Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Виталий Ковин
Член Совета движения «Голос», председатель регионального отделения движения «Голос» в Пермском крае
Коллаж: Ксения Тельманова

Объединенный штаб общественного наблюдения «Пермский наблюдатель»

Доклад о результатах общественного наблюдения

за процессом голосования 11-13 сентября 2020 г. на выборах губернатора Пермского края, а также местных выборах в г. Березники и Сылвинском сельском поселении

Для организации общественного наблюдения в Объединенный штаб «Пермский наблюдатель» свои усилия объединили: Пермское региональное отделение Движения «Голос», Пермский штаб Алексея Навального, Пермское отделение «Городских проектов», общественная организация «Гражданский надзор» (г. Березники).

Всего «Пермский наблюдатель» по методике движения «Голос» подготовил более 100 общественных контролеров, которые получили статус членов комиссий с правом совещательного голоса, наблюдателей и корреспондентов сетевого издания «Молния». Они вышли на наблюдение на избирательные участки Перми, Березников, Краснокамска, Полазны, Павловска (Очерский городской округ), Оханского городского округа (Оханск, д. Таборы), Пермский района (пос. Кондратово, Гамово, Сылва). В течение трех дней наблюдения мы получали сообщения и из других территорий края. Несколько человек выполняли роль видеонаблюдателей. В самом штабе постоянно дежурила группа из 5-7 человек.

«Пермский наблюдатель» благодарит кандидатов в губернаторы Ксению Айтакову и Олега Постникова за готовность обеспечить представителей Объединенного штаба документами для направления на избирательные участки. Мы также благодарим сотрудников «Центра городской культуры» Перми за содействие в проведении тренингов наблюдателей (всего было проведено восемь тренингов) и итогового дебрифинга. Особая благодарность Денису Галицкому за содействие в организации штаба.

Ключевые выводы

Мы вынуждены констатировать, что:

  • трехдневное голосование значительно усложнило контроль над избирательными процедурами и привело к разбалансировке в работе избирательных комиссий;
  • досрочное голосование на избирательных участках и «в иных местах», к которым «приписаны» работники промышленных предприятий и коммунальных служб, государственные служащие, ряд категорий бюджетников, учащиеся средних специальных учебных учреждений, носило подконтрольный характер. Особое беспокойство вызывает проведение голосования на режимных предприятиях, которое превращает и само голосование, и наблюдение за ним в спецоперацию;
  • голосование вне помещения для голосования («на дому»), особенно в досрочный период, массово осуществлялось на основе списков, поступивших от социальных служб. Значительная часть избирателей была внесена в эти списки произвольно и без их ведома. 
  • используя эти списки, избирательные комиссии систематически нарушали процедуры и правила ведения избирательной документации при организации голосования вне помещения: не вели соответствующие реестры и/или не делали выписки из них, своевременно не делали соответствующие записи в списках избирателей, выдавали бюллетени лицам, не имеющим права голосовать «на дому» и т. д.;
  • 11 и 12 сентября многие комиссии нарушили правила упаковки бюллетеней в сейф-пакеты и составления актов о досрочном голосовании, продемонстрировали неумение обращаться с сейф-пакетами так, чтобы обеспечить их целостность и гарантировать сохранность бюллетеней в них;
  • комиссии по-прежнему крайне пренебрежительно относятся к соблюдению порядка подсчета результатов голосования, нарушая его этапность и последовательность, не оглашая полученные промежуточные результаты, производя параллельный подсчет голосов избирателей;
  • многие комиссии нарушали принципы открытости и гласности в своей деятельности, отказывая общественным наблюдателям и корреспондентам в получении копий актов о досрочном голосовании, в ознакомлении со списками избирателей и реестрами надомного голосования, запрещали или произвольно ограничивали ведение фото и видео съемки; 
  • присутствие на избирательных участках квазинаблюдателей от Общественной палаты носит абсолютно имитационный характер и дискредитирует саму идею общественного контроля на выборах.

Вместе с тем, мы констатируем в целом конструктивное взаимодействие с вышестоящими избирательными комиссиями и представителями правоохранительных органов и, за редким исключением, отсутствие серьезных конфликтов между самими участковыми комиссиями и наблюдателями. Большая часть из около 200 замечаний, которые нами были сделаны в дни голосования, принималась, а недостатки в работе комиссий устранялись. 

Ниже представлены те проблемы и нарушения, которые носят принципиальный характер, и которые были выявлены нами на примере деятельности нескольких десятков комиссий Перми и Пермского края. Указаны избирательные комиссии (УИК), где эти нарушения были зафиксированы и носили показательный характер. 

В течении трех дней голосования Объединенный штаб размещал новости, репортажи и обзоры с избирательных участков на страницах «Пермского наблюдателя» и пермского штаба Алексея Навального в социальных сетях: Facebook, «Вконтакте», Телеграм.

Доступ общественных наблюдателей на избирательные участки

«Пермский наблюдатель» отмечает, в целом, конструктивное взаимодействие с системой избирательных комиссий Пермского края. За редким исключением наши общественные наблюдатели (в статусе членов комиссии с правом совещательного голоса, далее — ЧСГ, либо наблюдатели) и корреспонденты не встретили препятствий для доступа на избирательные участки.

В докладе под общественными наблюдателями и наблюдателями понимаются исключительно представители Объединенного общественного штаба «Пермский наблюдатель», которые присутствовали на избирательных участках в основном в статусе членов комиссии с правом совещательного голоса, а также корреспондентов сетевого издания «Молния».  Слова «общественный наблюдатель»,  наблюдатель», «член комиссии с правом совещательного голоса»,  «ЧСГ», «корреспондент» используются как синонимы, если это специально не оговорено.  

Серьезные конфликты возникли лишь в комиссиях № 2828 и № 2829 Дзержинского района Перми, а также на избирательных участках в пос. Кондратово.

В УИК № 2828 на второй день наблюдения, 12 сентября, председатель комиссии Валентина Зеленина вдруг необоснованно предъявила претензии к направлению, которое было выдано ЧСГ (требовала печать на направлении от кандидата, тоже само было в комиссии № 2829), и даже стала обвинять в его подделке. Требовала получить в ТИК удостоверение члена комиссии и не допускала к наблюдению. Все эти претензии появились после того, как наш наблюдатель указал на существенные нарушения в работе комиссии, которые произошли 11 сентября, записал и распространил запись, где председатель передает установку от администрации, какой должна быть явка на участке. Расцениваем подобное поведение председателя и других членов комиссии как намерение избавиться от внимания общественного контролера, который регулярно фиксировал нарушения ими различных процедур проведения голосования. Часть этих нарушений была зафиксирована в соответствующих жалобах, а также на фото и видео материалах. Считаем, что данная комиссия не готова работать с соблюдением принципов открытости и гласности, а также соблюдать избирательное законодательство. 

В пос. Кондратово наш представитель также столкнулся с претензиями к его направлению. Отчасти это было связано с некоторой несогласованностью штабов при направлении ЧСГ на избирательные участки. Наблюдателю пришлось давать долгое объяснение по этому поводу представителям полиции. Только к 18.00 он был включен в список присутствующих как ЧСГ от кандидата Ксении Айтаковой. Однако когда эти накладки были устранены, некие посторонние лица, — среди них глава Кондратовского поселения Вера Утемова, не член комиссии № 2704 — попыталась силой удалить наблюдателя из помещения и в целом активно вмешивались в деятельность комиссии. Председатель УИК под их давлением собрала заседание комиссии, где ее члены проголосовали за удаление данного ЧСГ с участка, что не предусмотрено законодательством. Данное решение было отменено вышестоящим ТИК. Рассматриваем данные действия главы Кондратовского поселения Веры Утемовой как самоуправство и постороннее вмешательство в деятельность участковой избирательной комиссии, что должно стать предметом прокурорского разбирательства. 

Отметим, что в этих и других конфликтах, которые возникали между членами комиссий и наблюдателями, максимально корректно вели себя сотрудники полиции: они отказывались выполнять незаконные требования членов комиссий по удалению наблюдателей с участков. Однако правоохранители также не реагировали на очевидные нарушения законодательства со стороны членов комиссии, на явные ограничения прав наблюдателей. 

Считаем, что присутствие сотрудников полиции на избирательных участках должно обеспечивать не только поддержание общественного порядка, но и пресекать попытки явных нарушений избирательных прав граждан, членов комиссий, наблюдателей и представителей СМИ и, тем более, оперативно фиксировать факты уже свершившихся правонарушений избирательного законодательства. 

Серьезные проблемы возникли у корреспондентов сетевого издания «Молния» с доступом на избирательные участки, расположенные на территории предприятий «Пермские моторы» по адресу Пермь, Комсомольский проспект, 93. 

Работники нескольких предприятий, находящихся на данной территории, подали заявления для голосования «по месту своего нахождения», т. е. прямо на рабочем месте. прикрепились к 8 участковым комиссиям ТИК Свердловского района № 2. Всего к этим участкам прикрепилось заметное количество избирателей, большая часть из которых — это работники предприятий: УИК № 3463 («ОДК-Авиадвигатель») −416 человек, УИК № 3438 («ОДК-Пермские моторы») — 350, УИК № 3437 («ОДК-Пермские моторы») — 300, УИК № 3461 («ОДК-Авиадвигатель») −237, УИК № 3471 (ПАО «Протон —ПМ») — 241, УИК № 3439 (ПАО «Протон —ПМ») — 172, УИК № 3443 (ПАО «Протон —ПМ») — 134, УИК № 3428 («ОДК-Пермские моторы») — 85. То, как организовано голосование такого количества избирателей на закрытой территории, безусловно, представляет интерес для общественных наблюдателей как с точки зрения выяснения добровольности их участия в голосовании, так и с точки зрения соблюдения избирательных процедур самими комиссиями. Поэтому два корреспондента «Молнии» были направлены на эти участки. 

В результате мы зафиксировали, что проведение голосования на режимных объектах не может не вступать в противоречие с принципами открытости и гласности в работе избирательных комиссий и приводит к ограничению прав наблюдателей и представителей СМИ. Лишь один из корреспондентов (пермский журналист Оксана Асауленко), после многочисленных согласований между избирательными комиссиями разного уровня и службой безопасности предприятий, был допущен на заводскую территорию, где проходило голосование, а другой (Александр Синявский) так и не получил такую возможность (по данному факту недопуска поданы жалобы в ТИК Свердловского района № 2, ИКПК и прокуратуру). На самой площадке, где проходило голосование, служба безопасности ограничивала перемещение корреспондента и запретила ей проводить фото- и видеосъемку процесса голосования. Корреспонденту предоставили возможность наблюдать за тем, как проводится голосование, лишь по одному из восьми УИК. 

Движение «Голос» и группа «Пермский наблюдатель» считают проведение голосования избирателей на режимных объектах в рабочее время в принципе несовместимым с организацией их производственного процесса, поскольку это с одной стороны лишает процесс голосования открытости и гласности, создает условия для административного контроля над участием избирателей в выборах, а с другой стороны действительно создает угрозы для нарушения режима безопасности на данных предприятиях. На данный момент избирательное законодательство имеет достаточные механизмы («мобильный избиратель», цифровые участки, двухдневное досрочное голосование, голосование вне помещения и на придомовых территориях), чтобы работники режимных предприятий смогли реализовать свое избирательное право вне территории предприятия и в удобное для них время.

Досрочное голосование 11-12 сентября

Согласно положениям «Порядка досрочного голосования избирателей, участников референдума с применением дополнительных форм организации голосования при проведении выборов, референдумов в единый день голосования 13 сентября 2020 года» (далее — Порядок) утвержденного ЦИК РФ установлено четыре вида досрочного голосования: в помещении избирательной комиссии, вне помещения избирательной комиссии (досрочно-надомное), на придомовых территориях и в иных местах (под которые и попало голосование на предприятиях), в труднодоступных населенных пунктах.

Главным недостатком досрочного голосования в помещении стала повсеместная мобилизация групп избирателей, зависимых от разного рода администраций: работников крупных предприятий и коммунальных служб, учащихся средних и высших специальных учебных учреждений, бюджетников, военнослужащих. 

Для организации это процесса широко использовался механизм голосования по месту нахождения или т. н. «мобильный избиратель». Он предполагает, что избиратель лично подает заявление о своем желании прикрепиться к удобному ему избирательному участку. Согласно данным ЦИК РФ на 4 сентября, 19 528 пермяков подали заявки через механизм «мобильный избиратель», чтобы открепиться от своего участка на какой-то другой. При этом больше всего заявок было подано через территориальные избирательные комиссии края (ТИК) — 63,5% открепившихся или около 12,4 тыс. пермяков. Объясняется это, скорее всего, тем, что большая часть этих заявлений собирались не самими избирателями, а теми, кто организовывал их голосование по месту работы или учебы — например, кадровые службы, кураторы групп, деканаты и т. д. Им гораздо проще централизованно, прямо на работе или учебе, сначала выдать бланки заявлений на открепление, а потом собрать их и отнести в соответствующую ТИК, где они будут введены в систему ГАС «Выборы». Между тем, п. 16, ст. 64 № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирателей...» гласит, что в избирательную комиссию «заявление может быть подано избирателем, участником референдума только лично по предъявлении паспорта». Насколько нам известно, в Пермском крае не наблюдалось скопление очередей в ТИК из лиц, желающих подать заявления для голосования по месту нахождения. 

Всего согласно данным системы ГАС «Выборы» в Пермском крае прикрепилась к иным избирательным участкам 63 882 избирателя на 1676 избирательных участках, к 306 из них прикрепилось более 50 человек. Самое массовое прикрепление произошло к УИК № 2846 — 743 избирателя, где традиционно вынуждены голосовать работники завода ПЗСП. Большое количество избирателей перекрепилось на предприятиях, располагающихся в Свердловском районе Перми, а также предприятиях и учебных заведениях в г. Соликамск. Например, УИК № 3618, находящийся в ДК «Бумажник» Соликамского бумажного комбината, прикрепилось 588 избирателей, в итоге 825 бюллетеней из 1064 были выданы досрочно; УИК № 3628 — «Соликамский политехнический техникум»: 501 человек прикрепился, 592 бюллетеня из 773 было выдано досрочно. 

В течение всех трех дней, особенно в пятницу 11 сентября, наши наблюдатели на разных участках фиксировали т. н. «нагонное» голосование групп работников и студентов. Фактов прямого принуждения к участию в голосовании работников предприятий нами не зафиксировано. Однако, например, работников пермского «Порохового завода» (УИК №№ 3003 и 3002) стимулировали к участию в голосовании посредством розыгрыша призов, для чего нужно было сфотографироваться на участке с полученным бюллетенем. К нам поступала информация, о том, что начальство заставляло голосовать пермских «газовиков», «энергетиков», «пожарников», работников образования. Информацию об этом мы размещали в наших социальных сетях.

Случаи прямого принуждения к голосованию, прежде всего отмечены на избирательных участках, к которым имеют отношение пермские ССУЗы (колледжи и техникумы). В Соликамске студентов политехнического колледжа заставляли голосовать даже по ксерокопии паспорта, лишь бы обеспечить нужную явку (направлена жалоба). На УИК № 3019 Кировского района Перми преподаватели организовывали и контролировали голосование учащихся «Пермского химико-технологического колледжа (было прикреплено ок. 270 человек, направлена жалоба), на УИК № 2815 — «Краевого колледжа предпринимательства» (в первой половине дня проголосовало ок 300 студентов). Фиксировали студентов в неких списках. По этим фактам составлены жалобы в избиркомы и в прокуратуру. 

Судя по тому, что массовое прикрепление студентов ССУЗов и принудительное голосование имело место по всему Пермскому краю, это не могло быть организовано без ведома Министерства образования Пермского края, что должно, на наш взгляд, стать основанием для проверки правоохранительных органов.

Использовались и традиционные методы мобилизации на голосование пенсионеров. Так на УИК № 2835 людей пенсионного возраста завезли на участок, а после голосования повезли на экскурсию на Белую гору. 

Главная проблема, которая проявилась на досрочно-надомном голосовании — это массовое использование неких больших списков лиц (по 30-60, а иногда и более человек), якобы, желающих проголосовать на дому от «социальных служб», которые поступали в участковые комиссии из ТИК и районных администраций. Комиссии составляли реестры на основе этих списков (например, УИК №№ 3227, 3318, 3312, 3435). На поверку оказывалось, что до половины людей включенных в эти списки такого желания не изъявляли, либо не могли изъявить (не проживали по данному адресу, не имели контактов и, даже, умерли). Многие избиратели, включенные в эти списки, не собирались голосовать (например, в УИК № 2801 во время одного из выходов из 71, якобы, заявленных человека проголосовало всего 15). Данные ситуации со списками вызывали недовольство и раздражение как среди членов УИК, так и среди избирателей. Направление таких списков нарушает нормы избирательного законодательства, которые предусматривают со стороны избирателей инициативный характер подачи заявок для голосования «на дому». 

Для многих комиссий эти списки из «соцслужб» фактически заменили «Реестр заявлений (обращений) о голосовании вне помещения для голосования» — официальный, строго определенной формы и очень важный, с точки зрения соблюдения законности процедуры голосования вне помещения, документ. Ряд комиссий просто перестали его вести: их члены либо брали на надомное голосование этот «список от соцслужб», либо делали «выписки из реестра» на основании этого списка. Подобные случаи зафиксированы в жалобах на ряде УИК. 

На УИК № 3322 председатель в письменном ответе (Фото 1) на требование ознакомится с реестром заявок для голосования на дому, фактически призналась, что реестра нет, а есть только выписки из него, которые сделаны на основе данных минсоцразвития. 


Большие списки, а также неуверенность членов комиссий в том, что избиратели, включенные в них, проголосуют, толкали комиссии на нарушения порядка организации голосования вне помещения. Комиссии своевременно не заполняли реестр заявлений (например, УИК №№ 3112, 3312, 3338), не делали выписок из реестра перед тем, как направится к избирателям, не проставляли соответствующие отметки в списке избирателей перед выходом к ним (УИК №№ 2932, 2801, 3320, 2756), брали с собой чрезмерно большое количество дополнительных бюллетеней (УИК №№ 2946, 3221, 1013, на УИК № 2801 комиссия взяла собой 100 бюллетеней, отправляясь по 71 адресу), оформляли указанные документы только после своего возвращения на участок. Зафиксированы случаи, когда комиссии выдавали бюллетени избирателям, не включенным в реестр для голосования на дому (УИК №№ 2946, 3338), когда комиссии приходили к избирателям, указанным в списке соцслужб, которые уже проголосовали на участке. Заполняли реестр уже после голосования, на основе письменных заявлений избирателей составленных во время голосования на дому (№ 3322). Все это происходило на протяжении всех трех дней голосования. 

Фото 2

Трехдневное голосование усложнило работу с избирательной документацией, к чему многие комиссии оказались не готовы. Например, на Фото 2 от 12 сентября представлен фрагмент списка избирателей УИК № 3338. В списке напротив фамилий избирателей указано, что они, якобы, проголосовали досрочно вне помещения 11 сентября, однако паспортных данных не содержится и соответствующих заявлений от избирателей нет, т. к. в действительности люди не проголосовали. То есть комиссия нарушила порядок оформления голосования вне помещения: видимо, обходя по непроверенному списку избирателей (от «соцслужбы»), ее члены не застали избирателей дома, но при этом, еще до выхода в список избирателей полностью была внесена фраза «голосовал досрочно вне помещения», а не ее вторая часть, как требует Порядок. Вместо того, чтобы вычеркнуть избирателя из списка, как это требуется, если избиратели не проголосовали на дому, комиссия решила повторно к ним сходить уже 12 сентября. Причем, их не смущало, что дата фактического досрочного голосования избирателей не будет совпадать с записью в списке. Возможно, понимая, что многие избиратели в списках «соцслужб» в действительности не будут голосовать, комиссии просто перестали делать соответствующие пометки в списки избирателей перед выходом на надомное голосование или делали их карандашом, оформляя требуемую документацию только постфактум. 

Все это является грубейшими нарушениями избирательного законодательства и при желании могло бы стать основанием для аннулирования голосования по соответствующим переносным ящикам. Таким образом, погоня за явкой и охватом как можно большего числа избирателей голосованием на дому, поставили под сомнение законность и действительность этого вида голосования. «Пермский наблюдатель» настаивает на прекращении подобной практики проведения голосования вне помещения.

Из менее значимых замечаний отметим: переносные ящики находились вне поля зрения наблюдателей (УИК № 2928), комиссии не ставили в списке отметки о дате досрочного голосования (УИК № 3247). 

Досрочное голосование на придомовых территориях по сравнению с голосованием по поправкам в Конституцию применялось в гораздо меньшем объеме и не вызвало такого количества ироничных реакций и процедурных замечаний, как в предыдущий раз. 

Главная проблема, которая обнаружилась: что считать под «иными местами», в которых допускается проведение подобного вида голосования помимо дворов около домов? В Пермском крае под такими местами понимались территории и цеха предприятий, а также офисные помещения различных учреждений и фирм, общественные помещения в жилищных комплексах. Данные помещения, как правило, не приспособлены для организации голосования также хорошо, как настоящие помещения УИК, не оборудованы видеокамерами, т. е затруднено соблюдение тайны голосования избирателей и контроль над самой процедурой. Учитывая, что основной наплыв избирателей произошел именно на досрочном голосовании, также возникает резонный вопрос о целесообразности вкладывания значительных средств в оборудование стационарных участков. 

Имелись и процедурные нарушения при проведении данного вида голосования. Как зафиксировал наш корреспондент, от УИК № 3437 и УИК № 3438 при проведении голосования на предприятии присутствовало только по одному члену комиссии. УИК № 3238 11 и 12 сентября проводила голосование на придомовой территории одновременно с голосованием в помещении, что прямо запрещено Порядком о досрочном голосовании. Чтобы избежать повторного голосования, члены комиссии «по телефону» вычеркивали проголосовавших избирателей из основной части списка и заносили их в дополнительную часть списка. Всего таким образом проголосовало около 370 человек. 

Серьезные недостатки зафиксированы наблюдателями по окончании работы избирательных комиссий в дни досрочного голосования. Прежде всего, это касается правильности упаковки бюллетеней в сейф-пакеты и оформления актов о досрочном голосовании по каждому из них. В нарушении Порядка о досрочном голосовании некоторые комиссии упаковывали бюллетени по различным видам голосования (в помещении и вне помещения) в один сейф-пакет (УИК № 2828, 2829). Члены многих комиссий просто не знали, как правильно обращаться с сейф-пакетами (УИК № 318, 2932). В результате, отрывали защитную ленту вместе с красной лентой, которая защищает пакет от вскрытия (УИК №№ 2755, 2754). Забывали сами или не давали наблюдателям ставить подписи на местах склейки пакета (УИК № 3048, УИК № 3112, 2829, 3114). В акт записывали не индивидуальный многозначный номер пакета, а некий придуманный ими порядковый номер (много случаев). Заполняли нижнюю часть акта, которая оформляется только при вскрытии сейф-пакетов при подсчете бюллетеней (УИК № 3048, 2705). Забывали или отказывались опечатывать сейфы, в которые складывались сейф-пакеты. 

До трети комиссий, на которых присутствовали наши ЧСГ, первоначально отказались выдать наблюдателям копии актов (например, УИК №№ 3114, 3112, 3124, 3221, 0350, 3405, 2835 и др.), хотя это прямо предусмотрено Порядком. Комиссии также отказывались выдавать копии актов корреспондентам (№ 3413, 3415). Следует отметить, что в большинстве случаев указанные замечания устранялись в последующие дни, однако в ряде случаев наблюдателям пришлось писать жалобы. 

Все это продемонстрировало, что комиссии крайне плохо осознают смысл совершаемых ими манипуляций с сейф-пакетами и актами, не понимают, каким образом они гарантируют сохранность голосов избирателей, проголосовавших досрочно. Многие из них продолжают вести себя таким образом, как будто охраняют секретную информацию. Так на протяжении всех трех дней многие комиссии под предлогом сохранности персональных данных ограничивали право ЧСГ к ознакомлению со списками избирателей, хотя это напрямую разрешено законом. 

Фото 3 и 4. Агитация за Махонина в здании, где размещается УИК № 3114 (убрана по требованию наблюдателя)

День голосования 13 сентября

Единый день голосования 13 сентября прошел относительно спокойно. Основная масса избирателей проголосовала в предыдущие два дня. Явка за сам день голосования оказалась крайне низкая — в районе 12,5%. 

Открытие избирательных участков прошло практически без замечаний. Можно отметить, что открытие — единственная процедура, которая более-менее соблюдается всеми участковыми комиссиями.

Единственная проблема, которая вновь возникла — это непрошитые списки избирателей в некоторых комиссиях. Порядок досрочного голосования разрешал списки не прошивать 11 и 12 сентября, но эти комиссии почему-то решили распространить эту оговорку и на сам день голосования (УИК № 3312). 

Постепенно в течение дня голосования все оставшиеся комиссии выдали наблюдателям копии актов о досрочном голосовании, признав тем самым свою неправоту.

Продолжились проблемы с неправильным оформлением документации и нарушением процедуры голосования вне помещения. 

Зафиксированы случаи, когда избиратели обнаруживали, что кто-то за них уже расписался и получил бюллетень (например, УИК № 3204, скорее всего, ошиблись строчкой) 

В ходе дня голосования, наибольшие сложности у общественных наблюдателей возникли с ведением фото и видео съемки (например УИК № 2828, 3208). Комиссии пытались необоснованно ограничить ЧСГ в этом праве, хотя ЦИК РФ уже неоднократно давал разъяснения по этому поводу. Наибольшие проблемы возникли у наблюдательницы на УИК № 3312, где голосовали учащиеся военного института. Ее никто не предупредил, что на участке есть какие-то ограничения на ведение фото и видео съемки, а после того как она сделала несколько снимков, как военные голосуют, ей посыпались требования об удалении этих снимков и различные угрозы. 

Некоторые комиссии даже запрещали съемку процедуры подсчета (УИК № 3312).

Фото 5. Кабинки, не обеспечивающие тайну голосования. УИК № 3114

Подсчет голосов и определение результатов 

Данная ключевая процедура всей избирательной кампании по-прежнему остается самым проблемным местом в работе избирательных комиссий Пермского края. Несмотря на все усилия по обеспечению членов комиссий соответствующими памятками и инструкциями со стороны вышестоящих комиссий, несмотря на установку видеокамер, значительная часть комиссий продолжает производить подсчет результатов голосования, нарушая его основные принципы: непрерывность, строгую последовательность процедур и этапов, гласность, запрет на параллельный подсчет голосов.

Вопиющие нарушения всей процедуры продемонстрировала комиссия № 3241, которая уже на 19 минуте после закрытия участка вскрыла стационарные урны для голосования, не совершив другие предшествующие этому этапу действия. Далее ее члены производили обработку и подсчет списков и бюллетеней в полностью хаотичном порядке. Мы считаем, что нет никаких оснований доверять формальным результатам, полученным этой комиссией. По данному факту составлена жалоба. 

Наиболее часто встречающимися нарушениями были:

  • подсчет по списку избирателей до окончания процесса голосования и во время подсчета неиспользованных бюллетеней;
  • параллельный подсчет голосов за кандидатов (УИК №№ 3110, 3112, 3005);
  • несвоевременное заполнение или полное незаполнение увеличенной формы протокола (УИК №№ 2801, 3110, 3227, 3115, 2835, 3005); 
  • неоглашение данных по списку избирателей и результатов подсчета (многие комиссии);
  • наблюдателям не предоставили возможность убедиться в целостности сейф пакетов (3110, 2803, 2835, 3005);
  • непредоставление ЧСГ возможности убедиться в правильности подсчета по спискам (многие комиссии), особенно учитывая значительное усложнение этого подсчета в связи с введением разных форм досрочного голосования; 
  • одновременное выполнение нескольких этапов подсчета (УИК №№ 2801, 2835, 3322, 3005) 
  • выдача неправильно заверенной копии протокола (например, УИК №№ 2826, 307, 3477, 3238, 3220, 2909, 2926, 3320, 2929, 3475, 3124, 2704, 3237 и др.), что само по себе образует состав административного правонарушения. 

В ряде комиссий при подсчете бюллетеней извлеченных из сейф-пакетов результаты подсчета количества бюллетеней извлеченных из них оказались отличными от данных содержащихся в актах о досрочном голосовании составленным по этим сейф-пакетам (например, УИК № 2828).

В целом наблюдатели и корреспонденты Объединенного штаба «Пермского наблюдателя» и регионального отделения движения «Голос» зафиксировали за три дня голосования около 200 замечаний по процедурам, большая часть из которых была устранена на месте, около 20 жалоб было подано в УИК, пять жалоб подано в ТИК, пять жалоб в прокуратуру. Готовятся новые обращения. На «Карту нарушений» движения «Голос» поступило 18 сообщений от наблюдателей и жителей края.

В тоже самое время «квазинаблюдатели» от Общественной палаты Пермского края, по заявлению их организаторов, не заметили никаких нарушений на избирательных участках. Все потому, что они не принимают никакого участия в процессе, не следят за работой комиссии и не ориентируются этой работе. Нам достоверно известно, что часть этих квазинаблюдателей была оформлена лишь накануне досрочного голосования, что противоречит требованиям законодательства. Известен случай, когда наблюдателя от Общественной палаты (УИК № 3432) сняли за справедливые указания председателю на нарушение порядка досрочного голосования. Многие из этих квазинаблюдателей не скрывали, что их «просто попросили посидеть» или что они «представляют Махонина» и «Единую Россию». 

«Пермский наблюдатель» считает, что необходимо положительно отметить работу следующих участковых комиссий: УИК №№ 3010, 3110, 3115, 3202, 3029, 3321, 3114, 3435, 3401, 3110, 2860, 2929.

Члены следующих избирательных комиссий систематически нарушали избирательное законодательство и должны быть, по нашему мнению, отстранены от работы на следующих выборах: УИК №№ 2828, 2715, 1013, 2801, 2826, 3241.

Единый день голосования 2020

В сентябре в России традиционно пройдет единый день голосования: на 13 сентября 2020 назначены 8970 кампаний выборов и референдумов. Граждане будут выбирать губернаторов в 18 регионах (кроме того, в Ненецком и Ханты-Мансийском автономных округах глав регионов выберут региональные парламенты). В Курской, Пензенской, Ярославской областях и Татарстане пройдут довыборы депутатов Госдумы. Кроме того, определятся составы 22 региональных парламентов, также пройдут местные выборы. В этом году голосование продлится три дня — законодатели ввели досрочное голосование, которое будет проходить 11 и 12 сентября.

Все материалы сюжета
Другие записи по теме «Наша оценка»
ОтчетНаша оценка6 дней назад
ЕДГ-2020: Битва КПРФ и «Коммунистов России» в Ульяновске
Как прошло голосование на выборах депутатов Ульяновской гордумы
НовостьНаша оценка7 дней назад
Итоги ЕДГ-2020: пеньковое голосование спасло губернаторов от второго тура
Эксперты движения подготовили аналитический доклад «Итоги общественного наблюдения за выборами в единый день голосования 13 сентября 2020 года»
ОтчетНаша оценка14 дней назад
ЕДГ-2020: В Рязанской области предсказуемы и нарушения, и результаты
Отчет по итогам наблюдения на выборах депутатов Рязанской областной думы
ОтчетНаша оценка17 дней назад
ЕДГ-2020: Лифчики на билбордах, «Народный бюджет» и снятие кандидата во время голосования в Костромской области
Отчет о выборах губернатора Костромской области, депутатов областной и городской дум
Виталий Ковин: другие материалы автора
МнениеИнновациимесяц назад
Регион стал лидером по количеству заявлений на «мобильного избирателя»
МнениеДавление на избирателей4 месяца назад
Ищем, какие предприятия принудительно прикрепляли пермяков
МнениеДавление на избирателей4 месяца назад
Как городская администрация принуждает принимать участие в голосовании
МнениеНаблюдатели5 месяцев назад
Почему общероссийское голосование нужно проводить 24 июня — или не летом