей и признака неуверенности «партии власти» и Кремля в ожидаемых итогах выборов (у нас нет точных цифр по тональности, поскольку компьютерные алгоритмы плохо справляются с этой задачей, но этот эффект заметен даже при беглом просмотре коллекции постов). Это «эффект лидера», которого обсуждают все: хвалят или ругают. 

Однако и в социальных сетях заметны попытки исказить информационную картину. Это достигается за счет использования аккаунтов крупных прогосударственных СМИ, имеющих большую долю подписчиков, а также крупных сообществ, находящихся на премодерации. Фактически — эти два типа авторов в социальных сетях, похожие по своему устройству на СМИ, являются проводниками цензуры в интернете. 

Например, пик «Единой России» на десятой неделе кампании пришелся на съезд партии, на котором Владимир Путин сообщил о новых единовременных выплатах. Эта тема активно продвигалась в социальных сетях: например, в премодерируемых сообществах «Одноклассников» было зафиксировано размещение 2055 одинаковых сообщений с текстом об обещании президентом выплаты в 10 тысяч рублей пенсионерам и материальной поддержке военнослужащих. 

Это хорошо заметно при сопоставлении количества упоминаний партий с потенциальной суммарной аудиторией, то есть числом подписчиков у авторов постов (см. рис. 10).

Рис. 10


Здесь видно, что отрыв «Единой России» становится еще больше. Причем, в отличие от предыдущего графика, это было характерно уже для всего периода мониторинга. 

В то же время показатели суммарной вовлеченности у постов (то есть суммы разных реакций) не имеют такой большой разницы у двух лидеров — «Единая Россия» и КПРФ идут достаточно близко друг к другу и с большим отрывом от всех остальных (см. рис. 11). Соотношение числа реакций на пост (и тем более — на потенциальную аудиторию) у КПРФ явно лучше, чем у «партии власти». Это значит, что само по себе продвижение с помощью цензурируемых агентов в соцсетях имеет ограниченный эффект. 


Рис. 11


Стоит отдельно отметить высокие показатели в социальных сетях у партии «Новые люди». Она входит в тройку лидеров по всем трем параметрам — упоминаемости, аудитории и вовлеченности — обгоняя даже ЛДПР. При этом в социальных сетях появились сообщения пользователей о том, что за размещение постов о «Новых людях» предлагается оплата в размере 300 рублей. Поэтому возможно, что большое количество упоминаний «Новых людей» в соцсетях имеет ту же природу, что и упоминания в региональных СМИ — это может оказаться обычным коммерческим размещением (вероятно, в обход избирательного фонда).

В целом можно говорить, что система государственной цензуры существует и оказывает воздействие на информационное поле как в среде традиционных СМИ (особенно на телеканалах), так и в социальных сетях, мешая избирателям сформировать свою волю свободно — в рамках открытой и содержательной публичной дискуссии. Однако, как ни странно, ситуация с информированием избирателей в 2021 году выглядит несколько лучше, чем в период предыдущих выборов депутатов Госдумы, даже несмотря на усилившиеся репрессии в отношении журналистского сообщества: СМИ освещают деятельность партий более равномерно, хотя, кажется, и менее активно; соцсети также делают свой вклад в распространение информации, хотя тоже подвергаются атаке со своей стороны.



2. Противодействие «Умному голосованию»

Отдельного разбора заслуживает ситуация, сложившаяся вокруг проекта «Умное голосование», предложенного политиком Алексеем Навальным части оппозиционно настроенных избирателей. Концепция заключается в рекомендациях голосовать в одномандатных округах скоординированно за неадминистративного кандидата, которого инициаторы «Умного голосования» назовут в качестве альтернативного лидера — кандидата, имеющего наибольшие шансы на победу среди всех формально оппозиционных. Координация должна проходить с помощью мобильного приложения. 

Как показывают исследования эффекта «Умного голосования» на региональных выборах 2020 года, сделанные российскими политологами, этот эффект в прошлом году достигал 5% в административных центрах регионов и 7–8% — в Москве и Санкт-Петербурге (хотя в сельской местности он заметен слабо). При этом упоминаемость «Умного голосования» в соцсетях и в поисковых запросах пользователей интернета тогда была невысокой (в СМИ его, конечно, упоминали крайне мало).

Сейчас заметность «Умного голосования» несравнимо выше. Если сравнить частоту упоминаний в соцсетях словосочетания «умное голосование» с упоминанием партий, участвующих в выборах, то окажется, что оно займет пятое место, обойдя одну из парламентских партий — «Справедливую Россию — За правду» (см. рис. 12).


Рис. 12

По показателям потенциальной аудитории «Умное голосование» вообще будет третьим, обгоняя даже ЛДПР и «Новых людей» (см. рис. 13). 

Рис. 13

По показателям вовлеченности «Умное голосование», если бы оно было политической партией, в соцсетях также занимало бы третье место и даже соперничало с КПРФ за второе (см. рис. 14).


Рис. 14


Все это привело к тому, что власти начали активно бороться с этой стратегией и инструментами ее реализации. Символика «Умного голосования» считается экстремистской и за ее распространение арестовывают людей, но одновременно Роспатент одобрил заявку компании по производству и обработке овечьей шерсти «Вулинтертрейд» из Ставропольского края на товарный знак «Умное голосование», в результате чего суд запретил поисковым сервисам показывать словосочетание «умное голосование» в поисковой выдаче, а Google и Apple обязали удалить приложение из магазинов.

Однако эффект от этих действий пока выглядит противоположным ожидаемому. Если смотреть на данные по «заметности» «Умного голосования» в соцсетях в динамике, то виден существенный рост интереса к нему в последние две недели. Так, по упоминаемости «Умное голосование» на двенадцатой неделе выборов почти догнало КПРФ (см. рис. 15).

Рис. 15

По потенциальной суммарной аудитории «Умное голосование» КПРФ обогнало и почти вплотную приблизилось к «Единой России» (см. рис. 16).

Рис. 16

А по показателям вовлеченности в последние дни оно даже обогнало «Единую Россию» с гигантским отрывом — почти в два раза (см. рис. 17). 


Рис. 17


Причем по всем трем показателям в последние две недели заметен существенный рост — в течение июля и большей части августа словосочетание «умное голосование» находилось по этим показателям, как правило, в той же зоне, что и «Справедливая Россия — За правду» и такие партии, как «Яблоко», «Родина», Партия пенсионеров, то есть довольно далеко от лидеров. Поэтому рост накануне старта голосования носит взрывной характер, чего не было год назад.

Отметим, что часть официальных претензий российских властей во время борьбы с «Умным голосованием» заключается в том, что оно противоречит российским законам, являясь незаконной агитацией. Действительно, согласно избирательному законодательству, агитация за или против кандидатов или партий должна быть оплачена со специального избирательного счета. 

В Постановлении от 14.11.2005 № 10-П Конституционный суд России разъяснял, что граждане России вправе заниматься агитацией, поскольку иное означало бы, по существу, отказ в праве реально повлиять на ход избирательного процесса, а сам по себе избирательный процесс сводился бы лишь к факту голосования. Таким образом, Конституционный суд подчеркнул неразрывную связь свободы выражения мнения и реализации права на свободное волеизъявление. Однако далее, в этом же постановлении, Конституционный суд говорит, что такая агитация должна осуществляться без финансовых затрат или привлечения к ней третьих лиц, иначе это вело бы к нарушению правил финансирования избирательной кампании и в итоге разрушало бы гарантии истинного плюрализма.

В самом деле, разрешение избирателям самостоятельно тратить деньги на ведение агитации за или против кандидата или партии фактически уничтожило бы правила финансирования и, в конечном счете, негативно сказалось бы и на равенстве прав кандидатов, и на содержании той самой публичной дискуссии, которая важна для формирования осознанной воли. 

Таким образом, если подходить к действующему законодательству с сугубо позитивистских трактовок, то «Умное голосование» действительно является нарушением.

Однако сама эта ситуация возникла как результат нарушения других фундаментальных свобод и прав, столь же важных для проведения свободных выборов — свободы ассоциаций и права быть избранным. Избирателям не запрещается жертвовать деньги в поддержку кандидатов или партий — просто это должно осуществляться установленным законом образом, через пожертвование на счет соответствующего избирательного объединения или кандидата. Однако сторонники Алексея Навального лишены такой возможности — несмотря на все попытки зарегистрировать политическую партию они постоянно получали отказы, чем была нарушена их свобода ассоциаций; а необоснованные и непропорциональные ограничения пассивного избирательного права привели к тому, что они оказались лишены также возможности подержать своих кандидатов. Таким образом, нарушение фундаментальных прав и свобод значительной части избирателей привели к тому, что для реализации своего конституционного права на участие в управлении государством они вынуждены были пойти на нарушение менее значимых норм избирательного законодательства.

В любом случае, этот гражданский ресурс на службе оппозиции не сопоставим по своему объему с административным ресурсом, которым действующие власти злоупотребляют для оказания содействия «партии власти» и ее кандидатам.


3. Противодействие агитации

Противодействие «Умному голосованию» — особый, но не единственный повод создать помехи в предвыборной агитации. Сами попытки помешать оппозиционным кандидатам и партиям вести агитационную работу — застарелая проблема российских выборов, которая, к сожалению, системно не решается. Противодействие агитации кандидатов осуществляется как с явным админресурсом, так и без него (или, по крайней мере, без возможности его идентифицировать).

Уже второй год на ведении агитационной кампании негативно сказываются введенные под предлогом сложной эпидемиологической ситуации ограничения свободы собраний. Причем эти ограничения трактуются очень широко и массово применяются в качестве способа срыва агитационных встреч кандидатов. В этом широко задействованы силовые структуры. Зачастую после срыва акций кандидаты или агитаторы отпускаются из отделений полиции без составления протокола — сотрудники правоохранительных органов таким образом сами признают, что их вмешательство было незаконным. В Москве с таким, например, столкнулся кандидат в Госдуму от «Зеленых» Самсон Шоладеми (см. приложение, карточка № 5), в Петербурге — кандидат в Заксобрание от «Яблока» Дмитрий Осипов (см. приложение, карточка № 6). Также на встрече в Москве были задержаны кандидат от КПРФ Анастасия Удальцова, активист Леонид Развозжаев и несколько прохожих (см. приложение, карточка № 7). В Ростове-на-Дону была сорвана встреча со сторонниками в офисе кандидата от «Яблока». Полицейские пришли по заявлению о том, что в здании якобы продают поддельные справки о вакцинации (см. приложение, карточка № 8). Впрочем, встречи с избирателями часто срывают и неизвестные (см., например, приложение, карточка № 9).

Застарелая проблема российских выборов — отказы в размещении или распространении агитации, снятие уже оплаченной агитации. Один из наиболее громких случаев произошел в Санкт-Петербурге. Представители партии «Родина» заявили, что городские власти не допустили к размещению «тысячи плакатов и баннеров» (см. приложение, карточка № 10). Во Владивостоке оплаченная агитация кандидатов от КПРФ была снята по просьбе городской администрации и заменена баннером благотворительного фонда, который был размещен бесплатно (см. приложение, карточка № 11). Достаточно масштабному преследованию подвергается и «Яблоко». О похищении в течение двух дней девяти баннеров из 14 (с автобусных остановок) сообщили представители партии в Барнауле. На баннерах были лозунги «Свободу всем политическим заключенным» и «Мы против войны с Украиной» (см. приложение, карточка № 12). В Томске люди, представлявшиеся сотрудниками администрации, ходили по торговым точкам и требовали снять агитацию кандидатов от КПРФ (см. приложение, карточка № 13). В штаб кандидата «Яблока» в Москве Николая Кавказского, а до этого на одну из агитационных точек приезжала полиция из-за баннера «Против Путина» (см. приложение, карточка № 14). В Самарской области полиция изъяла баннер с конструкцией у кандидата КПРФ, вернув лишь после мероприятия — при этом место для пикета было ранее согласовано с администрацией (см. приложение, карточка № 15).

Еще один способ противодействия — отказ в сотрудничестве со стороны как государственных, так и частных организаций. В Новосибирской области представительница «Почты России» отказалась заключать договор о распространении агитации КПРФ, а также соблюдать условия другого, ранее заключенного договора. При этом она заявила агенту, что контент, связанный с «Единой Россией», они распространять «точно могут» (см. приложение, карточка № 16). Все аккредитованные типографии в Москве, по сообщению штаба Андрея Пивоварова, отказались печатать баннеры для его агитационных кубов: некоторые — из-за слова «политзаключенный» (см. приложение, карточка № 17).

Наиболее распространенное нарушение — порча, уничтожение или похищение материалов. Причем далеко не всегда это осуществляется анонимно. О систематическом похищении агитационных газет из почтовых ящиков представителями ГБУ «Жилищник» сообщил кандидат «Яблока» Кирилл Гончаров. На опубликованном кандидатом видео девушка говорит, что ей «приказали» «из конторы» (см. приложение, карточка № 18). Дворник «Жилищника» в Марьино счищал агитацию скребком (см. приложение, карточка № 19). В Барнауле работница управляющей компании, представившаяся так на камеру, также «зачищала» материалы кандидата от КПРФ, но оставляла на досках перед подъездом агитацию единоросса (см. приложение, карточка № 20). Еще в одном случае в порче заподозрили ТИК московского района Коньково: агитация кандидата была заклеена объявлением об услугах компьютерного мастера без указания контактов. Позже пачка таких объявлений была обнаружена в ТИК (см. приложение, карточка № 21).

Если говорить о традиционной анонимной порче агитматериалов, стоит ли за этим админресурс, деятельность конкурентов или обычное хулиганство, определить формально невозможно. Однако если говорить о количестве случаев, наиболее часты сообщения от КПРФ. В частности, о похищении или порче баннеров на трех машинах сообщила кандидат Госдумы от КПРФ Анастасия Удальцова (см. приложение, карточка № 22).

О порче материалов сообщала и «Единая Россия». Было испорчено три куба московского кандидата в Госдуму Тимофея Баженова (см. приложение, карточка № 23). Также зафиксировано одно сообщение из Алтайского края. Кроме того, надпись «Едро» кто-то сделал на кубе московского кандидата-самовыдвиженца Анатолия Вассермана (см. приложение, карточка № 24).

Также традиционными остаются проблемы с агитацией на «закрытых» территориях. Так, мэрия закрытого города Северск под Томском без объяснения причин отказала двум кандидатам от КПРФ и Партии Роста в выдаче пропуска. Мэр Северска Николай Диденко — отец действующего депутата Госдумы по этому округу от ЛДПР Алексея Диденко (см. приложение, карточка № 25).

Противодействие оказывала и охрана автозавода ГАЗ в Нижнем Новгороде, принадлежащего Олегу Дерипаске. Охранники запретили раздавать агитацию возле проходных — но приказ руководства, якобы запрещающий это делать, так и не предоставили (см. приложение, карточка № 26).

Кандидаты и сотрудники их штабов сталкиваются с силовым давлением: нападениями, угрозами, порчей личного имущества. Особенно в этом году отличается Москва. В частности, о таком воздействии заявлял кандидат в Мосгордуму Владимир Рыжков (см. приложение, карточка № 27) — у некоторых его агитаторов отбирали газеты и буклеты. Нападение было совершено на волонтера кандидата Партии Роста Эльвиры Вихаревой: мужчину ударили, порвали ему одежду, испортили агитационные материалы (см. приложение, карточка № 28). Тоже в Москве Алене Поповой, выдвинутой «Яблоком» (см. приложение, карточка № 29), пытались поджечь автомобиль, а самовыдвиженцу Анатолию Вассерману несколько раз прокалывали колеса (см. приложение, карточка № 30).

Об угрозах своим родственникам заявляли кандидаты независимой коалиции «Бердск 2021» в Новосибирской области. Так, родители Дарьи Артамоновой получили адресованный им похоронный венок со словами «Вместе скорбим по Дарье», позже матери Артамоновой прислали голосовое сообщение с песней «Убили негра», а мужу сестры — похоронный марш (см. приложение, карточка № 31). Об угрозах сообщил и снятый на тот момент кандидат коалиции Михаил Рязанцев: его тете по телефону посоветовали беречь племянника (см. приложение, карточка № 32).



4. Злоупотребление административным ресурсом при агитации и принуждение избирателей к голосованию

Среди разновидностей незаконной агитации значительную часть занимает административный ресурс — в частности, агитация со стороны представителей власти, в правительственных, государственных или муниципальных учреждениях, а также на официальных ресурсах этих учреждений.

Говоря об агитации представителей власти, можно отметить появление на городской конференции «Единой России» губернатора Санкт-Петербурга Александра Беглова, который выступил с похвалами в адрес этой партии и критикой КПРФ и «Яблока» (см. приложение, карточка № 33). Агитация «Единой России» была обнаружена в зданиях администраций — иногда там располагаются также и избирательные комиссии (см. приложение, карточки № 34, 35).

Отдельное беспокойство вызывает вовлечение в политическую агитацию образовательных учреждений и через них — детей. Так, массовые нарушения традиционно связаны с 1 сентября. В подарок учащиеся разных школ Самарской области получили папку с обращением губернатора, также возглавляющего список «Единой России», линейки с символикой этой партии и фамилией кандидата (см. приложение, карточка № 36), бланки школьного расписания (см. приложение, карточка № 37) и др. Иногда родителям непосредственно либо через детей передавали листовки с агитацией (см. приложение, карточка № 38).

Агитация за единоросса Константина Ковалева звучала на детских праздниках 1 и 4 сентября в Томске — ее озвучивал как кандидат, так и ведущие праздничных мероприятий (см. приложение, карточка № 39). 

Агитационные материалы размещают и непосредственно в школах, где также обычно располагаются участковые избирательные комиссии (см. приложение, карточка № 40).

Однако самой большой проблемой в последние дни стало принуждение избирателей к голосованию. Напомним, что согласно законодательству под угрозой уголовного наказания никто не вправе оказывать воздействие на гражданина с целью принудить его к участию или неучастию в выборах либо воспрепятствовать его свободному волеизъявлению. (п. 3 ст. 3 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав...»). 

8 сентября ВЦИОМ, по заказу околокремлевского Экспертного института социальных исследований, опубликовал результаты предвыборного опроса среди работников промышленных предприятий (согласно Росстату в промышленном секторе задействовано порядка 19 млн человек). Спрашивали о том, сталкивались ли работники с давлением со стороны руководства с целью принять участие в выборах депутатов Госдумы или проголосовать за конкретную партию. Ответы выглядят следующим образом:

  • 23% сотрудников ответили, что руководство рекомендовало им принять участие в голосовании, но не давили; 
  • 12% сотрудникам руководство рассказывало о важности выборов, просило принять участие в голосовании, но специально ничего не рекомендовало; 
  • 9% сотрудников руководство директивно обязало принять участие в голосовании, но без санкций со стороны работодателя; 
  • 4% сотрудникам руководство угрожало последствиями, санкциями в случае отказа от участия в выборах; 
  • 10% сотрудникам работодатели рекомендовали проголосовать за определенную партию, но не давили;
  • 3% сотрудников работодатели рассказывали о партиях, о своей позиции в отношении партий;
  • 3% сотрудников работодатели директивно обязали проголосовать за определенную партию, но без санкций со стороны работодателя; 
  • 2% сотрудников работодатели угрожали последствиями, санкциями в случае отказа от голосования за определенную партию.

В результате 48% сотрудников промышленных предприятий ответили, что сталкивались с тем или иным противозаконным воздействием работодателей, которое выходит за рамки трудовых отношений. Когда поступают какие-либо «рекомендации» об участии в выборах со стороны начальства, работник находится в очень уязвимом положении, так как понимает свои риски, если не последуют этим «рекомендациям» или прямым указаниям. 

В пересчете на численность промышленного сектора речь идет о примерно 9 млн избирателей, что составляет целых 17% от явки на выборах в Госдуму 2016 г. 

Однако такие факты есть не только на промышленных предприятиях — с ними сталкиваются сотрудники практически любой сферы — от бюджетников до работников коммерческих структур. 

На «Карте нарушений» движения «Голос» по состоянию на 7 сентября почти каждое десятое сообщение содержит информацию о принуждении. Вот как это выглядит на практике. 

Из случаев принуждения избирателей наиболее распространенный — требование прикрепиться на конкретный участок. Так, в Барнаульском юридическом институте потребовали проголосовать в пятницу 17 сентября — в рабочий день, чтобы была возможность это проконтролировать (см. приложение, карточка № 41, 42). Депутат Курганской облдумы Виктор Зырянов заявил, что за месяц до выборов уже около тысячи человек захотели прикрепиться на три конкретных участка (см. приложение, карточка № 43).

Сотрудников могут принуждать явиться на встречу с кандидатом. Есть случаи, когда это сопровождается элементами подкупа: явившимся обещали выплатить зарплату (см., например, приложение, карточка № 44).

А в подмосковном Щелкове использовалось уже принуждение к голосованию за конкретного кандидата. Сотрудникам предприятия АО «Щелково Агрохим» раздали указания об обязательном голосовании в пятницу 17 сентября за кандидата от «Единой России» Александра Толмачева в Госдуму и Владимира Шапкина в Мособлдуму. Иногородним работникам необходимо открепиться от их участков и прикрепится в Щелковском районе через МФЦ или Госуслуги. После голосования сотрудники должны обязательно сообщить начальнику подразделения о факте голосования (см. приложение, карточка № 45). 

ВРИО начальника УФСИН России по Самарской области обязал 100% (!) сотрудников прикрепиться к участкам по месту работы через «мобильного избирателя» 

Сотрудников Московского метрополитена обязывали привести на выборы еще по одному человеку (см. приложение, карточка № 46), а в Томске учителей принуждали внести предложения в «Народную программу «Единой России» (см. приложение, карточка № 47).

Другой случай зафиксирован среди работников томских больниц: «Нужно подать списки сторонников партии власти, до завтра д[олжно] б[ыть] не менее 50 процентов. Голосовать можно, за кого считаете нужным, сторонникам могут позвонить, [спросить.] является ли он сторонником партии, достаточно ответить „да“, без философских рассуждений», — говорилось в одном из рабочих чатов. При этом, за каждым сторонником закреплялся «мобилизатор» из числа сотрудников (см. приложение, карточка № 48).

В Москве поступают сообщения о принуждении к участию в электронном голосовании. Так, проректор Московского университета технологий и управления Алексей Попович заявляет в служебной записке, что «всем сотрудникам университета необходимо» подать заявление для дистанционного электронного голосования. Скриншоты заявлений требуют присылать на почту ежедневно, по каждому подразделению (см. приложение, карточка № 49). Муниципальный депутат московского района Черемушки Елена Селькова заявила, что ее уволили из-за отказа регистрироваться на электронное голосование (см. приложение, карточка № 50).

Приложение

* Признаны российскими властями иностранным СМИ, выполняющим функции иностранного агента.

** Признаны российскими властями нежелательной организацией. 


Авторы доклада: 

Станислав Андрейчук, Алексей Голубков, региональные долгосрочные наблюдатели

Другие записи по теме «Агитация»
ОтчетАгитация8 дней назад
Затишье перед бурей: телеканалы затаились накануне дня голосования
Отчет о мониторинге федеральных телеканалов на двенадцатой неделе избирательной кампании по выборам депутатов Государственной думы России (6 — 12 сентября), назначенным на 19 сентября 2021 года
ОтчетАгитация8 дней назад
Доминирование «Единой России» и вытягивание «Новых людей» в пермских медиа
Итоговый отчет по медиамониторингу. Упоминаемость в пермских СМИ политических партий, принимающих участие в выборах в Законодательное Собрание Пермского края и Пермскую городскую Думу, 2 августа — 5 сентября 2021
ОтчетАгитация12 дней назад
Кандидаты от КПРФ и РПСС лидируют во владимирских медиа и соцсетях
Результаты медиамониторинга 17 июня — 9 сентября 2021
ОтчетАгитация12 дней назад
Три богатыря: более 31% упоминаний всех партий в соцсетях приходится на «Единую Россию», КПРФ и «Новых людей»
Отчет о мониторинге социальных сетей за десятую и одиннадцатую недели избирательной кампании по выборам депутатов Государственной Думы России (23 августа — 5 сентября), назначенным на 19 сентября 2021 года