Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Аркадий Любарев
Член Совета движения «Голос»

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Подпишите петицию с требованием отменить закон об иноагентах!

Коллаж: Ксения Тельманова

Что можно сказать о новом составе ЦИК?

С одной стороны — явное обновление, ушли 8 из 15 членов. Интересно, что остались только трое из состава 2011–2016, это Колюшин, Эбзеев и Лопатин. Из девяти пришедших в последний состав ушли пятеро, остались Памфилова, Булаев, Левичев и Шевченко.

Явно заметна тенденция на омоложение. В прежнем составе 11 членов были старше 60, из них ушли шесть — Крюков, Гальченко, Орлова, Сироткин, Клюкин, Шапиев. Из более молодых ушли только Гришина и Кинёв (Гришиной прочат место в Верховном суде). Пришли в основном молодые: самые старшие из них (Борисов и Шутов) моложе 60. Мазуревскому и Марковой около 40.

Уникальный случай: в ЦИК вернулся Игорь Борисов, который был там ранее (в 2007–2011).

Но общее впечатление — принципиально ничего не изменилось. Самое существенное изменение — уход Гришиной, поскольку секретарь сильно влияет на стиль работы комиссии. Но именно на стиль, а не на существо.

Среди вновь прибывших многие достаточно известны. Игорь Борисов всегда (или, точнее, как минимум с 2007 года) был нашим оппонентом, и обычно жестким оппонентом. Эльмира Хаймурзина себя достаточно проявила в роли руководителя подмосковного облизбиркома. О работе Людмилы Маркиной во главе орловского облизбиркома не могу сказать ничего — ни хорошего, ни плохого. С Андреем Шутовым у меня были мимолетные контакты, и по ним я могу судить, что он — не ретроград, но и не реформатор. Наталью Бударину я помню совсем молодой (в 2001–2003 годах), она сначала была критически настроена, но затем попала в госаппарат.

Я уже говорил, что новый состав ЦИК, как и старый, будет послушно выполнять волю руководства. Но в отношении старого нужно сделать оговорку: я имею в виду последние годы — 2019–2021. До этого еще были попытки играть самостоятельную роль, хотя это были попытки исключительно председателя, а большая часть ЦИК была вполне послушной администрации.

20 марта я опубликовал свой большой материал «Наше взаимодействие с ЦИК и Памфиловой в 2016–2020 годах». В нем я подробно разбираю и действия ЦИК, и наши попытки на эти действия повлиять. Наверное, немногие его прочтут целиком, поэтому я здесь приведу фрагменты его заключительной части:

«Совсем недавно (тоже явно к окончанию срока полномочий) вышла интересная большая публикация в журнале «Холод» с подзаголовком «Как Элла Памфилова из убежденной сторонницы либерализма превратилась в защитницу системы».

Это ведь тоже не частный вопрос. Элла Памфилова — не единственный человек, совершивший подобную трансформацию в последние годы. Да и в истории немало аналогичных примеров. Так что об этом стоит писать, анализировать проблему. И мне кажется, в представленном мной материале можно найти ответы, можно увидеть, как постепенно совершалась эта трансформация...

Элла Александровна на первом этапе часто соглашалась с нашими оценками — довольно критичными оценками состояния системы российских выборов. В моих текстах не раз встречаются позитивные оценки ее качеств: нацеленность на защиту избирательных прав граждан, «прививку от бюрократии» и т. п. Это не было лестью, я именно так ее оценивал. Увы, со временем все эти качества поистерлись...

В одном из своих постов 2019 года (который я здесь еще не цитировал) я написал: «Элла Памфилова — пусть и не очень эффективный лоббист либерализации, но других лоббистов просто нет». Слово «лоббист» ей не понравилось, но в данном случае оно синоним понятия «посредник между властью и правозащитниками».

Но, как это часто бывает, взгляды человека, находящегося во властных структурах, меняются под влиянием искаженной информации. Да, мы встречались с ней и старались донести до нее свое видение, ту же цель я преследовал и своими письмами. Встречалась она и с другими правозащитниками, а также с политологами и политконсультантами, с представителями партий. Но все же такие встречи были не столь частыми. А с другими членами ЦИК и сотрудниками ее аппарата она контактировала каждый день, плюс контакты с Администрацией Президента, региональными избиркомами и прочими чиновниками, да и псевдоправозащитниками. Мы не зря стремились сделать наши встречи чаще, видя, как ее засасывает бюрократическая среда. И случайно ли, что, находясь в отпуске, она воспринимала происходящее лучше? Да, у нее был хороший иммунитет против бюрократии, но в конце концов и он сломался...

И все же, на мой взгляд, главное — не в этих вышеперечисленных факторах. Главное — в общих тенденциях политического развития. И для меня здесь ключевыми являются две цитаты из выступлений Эллы Александровны, которые я ранее уже приводил.

Ноябрь 2016 года: «То обстоятельство, что мы, организаторы выборов, совместно со всеми сторонами, заинтересованными в совершенствовании отечественной избирательной системы, выступаем инициаторами изменений в развитии электоральной демократии в нашей стране, полностью соответствует политической стратегии государственной власти Российской Федерации».

Октябрь 2019 года (процитирую здесь по расшифровке аудиозаписи): «Не может быть никакой сейчас реформы законодательства кардинальной... Кто-нибудь слышал из вас о том, что вы сейчас предполагаете, какое-то серьезное, кардинальное изменение политического вектора, политической стратегии?... Чтобы в целом со стороны власти, власть сейчас инициировала какие-то там кардинальные изменения в политической сфере... Все избирательное законодательство в стране... должно проистекать от того политического вектора, того политического развития, который в стране существует, оно не может само по себе. Какая реформа может быть отдельно от всех политических процессов?»

В данном случае неважно, правильно ли Элла Александровна оценивала политическую стратегию государственной власти осенью 2016 года. Важно, что она верила в курс на демократизацию. И в общем-то в течение примерно двух лет политический вектор реально плохо просматривался, и могло казаться, что он вот-вот повернет в нужную сторону. Но во второй половине 2018 года четко обозначился курс на ликвидацию остатков демократии, а в конце 2019 года в этом уже не было сомнений. И что оставалось человеку, находящемуся во властных структурах? Либо уходить в отставку, либо поддерживать намеченный курс...

Я упоминал о том, что в сентябре 2017 года мы с Андреем Бузиным, не сговариваясь, заявляли, что Элле Памфиловой еще не время уходить в отставку. В 2018 году уже можно было об этом серьезно думать...

Я писал в ряде своих постов, что осень 2018 года — последний период, когда Элле Памфиловой было за что аплодировать. Дальше негатив нарастал, Элла Александровна иногда ему сопротивлялась, но ничего уже сделать не смогла. Видимо, именно тогда, в 2019 году, ей нужно было уходить в отставку. Два серьезных поражения — срыв попыток внести даже небольшие позитивные изменения в избирательное законодательство и невозможность защитить конкуренцию на московских выборах — и репутация Памфиловой была подорвана окончательно". 

И мне сейчас жаль, что она не только не ушла в 2019 году, но и осталась на новый срок. Ничего позитивного сделать она уже не сможет, да и, похоже, уже не хочет. Репутация ее подорвана окончательно. Впрочем, у администрации, очевидно, не оказалось на этот расстрельный пост новой кандидатуры даже и с такой репутацией.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Избиркомы»
МнениеИзбиркомы12 дней назад
Обращаю внимание на одно изменение закона о гарантиях избирательных прав, которое фактически окончательно «развязывает руки» исполнительной власти
Владимир Шведа
РазборИзбиркомы14 дней назад
На участке Татьяны Малаховой «Единая Россия» получила 600 лишних голосов
Давид Канкия
РазборИзбиркомы25 дней назад
ЦИК рекомендовал Илону Макаренко в новый состав избиркома Башкортостана: что о ней известно
Илона Макаренко возглавляет комиссию последние три года
РасследованиеИзбиркомы4 месяца назад
Как формируются комиссии, когда этого никто не видит
Людмила Кузьмина
Аркадий Любарев: другие материалы автора
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
Как 225 рублей гражданки Молдовы могут «заразить» собой целый фонд и превратить всех к нему причастных в инагентов
МнениеЗаконотворчество3 месяца назад
Сколько мандатов должно распределяться по списочной части, а сколько — по мажоритарной, к чему приводит перекос и кому он выгоден
МнениеНаблюдатели4 месяца назад
Самое правильное решение — вообще отменить все законодательство об «иностранных агентах». Но для этого должно слишком многое измениться
МнениеНаблюдатели4 месяца назад
Я направил в Минюст заявление об исключении меня из реестра «иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента»