Регионы
НовостиМненияАналитикаСервисыОбучениеО движенииСтать наблюдателемПоддержатьEn
Денис Шакин
Наблюдатель на выборах из Новокузнецка

22 декабря 2019 года проходили выборы депутатов Кемеровского муниципального округа первого созыва. Сразу скажу, это самые грязные и мерзкие выборы, на которых я присутствовал.

Моя работа началась с открытия участка № 1774 (Новостройка). Сразу бросается в глаза телевизор и звуковая аппаратура, которая установлена рядом с наблюдателями, явно для отвлечения внимания. Телевизор был нанесён на план-схему избирательного участка.

Лотерея как контроль явки

Непосредственно на участке для голосования, возле мест для наблюдателей, проходила лотерея, где избиратели могли выиграть приз. Изначально я не придал этому большого значения, хотя лотерея прямо запрещена законом. 

Впоследствии мы выяснили, что администратор лотереи Роксана вела учёт проголосовавших избирателей и делала отметки в заранее заготовленном списке. Я видел список лично, там были абзацы «СПОРТ», «КУЛЬТУРА», «ЗДРАВООХРАНЕНИЕ», «УПРАВЛЕНИЕ» и фамилии и имена избирателей. Фактически, это контроль явки. Тем, кто не пришёл или не хотел голосовать, настойчиво предлагали прийти на участок, проголосовать и отметиться. 

Девушка отчитывалась кому-то по телефону о том, кто проголосовал, а кто нет.


Вброс, который не состоялся

Во второй половине дня я приехал на участок № 1776, где фальсифицировали явку избирателей, а потом и итоговый протокол.

На момент приезда на УИК № 1776 (Металлплощадка), явка составляла 43,88%. Эта явка зафиксирована в официальной системе и отображается на официальном сайте избирательной комиссии субъекта Федерации. Впоследствии данная явка не менялась, а на момент окончания голосования оказалась существенно ниже явки, переданной на 15 часов — а именно 37,2%.

На данном участке использовались примитивные, но вполне эффективные методы борьбы с наблюдателями. Так, одного из членов участковой комиссии с правом совещательного голоса банально споили. Я никак не оправдываю его, скорее наоборот, человек оказался слабым и неподготовленным к психологическому воздействию.

Примерно в 17:30 с участка исчезли многие наблюдатели, остались представители Геворка Размиковича Насибяна, которые настойчиво уговаривали меня покинуть УИК и отправиться с ними в ресторан. Затем и кандидат присоединился к разговору и предлагал пойти вместе с его представителями в ресторан «Лазурный Берег» и обсудить моё будущее, в частности предлагал целевое направление в медицинский университет. Я многократно отвечал отказом, т. к. я назначен на избирательный округ, чтобы следить за ходом голосования. После возвращения кандидата на участок и появления представителя СМИ, попытки уговорить уйти меня с участка закончились.

Мы провели анализ, для чего это делалось. Вероятнее всего, я появился на УИК в «нужный» момент, когда заготовленные бюллетени готовились вбросить в ящик для голосования, поэтому и была передана завышенная явка. Мы предотвратили вброс, но с накруткой и контролем явки, сделать что-то было сложно, и это отдельный вопрос для обсуждения.

Места, отведённые для наблюдателей, не отвечали требованиям закона. Пункт 11 статьи 61 фед. закона № 67-ФЗ гласит:

«Помещение для голосования должно быть оборудовано таким образом, чтобы места выдачи бюллетеней, места для тайного голосования и ящики для голосования, технические средства подсчета голосов при их использовании одновременно находились в поле зрения членов участковой комиссии, наблюдателей».

В данном случае с мест для наблюдателей не видны места тайного голосования (они скрыты колонной), стационарный ящик тоже почти не виден.

Председатель УИК 1776 требует пересесть на место для СМИ, за колонну, откуда не видно кабинок и ящика для голосования. Данное требование противоречит действующему законодательству и инструкциям Центральной избирательной комиссии (сделайте громче звук).

После окончания голосования начался подсчёт, в ходе которого мы обнаружили бюллетени неустановленной формы — 12 штук

После подсчёта голосов участковая избирательная комиссия не смогла свести таблицу и загрузить данные в систему. После полуночи комиссия приняла решение обратится за помощью в ТИК, чтобы подобрать нужные цифры, которые примет программа. 

В итоге мы увидели в протоколе неверные данные в строке 2 — «число избирательных бюллетеней, полученных участковой избирательной комиссией». Согласно акту, число полученных бюллетеней 910, в протоколе 900. Изменилось и число выданных бюллетеней для голосования: согласно книгам, это число 254, однако в итоговом протоколе отражалось 263. Число погашенных бюллетеней, согласно подсчёту, — 593, согласно протоколу — 563.

Протокол был сфальсифицирован

Я запросил акт о передачи бюллетеней из ТИК в участковую избирательную комиссию. Там было указано число 900, однако в акте, который хранился в сейфе для голосования, было указано 910 бюллетеней (я лично это видел). Это было отражено и в увеличенной копии протокола. В принципе, фальсифицировать данную строку не было особого смысла. Но как так вышло для меня остаётся загадкой. То ли документ на УКИ был с опечаткой, то ли что-то ещё.

После утверждения итогов лицам, присутствовавшим на участке, начали выдавать копии протокола. Заверенная копия протокола, которая была выдана мне, содержала ряд ошибок. Так, в правом верхнем углу содержалась отметка «Повторный», вместо номера копии. Не была заполнена строка «Протокол подписан_». Была указана неверная дата. 

Неверно оформленный протокол с грубыми нарушениями требований Федерального закона

По факту выдачи мне ненадлежащей копии протокола я написал заявление в прокуратуру Кемеровского района с требованием возбудить административное дело по ч. 2 ст. 5.6 КоАП РФ в отношении секретаря УИК № 1776 Ольги Петрущенко. 

Стоит отметить, что присутствовавший на УИК член вышестоящей комиссии (ТИК) просил комиссию поторопиться, так как у него утром селектор и ему нужно поспать. На мой взгляд, такое поведение члена ТИК недопустимо. Комиссия должна всё сделать верно, посчитать правильно.

Пересчет

После получения копии протокола я покинул участок. 23 декабря вечером я узнал, что около 7 утра был пересчёт бюллетеней. Меня об этом не уведомили, не уведомили и представителя СМИ Сергея Пискунова. 

На основании этого мы подали заявления о нарушении административного законодательства в прокуратуру Кемеровского района. 

Я запросил информацию в ТИК (ОИК), почему я не был приглашён на пересчёт голосов. ТИК (ОИК) сослались на то, что приглашали кандидата, который заявил, что я наверное уже в Новокузнецке. Я спросил, разве это является основанием, чтобы меня не приглашать? ТИК признала ошибку. 

Не пригласили также представителя СМИ «Молния» Сергея Пискунова, который получил заверенную копию протокола. Оказывается, УИК забыла передать информацию об этом в ТИК и не внесла его в реестр присутствующих лиц. 

Если бы я знал о повторном подсчете, я бы предпринял все усилия, чтобы на него попасть, либо как минимум уведомил об этом Сергея.

Выводы

Резюмируя всё вышеперечисленное, к сожалению, вынужден признать, что выборы прошли «грязно» и мне очень жаль, что комиссии, во-первых, слабо были подготовлены, во-вторых, готовы были фальсифицировать выборы путём вбросов бюллетеней. Касательно участковой избирательной комиссии № 1776, я попросил рассмотреть вопрос об отстранении от дальнейшей работы в комиссии председателя Елены Коурдаковой, ее заместителя Юлии Талачевой и секретаря Ольги Петрущенко. Комиссия не справилась с поставленной задачей по организации голосования и допустила ряд существенных нарушений.

От себя ещё добавлю, что бывают комиссии опытные хорошо подготовленные, с которыми приятно работать — так было в поселке Рассвет Новокузнецкого района. Бывают неопытные как в городе Топки, где ТИК в должной степени не обучил комиссию. 

А бывают как в Кемеровском муниципальном округе: комиссии, которые изначально ставят задачу- фальсификацию выборов. В последнем случае возможен только один вариант — обращение в правоохранительные органы и незамедлительное прекращение полномочий.

Мнение выражает личную позицию автора и может не совпадать с позицией движения «Голос».
Другие записи по теме «Фальсификации»
МнениеФальсификации4 дня назад
Рассказ наблюдателя из Ленинградской области
Артем Александров
МнениеФальсификации9 дней назад
Тут не нужны никакие комментарии. Эти цифры — ложь
Давид Канкия
МнениеФальсификации12 дней назад
Липовые надомники в Москве: разбираем схему фальсификаций
В целом по Москве есть проблема с фиксацией отметок в книгах о надомном голосовании
МнениеФальсификации5 месяцев назад
Мы пытаемся опознать всех нарушителей закона — и находим невероятные истории
Татьяна Юрасова