Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Наталия Рудакова
Специальный корреспондент
Коллаж: Ксения Тельманова

После некоторого ослабления ограничительных мер против коронавируса городской суд в Санкт-Петербурге возобновил рассмотрение иска троих представителей избиркомов, которые борются за безбарьерный доступ к видео с избирательных участков. 

«Вскрытие» дела проходило в полной стерильности: без участия зрителей, которым было отказано в доступе в зал. Все присутствовавшие должны были надеть перчатки и маски, и разойтись по залу на расстояние от 1,5 метра. Полчаса ушло на то, чтобы все участники могли найти себе место и устроиться с четырьмя томами документов. Принцип — «правосудие не бывает без публики» явно вступил в противоречие с новой короновирусной реальностью. Под предлогом опасности заражения запретили даже видеосъёмку.

За что борются активисты

Напомним, что член УИК № 294 с правом решающего голоса Наталья Телишевская и член ТИК № 14 с правом решающего голоса Дмитрий Остряков с декабря прошлого года пытаются отсудить право получить видеозаписи с губернаторских выборов в Санкт-Петербурге. В марте к ним присоединился еще один заявитель — член Санкт-Петербургской избирательной комиссии с правом совещательного голоса Виктор Воробьев.

Настойчивость активистов объяснима, ведь чтобы связать руки дотошным наблюдателям, в северной столице к выборам издали удобный документ.

Санкт-Петербургская избирательная комиссия (СПбИК) в августе прописала порядок применения видеокамер, проведения трансляции во время голосования и хранения записей.

А в октябре, когда у избиркома начали запрашивать видео, в этот документ были внесены изменения. В обновленных правилах появились три пункта, которые позволяют легко скрывать записи — несмотря на очевидное противоречие такого подхода как здравому смыслу, так и сути видеонаблюдения. Между тем, придуманный порядок распространился не только на губернаторскую кампанию, но и на скандальные выборы муниципальных депутатов, которые с ней совпали. 

Право обратиться в избирком или в суд с жалобой в связи с нарушением прав избирателя и получить видео никто не отрицает. Но заявитель должен еще до просмотра указать, какое нарушение, где и в какое время он обнаружил. Есть и еще один барьер — если заявление уже рассматривается в суде, то запрашивать видео может только суд. Все это означает, что как только трансляция заканчивается, ее содержание меняет свой статус с открытого на закрытый. Если обратиться с запросом к избиркому, то в выдаче видео скорее всего откажут.

Что решил суд

Объединенное дело троих заявителей против таких уловок избиркома 3 июня получило в суде неоднозначное развитие. 

С одной стороны, Санкт-Петербургский городской суд признал незаконной норму о том, что в случае рассмотрения жалобы в суде запрашивать видео имеет право только суд. То есть у Натальи Телишевской, которая уже является административным ответчиком, теоретически появляется шанс видео получить и защитить свои права. Ее история имеет особую специфику. 

С другой стороны, суд признал законным принятый СПбИК порядок, ограничивающий доступ к видео другими способами. Это значит, что у комиссии по-прежнему есть возможность отказать.

«Есть три пункта, которые содержат ограничения, противоречащие одной и той же норме федерального закона „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“. Одно из таких пунктов суд признал незаконным, а два другие — остались в силе. По логике, это должно вести к восстановлению прав Телишевской. Если она подаст повторно запрос в избирательную комиссию, то записи ей должны предоставить, но конечно же есть нюансы, о которых узнаем, когда получим мотивированный текст решения. Но в любом случае, даже это уже победа, такое бывает нечасто. Важную роль здесь сыграло заключение ЦИК, которую суд привлек к участию. А те пункты, которые суд не отменил, мы продолжим обжаловать. Будет очень интересно посмотреть, как судья будет мотивировать свою избирательность в этом деле», — поясняет Юрий Гурман, член совета движения «Голос», представлявший интересы Натальи Телишевской в процессе.

Что изменилось

«Видео будут предоставлять административным истцам и тем, кто обращался с жалобами в избирательные комиссии. Решение суда ничего не меняет даже для Натальи Телишевской. Она также может получить повторный отказ, поскольку просто не знает времени правонарушения, а его требуется указать, согласно пункту, который не был отменен. Пока мы будем ходить в апелляцию и если даже выиграем, по действующему порядку, видео, которые хранятся в течение года, к сентябрю будут просто уничтожены», — говорит один из истцов Дмитрий Остряков.

Сама Наталья Телишевская согласна, что принятое решение ничего ей не гарантирует:

«Если ты истец, то получить видео ты теоретически можешь, а если ты ответчик, как в моем случае, и не подал никакую жалобу, то априори ничего не получишь. Мы с коллегами долго разбирались в этом вопросе и будем подавать апелляцию — есть внутренняя надежда, что нам удастся убедить судью», — рассуждает Наталья.

Почему это важно 

По словам Дмитрия Острякова, которому помогают в суде юристы Максим Оленичев и Арина Начинова (Команда 29), еще в 2016 и 2018 годах подобные записи предоставлялись ему как члену ТИК без всяких проблем, без уточнения нарушений и их времени, без условия обращения в избирком или в суд. Но ситуация в корне поменялась.

Получая открытый доступ к видеозаписям, наблюдатели считают реальную явку, ищут вбросы и «карусели», а также контролируют соблюдение процедур подсчета. Видеокамеры установлены на большинстве избирательных участков России, но доступ к записям после трансляции практически закрыт. Почти на всех избирательных участках Санкт-Петербурга применялись средства видеонаблюдения, и после дня голосования граждане предприняли много попыток, чтобы получить записи в избиркоме. Но из-за трех пунктов принятого накануне выборов порядка мало кому удалось это сделать.

Ограничения могли вводиться с единственной целью — скрыть нарушения при проведении голосования, считают эксперты. Косвенно на одном из заседаний это признала и представитель СПбИК Дарья Мишутина, ответив на вопрос о причинах ограничений — без них, по ее словам, все 3 млн избирателей смогут сидеть и изучать видео, искать там нарушения.

«Конечно, апелляция по-нашему делу имеет смысл. Практика Санкт-Петербургской избирательной комиссии абсолютно неправовая и должна быть пресечена. В противном случае избирком будет и дальше использовать данный способ отсекать публичный интерес к информации, которая имеет большое значение для общества», — уверен Дмитрий Остряков. 

По мнению Натальи Телишевской, судебным органам крайне сложно признать неправоту государственных структур, включая избиркомы. 

«Перед нами будет стоять юридически-политическая задача. С одной стороны, убедить суд, что отмена упомянутых норм не умалит авторитета избиркома, а с другой — показать, что изменения важны, потому что в противном случае никто и никогда не получит видеозапись. Таким образом открытость и гласность всего избирательного процесса не может быть обеспечена», — убеждена г-жа Телишевская.

Другие записи по теме «Видеонаблюдение»
ЗаявлениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Открытое обращение движения «Голос» к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину
О важности видеонаблюдения на выборах
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Записывайтесь в наблюдатели и приходите на участки, чтобы знать, как проходят выборы
Григорий Мельконьянц
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
Центризбирком разъяснил порядок видеонаблюдения на выборах, которые пройдут в сентябре
Иван Шукшин
МнениеВидеонаблюдение2 месяца назад
В ответ Андрею Бузину
Андрей Горбунов