Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Виталий Ковин
Член Совета движения «Голос», председатель регионального отделения движения «Голос» в Пермском крае
Коллаж: Ксения Тельманова

Итак, рассказываю про несостоявшийся сегодня суд по иску экс-кандидата от КПРФ на должность губернатора Пермского края Ксения Айтакова об отмене результатов голосования на УИК № 3445 ТИК Свердловская № 2 Перми. Иск и другие материалы по делу готовил я и мои коллеги из движения «Голос» (юридическая группа движения во главе с Юрием Гурманом). Приготовьтесь, история длинная, очень.

В день выборов 13 сентября я и мои коллеги произвели запись видеотрансляций избирательных участков Перми (пока не скажу, сколько — пусть это будет сюрпризом). Всего видеокамеры стояли на 223 участках. 

На скорую руку проверили несколько участков, и надо же, так свезло, что одним из них оказался участок № 3445, который расположен по адресу ул. Муромская, 32 (здание МАОУ «Общеобразовательная школа-интернат среднего общего образования № 85» г. Перми). В границы участка входят дома: ул. Емельяна Ярославского (53-67 — нечет. ст.), ул. Яблочкова (17, 21, 23, 23а, 23б, 25, 29, 31, 33, 48, 48/2). 

Что меня на этом обычном УИК зацепило? Резкий скачек явки в последние три часа.

Объясняю. В течение дня голосования комиссии 4 раза сообщают сведения о явке избирателей в ТИК, те передают их дальше и в итоге они публикуются в циковской системе ГАС «Выборы» в виде процентов. 

На 18:00 (на самом деле в 17:00) УИК № 3445 сообщила данные, которые показали 16,66% явки или примерно 385 избирателей от 2312 зарегистрированных — и это с учетом тех, кто проголосовал досрочно. А в итоговом протоколе значится уже 712 избирателей и явка в 41,2%. 

Как это так? За весь день (до 17:00) явка выросла примерно на 6,5%, а за последние три часа — почти на 35%. Так не бывает! А если бы так было, то мы должны были заметить в помещении участка просто толпы избирателей в последние два-три часа голосования. 

Что показало видео

Полезли с коллегами этот участок смотреть. Ну и, как вы правильно догадались, никаких толп страждущих проголосовать избирателей мы так и не увидели. Да и вообще, насчитали крайне мало избирателей, проголосовавших в этот день — всего 212. Все желающие могут сами в этом убедиться. Вот здесь я выкладываю по ссылке доступ к папке УИК № 3445 на моем гугл-диске. Здесь лежат сохраненная нами видеозапись с избирательного участка (для удобства разделена на фрагменты, отдельно папка с видеозаписями подсчета результатов) и другие документы по делу. 

Вы можете сами просмотреть фрагменты и пересчитать избирателей, которые проголосовали. Благо это не трудно — людей мало, а урна для голосования одна. Мы посчитали каждый фрагмент два раза — 212 человек! Можете ознакомиться с соответствующим файлом. Таким образом, комиссия приписала в протоколе лишних ровно 500 человек, которым якобы выдали бюллетени. 

Собственно, после обнаружения этой приписки я и обратился в штаб Ксении Айтаковой, чтобы подать иск на отмену этих результатов. И она согласилась. 

Суды

Иск был подан 23 сентября — это был последний возможный день, когда кандидат мог сам обратиться с административным иском в суд и потребовать отмены результатов. После чего наступила тишина. Лишь на прошлой неделе я узнал, что суд был назначен лишь на 22 октября, фактически в последний день перед истечением обязательного процессуального срока. 

Параллельно 24 сентября я подал заявление в Следственный комитет на возбуждение уголовного дела по статье 142.1 УК РФ «Фальсификация итогов голосования». Поскольку важно было не просто отменить результаты голосования, но и выяснить, как эта фальсификация была организована, установить инициаторов. Ведь не члены комиссии это по доброй воле придумали!

Однако 30 сентября я получил ответ за подписью руководителя контрольно-следственного отдела полковника Шмырина, что в моем заявлении якобы «не содержится достаточно данных, указывающих на признаки преступления...» и заявление не будет зарегистрировано.

Естественно, что с этим я не согласился и подал протест прокурору и обратился в суд по ст. 125 УПК, чтобы через них обязать мое заявление зарегистрировать. Суд должен был состояться 19 октября, но в самом его начале представитель прокуратуры заявил, что мое обращение удовлетворено и прокуратура усматривает признаки преступления по статье о фальсификации и обязала СК зарегистрировать мое заявление. Отлично! 

Откуда взялись и куда делись 500 голосов

Готовясь к судам, я решил все-таки выяснить, что произошло на участке при подсчете, как комиссия «провернула» это увеличение явки на 500 человек. Оказалось, что никак. Ничего преступного я в деятельности членов комиссии не заметил. Кстати, комиссия «не учительская» , большинство членов имеют отношение к «Авиадвигателю», а четверо, в т. ч. председатель и секретарь, родственники, а еще, кстати, только сейчас обратил внимание, что председатель выдвинута КПРФ). Комиссия провела подсчет с большими процессуальными нарушениями, но результаты голосования не исказила. Можете посмотреть видеозаписи в папке «Подсчет». 

Свои наблюдения я письменно оформил к сегодняшнему несостоявшемуся суду (в папке): по четвертой строке протокола — число бюллетеней, выданных избирателям в помещении для голосования в день голосования; и по восьмой строке — число бюллетеней, содержащихся в стационарных ящиках для голосования; — комиссия посчитала верно, там действительно 212 избирателей. А в системе ГАС «Выборы» указано по 712.

По шестой строке — число погашенных бюллетеней, — член комиссии громко объявила и упаковал 1247 штук. А в системе ГАС «Выборы» их 747

По десятой строке — число действительных бюллетеней, — посчитали 445, а в ГАСах указано — 945.

То есть кругом те же самые дополнительные 500 бюллетеней. Их надо было как-то распределить между кандидатами, но если вы думаете, что их все потом приписали врио губернатора Махонину, то нееет!

Смотрите: Ксения Айтакова (КПРФ) по факту 80 голосов, а в системе ГАС «Выборы» — 169; «техник» Евгений Козлов («Патриоты России») по факту 6, а указано — 12; действующий губернатор Дмитрий Махонин — 336, а ГАСах — 713; Олег Постников по факту 23, указано — 51. Понятно, в чем дело? Проценты кандидатов почти не изменились, каждый остался при своих.

Кому-то просто очень не понравился общий низкий процент явки на этом участке. И этот кто-то был на той стороне телефонной трубки, когда председатель сообщила ему настоящие цифры. После чего настроение председателя явно изменилось. Члены комиссии подписали протокол с настоящими результатами, быстро собрались и покинули помещение вместе с документами комиссии. 

Думаете, все? Нет! Примерно через 40 минут председатель, секретарь и один из членов комиссии вернулись в помещение и какое-то время сидели в помещении, ожидая сигнала от ТИК, что можно ехать сдавать протокол. 

Что и где происходило с документами комиссии эти 40 минут, тем же остался за это время протокол или нет? По записи это установить невозможно. Это как раз вопрос для следствия.

Миссия невыполнима — получить официальное видео 

Поскольку наша видеозапись, хотя и достоверная, но неофициальная, 25 сентября я обратился с запросом в Избирательную комиссию Пермского края, чтобы мне предоставили доступ к официальной записи, которая хранится в Ростелекоме. 

Однако мне пришел отказ (подписан 5 октября — 10 дней думали), причем по почте (!) и по совершенно формальным основаниям: нет личной подписи и, якобы, сведения, которые я предоставил, ничего не говорят о каком-то нарушении. 

Я не первый раз направляю подобные обращения в ИКПК через ее электронную приемную, еще в период общероссийского голосования по Конституции я без проблем получил по электронке запрашиваемые сведения, не помню, чтобы мне отвечали по почте, еще никогда так не отказывали (в форме электронной подачи обращения, ты заполняешь все необходимые для верификации сведения). Руководство ИКПК меня хорошо знает и могло бы проинформировать, если что-то не так с этим обращением, если бы хотело, чтоб я получил доступ к видеозаписи. Но, видимо, не хотело!

Вчера накануне суда мне пришел ответ на повторный запрос (теперь уже по электронке, в течение двух дней), где сообщили, что записи 19 октября были уничтожены, поскольку вышел месячный срок (это отдельная история почему всего 1 месяц) их хранения!!! 

Краевая комиссия фактически уничтожила ДОКАЗАТЕЛЬСТВА по делу, поскольку она не могла не знать, что на 22 назначено заседание, а ходатайство о приобщении записей было заявлено в самом иске составленном еще 23 сентября. А сам краизбирком был привлечен к качестве заинтересованного лица. 

Уничтожение официальных записей осложняет расследование, но не отменяет его — и я сделаю все, чтобы оно было продолжено. Готов принять помощь и советы!

Что это все значит 

  • на территории Пермского края стали фальсифицировать результаты голосования. Прошу прощения у пермских избирателей, наблюдателей, всем тем, кому я на протяжении многих лет говорил об обратном. Это тот случай, когда нарушают одни, покрывают другие, а стыдно тебе.
  • пока фальсифицируют явку. Зачем? Для кого? Спросите у победителя и его окружения!
  • это не самодеятельность членов УИК, это «приказ» сверху — администраций или ТИКов, а может и еще выше;
  • крайизбирком не заинтересован в установлении истинных итогов голосования, в проведении разбирательств, и даже препятствует этому;
  • на системных кандидатов и партии надежды в отстаивании истины и прав избирателей почти нет.

Что с этим со всем делать?

  • продолжать наблюдать и контролировать, обращаться в суды и правоохранительные органы и придавать все факты нарушений и преступлений публичности, чтобы не облегчать, а осложнять жизнь правонарушителям;
  • создавать на будущее негативную репутацию тем, кто в этих безобразиях участвует;
  • если нет доверия «старым» политикам и кандидатам, что они будут до конца защищать выбор избирателей (а его нет) — выдвигаться самим (и я готов об этом сам подумать);
  • готовится к массовому гражданскому наблюдению на предстоящих совмещенных выборах в Пермском крае. Люди уже один раз повязанные участием в нарушениях (а многие члены УИК в этом году были именно повязаны на общероссийском голосовании и на губернаторских выборах), легче пойдут на это во второй и третий раз — Беларусь в пример. А через год каждый настоящий или приписанный голос может решить судьбу депутатского мандата. Только страх быть публично пойманным за руку и внешний контроль может это остановить. 

Участок № 3445 — обычный, простой, и он не один с таким странным приростом явки. Есть и еще «странные» участки. А у нас есть их записи. Нужна помощь в изучении этих записей и в составлении обращений в следственные органы на их основе. Время есть. УПК устанавливает срок давности по привлечению к уголовной ответственности по выборным статьям (преступлениям средней тяжести) шесть лет. Если кто готов, принять в этом участие, пишите в личку. 

Что меня еще, помимо гражданской стороны, всей это истории бесит? Это профессиональная научная сторона. Как ученый, который в том числе занимается анализом электоральной статистики, теперь я не могу оперировать официальными результатами о выборах губернатора Пермского края. Если всего на одном участке приписали 500 (пятьсот!) человек, что больше, чем проголосовало за три дня по настоящему (445), то что говорить в целом об общих результатах по краю? Все мои и моих коллег расчеты и выводы об электоральных и политических процессах в крае, построенные на данных электоральной статистики, можно выкинуть в компьютерную корзину? Фальсификации результатов просто лишают меня достоверных эмпирических данных, а значит лишают меня основы для научной работы. А я люблю свою работу!

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Фальсификации»
ИнтервьюФальсификации4 месяца назад
Свидетельства очевидца
Иван Дернов
НовостьФальсификации4 месяца назад
Результаты муниципальных выборов на УИК №1280 в Петербурге отменили
Ждать ли уголовных дел после суда о фальсификациях?
НовостьФальсификации4 месяца назад
«Хроника текущих фальсификаций»: «Наблюдатели Петербурга» сняли фильм о голосовании по Конституции
Картина показывает, как в Петербурге была достигнута такая высокая явка (74,7%) и результат «да» (77,7%)
МнениеФальсификации5 месяцев назад
Рассказ наблюдателя из Ленинградской области
Артем Александров
Виталий Ковин: другие материалы автора
МнениеИнновации3 месяца назад
Регион стал лидером по количеству заявлений на «мобильного избирателя»
МнениеДавление на избирателей5 месяцев назад
Ищем, какие предприятия принудительно прикрепляли пермяков
МнениеДавление на избирателей5 месяцев назад
Как городская администрация принуждает принимать участие в голосовании
МнениеНаблюдатели6 месяцев назад
Почему общероссийское голосование нужно проводить 24 июня — или не летом