Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Виталий Ковин
Член Совета движения «Голос», председатель регионального отделения движения «Голос» в Пермском крае
Коллаж: Ксения Тельманова

Верите ли вы в то, что за последние два-три часа на избирательный участок может внезапно прийти 400-500 избирателей, хотя до этого за весь день пришло чуть более 100? Вот и мы не поверили. И решили проверить...

Видеонаблюдатели установили, что на выборах губернатора Пермского края, состоявшихся 13 сентября 2020, на семи избирательных участках были сфальсифицированы явка избирателей и результаты голосования за кандидатов. Это произошло впервые в истории выборов в регионе. Ранее Пермский край относился к числу т. н. «зеленых регионов», где отсутствовали прямые фальсификации на участках. На основе полученных данных региональный координатор движения «Голос» Виталий Ковин направил соответствующие заявления в Следственный комитет. О том, как и на чем прокололись начинающие фальсификаторы, читайте в его материале. 

9 декабря 2020 года я, наконец-то, подал иски о возбуждении уголовных дел фактам фальсификации результатов голосования избирателей на выборах губернатора в Следственный комитет по Пермскому краю. Всего составлено шесть исков на членов участковых избирательных комиссий №№ 3434, 3436, 3448, 3449, 3451, 3452. К ним необходимо добавить УИК № 3445, заявление по которому было направлено в СК уже больше месяца назад. Следователи сначала отказались возбуждать дело, но потом им пришлось согласиться с доводами прокуратуры. Это тот самый УИК, по которому экс-кандидат Ксения Айтакова (КПРФ) отозвала свой (наш) иск. 

Таким образом, можно смело утверждать, что на семи участках города Перми результаты выборов губернатора Пермского края были сфальсифицированы. Все эти участки относятся к ТИК Свердловская № 2, помещение которого располагается в администрации Свердловского района г. Перми. Более того, я готов утверждать, что где-то там, в здании администрации района, и произошли эти преступления. Позволяют мне это делать видеозаписи с избирательных участков, которые были сохранены благодаря усилиям одних волонтеров, а благодаря усилиям других волонтеров были проанализированы. При просмотре ни одной из этих записей, что в течение дня голосования, что при подсчете бюллетеней, у нас не возникло подозрений, что члены комиссий намеревались исказить результаты волеизъявления избирателей. Да, они могли нарушать правила и процедуры проведения голосования и подсчета бюллетеней, могли их просто не выполнять или даже, плевать на них, но то, какие результаты они получили (пусть с массой процессуальных нарушений), такие они и записали в свои протоколы, такие они и передали по телефону в ТИК, и с такими они уехали с избирательных участков. Что произошло потом? Почему в системе ГАС «Выборы» оказались совершенно другие результаты? Кто заставил их эти результаты изменить? Записи не дают ответы на эти вопросы. Ответы на них и должны дать следственные органы.

Как эти фальсификации были обнаружены? Достаточно легко: благодаря элементарным арифметическим действиям и Excel-таблицам. 

В Пермском крае 13 сентября 2020 г. голосование на выборах губернатора проводилось всего на 1798 избирательных участках. На 223 из них были установлены по две видеокамеры — все такие участки находились в Перми. Конечно, проверить и просмотреть записи со всех подряд участковых комиссии нет никаких времени и сил, но, если знать что и где смотреть, то возможно.

И здесь нам на помощь приходят официальные данные, которые публикует ЦИК России. Помимо официальных итогов голосования по каждому участку в системе ГАС «Выборы», ЦИК публикует данные по явке («предварительные сведения об участии избирателей в выборах»), которые УИК трижды передают в течение дня в вышестоящие ТИК, а те вносят их в систему. В результате мы может отслеживать уровень и динамику явки избирателей на каждом участке.

Вот, например, как это выглядит для УИК № 3434: 


Данные об открытии помещений для голосования и предварительные сведения об участии избирателей в выборах«, УИК № 3434

Зная по другим официальным данным, что досрочно на этом УИК проголосовали 272 избирателя (строка 3 итогового протокола), и что на начало голосования на участке числились 1984 избирателя, легко подсчитать, что на 10:00 при указанной явке в 14,31% уже проголосовало, примерно, 284 человека (с учетом досрочно проголосовавших), на 12.00 — 14,96% или 297 человек, на 15.00 — 18,24% или 362 ч. и на 18.00 — 22,47% или всего 446 человек. При этом надо уточнить, что по факту члены УИК передают эти сведения на час раньше. Таким образом, получается, что с 8.00 до 18.00, за два-три часа до закрытия участка в 20.00, по данным участковой комиссии на избирательном участке всего проголосовали примерно 174 избирателя. 

Каково же удивление, когда в мы обнаруживаем в итоговом протоколе сведения, что в помещении для голосования выданы бюллетени 615 избирателям. То есть получается, что за последние два-три часа на УИК № 3434 якобы проголосовали около 440 избирателей. То есть по одним сведениям (о явке) за 10 часов с открытия проголосовали около 170 человек, а за последние два-три часа «набежала» какая-то толпа в 400 человек. И хитрые политтехнологи, и нормальные наблюдатели, да и обычные избиратели понимают, что так не бывает. 

Данные итогового протокола УИК № 3434

Все они знают, что на обычных участках пик явки приходится на дневные часы. Именно днем, часов с 11 до 13-14, на участках больше всего избирателей, если только рано утром или вечером не было каких-то массовых подвозов работников предприятий, пенсионеров, или не привели роту солдат. В Свердловском районе Перми, да и по краю в целом, вроде бы ничего такого в этот раз не наблюдалось. Конечно, есть специфические участки с военнослужащими, с больными, со студентами, где динамика явки отличается от обычных участков, но мы их не учитываем. 

Однако, если мы посмотрим на данные по динамике явки и соотнесем их с данными протоколов, то мы сможем легко обнаружить несколько «странных» участков — и почти все они находятся именно в Свердловском районе Перми.

Таблица 1. УИК с наибольшим приростом явки избирателей с 18:00 до 20:00

В таблице УИК отсортированы по столбцу «прирост явки с 18.00 до 20.00 кол-во». Серым цветом выделены участки, относящиеся к ТИК Свердловская № 2. Кроме них в топе лидеров по внезапному приросту явки в по последние часы комиссии из Пермского муниципального района, но там, судя по огромной досрочке, использовалась другая технология. 

Собственно так нами и были определены семь подозрительных участков, где было решено в ручную перепроверить явку избирателей. Технология уже давно разработанная моими коллегами, особенно группой «Наблюдателей Татарстана», и даже однажды опробованная при проверке записей в самой ЦИК. Правда, быстро распущенной, когда стало понятно, что видеозаписи действительно позволяют представить доказательства фальсификаций. По сохраненным нами видеозаписям с этих УИК была пересчитана явка избирателей в помещении для голосования. 

Счетчики считали тех людей, которые подошли к стационарным урнам для голосования и опустили в них бюллетень. Записи просматривали по два человека независимо друг от друга. Присылали мне свои отчеты. Я их сводил вместе, если видел расхождения, то просил либо перепроверить, либо сам делал контрольный пересчет. 

Скрин-копия фрагмента видеозаписи с УИК № 3434 с голосующей избирательницей (камера 1)


Скрин-копия фрагмента видеозаписи с УИК № 3434 с голосующей избирательницей (камера 2)

Кроме того, счетчики делали расшифровку записи подсчета. Им нужно было установить, какие цифры озвучивались во время подсчета членами комиссии, и какие данные передавались в ТИК по телефону. Есть такая практика (не соответствующая, кстати, закону, но оказавшая нам помощь в установлении истинных данных), когда председатель или секретарь звонит «куратору» от ТИК или администрации, и передает ему данные по протоколу для проверки контрольных соотношений. В действительности, не только для этого, но и для того, чтобы предварительные данные подсчета оперативно легли на стол «кому надо». 

Тем не менее, у двух-трех наблюдаемых нами комиссий «кураторы» действительно выявили неверные соотношения и ошибки в составлении протокола, и им пришлось повторно передавать уточненные данные. И в ходе подсчета, и в ходе этих звонков, многие цифры, которые озвучивали члены комиссий, отличались от того, что мы потом видим в итоговых протоколах в системе ГАС «Выборы», и совпадают с нашими данными подсчета явки. Всего в протоколах комиссий были сфальсифицированы данные в 8-12 строках из 16. 

Все это дает основания утверждать, что полученные нами результаты по явке на этих участках и по голосам, поданным за кандидатов, близки к истинному волеизъявлению избирателей, а цифры указанные в системе ГАС «Выборы» — нет. Более того, можно утверждать, что сами члены УИК не собирались ничего фальсифицировать: в течение дня они передавали данные по явке, которые совпадали с нашими данными ее подсчета по видеозаписям, подсчет бюллетеней, хотя и провели как попало, но точно. Никто никому никаких лишних бюллетеней не подкидывал и не приписывал. Но кто-то решил этих несчастных и, видимо, подневольных людей подвести под статью. Почему именно их? В принципе из видеонаблюдения тоже понятно — потому что на этих УИК не было независимых наблюдателей. На некоторых из них были «наблюдатели» от Общественной палаты, но большинство из них ушло с окончанием голосования и не осталось на подсчет, а из оставшихся копию протокола получил только один. В большинстве своем, эти «наблюдатели», видимо были из числа знакомых членов УИК, а некоторые даже помогали им нарушать процедуру подсчета. 

Кроме того, мы можем утверждать, что инициаторов преступления интересовала только явка избирателей. Кто-то очень хотел, чтобы она «выросла». Кому-то за это было очень нужно красиво отчитаться. Поэтому непосредственные исполнители, к тому же не обладающие соответствующим опытом, действовали очень просто и, даже, примитивно. Как показали наши подсчеты, они просто накидывали к явке круглые цифры — 200, 300, 400 — и затем распределяли их среди кандидатов, стараясь не нарушить настоящие проценты полученных голосов. 

В результате пересчета числа избирателей, проголосовавших на избирательных участках в день голосования 13 сентября, установлено, что на УИК № 3445 к явке приписали 500 человек, на УИК № 3434 — 400, на УИК № 3452 — 300, на УИК 3436 — 300, на УИК № 3448 — 200. Эти цифры просто прибавили к строкам № 4 «число бюллетеней, выданных избирателям в помещении для голосования в день голосования» и № 8 «число бюллетеней, содержащихся в стационарных ящиках для голосования» итогового протокола, а «лишние» бюллетени (я уверен, что на самом деле их там физически нет, по крайней мере, все бюллетени на всех участках были тщательным образом упакованы по пачкам кандидатов и если их туда докладывать, то придется сильно помучиться) якобы были пропорционально дописаны всем кандидатам. 

Лишь комиссия № 3452 по какой-то причине невзлюбила Айтакову и ничего ей не добавила. Наиболее путано себя повели комиссии № 3451 и № 3449. В первой исправили больше всех, 12 из 16, строк протокола. Борясь за повышение явки, дополнительно «вычеркнули» 80 человек из списка, «увеличили» явку досрочки на 33 человека, и голосования на дому на 21, а к явке в день голосования приписали, примерно, 168 избирателей. Сводя, по-видимому, контрольные соотношения, составители сфальсифицированного протокола «покусились на святое» и снизили процент будущего губернатора с 73,7% до 42,7%, добавив ему всего восемь голосов, а у кандидата Постникова (ЛДПР) вообще отняли пять голосов. Возможно, все эта «высшей математика» стала следствием того, что комиссия изначально неправильно указала число бюллетеней в строке 7 «число бюллетеней, содержащихся в переносных ящиках для голосования» и изначально записали в протоколе 167 человек проголосовавших «на дому», вместо пяти. И с этим цифрами поехали в ТИК. 

Похожая история, видимо, произошла и с комиссией № 3449, где список сократили на 194 человека, а явку увеличили на 205 избирателей. «Дополнительные» голоса фальсификаторы раскидали только по самому простому (гендернему?) принципу — добавив всем кандидатам по 50 голосов, и только единственной женщине — 53. 

Таким образом, только на этих семи участках в протоколы «вписали» примерно 2070 якобы проголосовавших избирателей. Это позволило увеличить на них среднюю явку с 21,6% до 37,5%. В целом по ТИК Свердловская № 2 это дало прибавку, примерно, в 3%: с 25,5%, до 28,5%. В масштабах всего города это дает какие-то жалкие десятки процента. 

Соответственно, опять встает вопрос: кому и зачем это было нужно? Кто непосредственные исполнители — это более или менее понятно. Без оператора ГАС «Выборов» невозможно ввести данные в эту систему, но он вводит то, что ему дают. Без подписей и печатей председателя и секретаря УИК протокол не составишь, именно они во всех этих комиссиях уехали в ТИК сдавать протокол и бюллетени, а остальные члены комиссий оставались в помещениях наводить порядок. А кто непосредственный заказчик всего этого безобразия? Сложно предположить, что это была их собственная инициатива, тем более что в течение дня голосования и при подсчете голосов они не демонстрировали никаких преступных намерений, а лишь хотели поскорее закончить свою работу.

На самом деле таких вариантов не так уж и много: либо данная ТИК, члены которой почему-то решили перед кем-то выслужиться, вместе с администрацией района; либо администрация городская (и здесь можно вспомнить слова председателя крайизбиркома Игоря Вагина на «ночи выборов на Шпагина» о том, что глава города Дмитрий Самойлов «переживает за явку»); либо заказчика нужно искать в самом крайизбиркоме. 

В любом случае, если сейчас никаких усилий не предпринять, то в следующий раз заказчики и исполнители могут оказаться более искусными и на круглых цифрах их уже не поймаешь. Судя по тому, что происходит с заявлением по УИК № 3445, а уже почти два месяца происходит НИЧЕГО, нет особых иллюзий по поводу рвения следственных органов в расследовании этого дела. Более того, опять пришел ответ от СУ СК на поданные шесть заявлений, что в обращениях, якобы, «не содержалось достаточно данных, указывающих на признаки преступления», поэтому они не будут зарегистрированы, а значит, снова придется обращаться в суд и в прокуратуру.

Поэтому наблюдательскому сообществу Перми, общественным активистам, оппозиционным партиям и движениям, будущим кандидатам и их сторонникам остается готовится к выборам 2021 года с учетом уже того знания, что и в Пермском крае результаты выборов могут быть грубо сфальсифицированы. А предупрежден — значит вооружен!

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Видеонаблюдение»
НовостьВидеонаблюдение9 месяцев назад
Порядок выдачи записей с участков в Москве оспорили в суде
Иск к Мосгоризбиркому подал член комиссии № 2359 Григорий Машанов
НовостьВидеонаблюдение10 месяцев назад
Юридическая «операция» «Голоса» за доступ к видео в Санкт-Петербурге: первая победа
Суд признал решение горизбиркома частично незаконным
РасследованиеВидеонаблюдениегод назад
Турнир городов: краткие итоги исследования видео с президентских выборов
Мы рассмотрели записи из восьми отдельно взятых городов
МнениеВидеонаблюдениегод назад
Что показал анализ видео с участков на выборах президента в этом чеченском городе
Сергей Пискунов
Виталий Ковин: другие материалы автора
РазборФальсификации2 месяца назад
А также советы, к чему готовиться наблюдателям на предстоящих выборах
РазборФальсификации6 месяцев назад
На № 3445 в Перми приписали 500 голосов, пропорционально реальности распределив их между кандидатами
МнениеИнновации7 месяцев назад
Регион стал лидером по количеству заявлений на «мобильного избирателя»
МнениеДавление на избирателей10 месяцев назад
Ищем, какие предприятия принудительно прикрепляли пермяков